«Полицай? Ну ясен перец!»

Корреспондент «Речи» провел вечернюю смену с нарядом патрульно-постовой службы и воочию увидел, как идет реформа МВД

Вологодская область вошла в число 20 самых криминальных регионов России, заняв 19-е место. К такому выводу пришли эксперты Центра экономических исследований «РИА-Аналитика» на основании информации МВД и Росстата. Глава областного управления МВД Виталий Федотов на прошлой неделе признал: правоохранителей расслабила переаттестация и возникшая в связи с ней неопределенность. Что изменилось в полиции и изменилось ли отношение к ней череповчан? Задавшись этими вопросами, мы отправились в ночной рейд с нарядом патрульно-постовой службы в рамках начавшейся операции с условным названием «Улица».

— Заберите его, ради бога, мне бы только смену доработать! — продавец отдела в магазине «Зодиак» на пр. Победы, взволнованная женщина в спортивной куртке, косится на сидящего у разбитой витрины пьяного мужика.

— Он уже сколько раз уходил, а все возвращается, мы уже не знаем, что с ним делать! — вскидывает руки продавец.

— Заберем, не переживайте, — уверяет патрульный.

— А стекло мы сами вставим, это ничего! — утешает себя горожанка.

— Ты че, полицай, что ли, на <...>?! А, ясен перец! — поднимает голову пьяный и пытается объясниться:

— Я ей 150 рублей на пиво подавал, а она милицию-полицию вызывать! Все на меня повесили! А вы все эти маркеты-супермаркеты покрываете! Я знаю! Это ясен перец!

Полицейский пытается выпроводить дебошира, но тот, несмотря на худощавость, проявляет богатырский нрав и лезет в драку. Когда на мужчину надевают наручники, он все равно не успокаивается и хочет доказать свою правоту... ударом головы по направлению к обидчику.

— Тебя как звать-то? — напарникам все же удается усадить задержанного в машину.

— Леша, — отдышавшись, проговаривает нарушитель.

— А с кем живешь?

— С мамой, — опускает голову он.

— Зачем напился-то?

— Я? Да я трезвый, ясен перец. Это система у вас <...>, сначала уволили всех, потом снова набрали, а толку? Это ясен перец.

— Думцы про...ли этот закон, теперь пиво даже в детском саду пить можно, — пускается в рассуждения на другую тему пьяный.

В отделении ему выписывают штраф, после чего отпускают. Раньше отправили бы в вытрезвитель, но сейчас он закрыт.

Этот же результат реформы спасает пьяного бомжа, перебиравшегося через ул. Краснодонцев. Его запястье обвивает веревка, на которой болтается пластиковый крестик.

— Это амулет, — с гордостью показывает он украшение.

— Помогает?

— Ну да.

Поступает вызов поблизости: в районе третьего причала дачники обнаружили тело мужчины. На месте происшествия уже собралась толпа, остановилось несколько машин. В центре собрания на земле лежит прилично одетый молодой человек. Его глаза едва открыты, руки и ноги бьются в конвульсиях. Говорить он не может.

— Умирает он! Глаза приоткроет, задышит так сильно-сильно, а потом опять в припадке бьется! — держится за сердце пожилая дачница. — Мы уже двадцать минут скорую вызываем все вместе, а она все не едет!

Старший лейтенант Андрей Чистяков быстро выясняет, в чем дело. В кармане мужчины он находит пластиковую карточку с крупной надписью: «У МЕНЯ САХАРНЫЙ ДИАБЕТ». Напарник патрульного Денис Олейник, увидев указанные на находке фамилию и адрес, понимает всю ситуацию.

— У него должен быть шприц с инсулином при себе, — также проверяет куртку лежащего патрульный.

Оказывается, диабетик хорошо известен полиции: он регулярно пьет спиртное, после чего хулиганит в подъезде своего дома на ул. Боршодской. Как этим вечером он оказался на дачных участках — загадка. Шприц найти не удается, но он уже и не нужен: подъезжает скорая помощь. Молодого человека увозят.

Темнеет, и во дворах начинает кипеть жизнь. На ул. Архангельской, 13, внимание привлекает группа подростков. При виде спецмашины парни бросаются наутек, оставив своих девушек и три банки пива.

— Мы девчонок ждем, одноклассниц! — объясняют не успевшие убежать.

Одна из школьниц явно пьяна, и при проверке выясняется, что она врет: говорит, будто ей 18 лет, а на самом деле лишь 16.

Разговор малолетних подруг — некоторые из них по внешнему виду напоминают девушек с Северного моста — прерывается, и нетрезвой школьнице приходится сесть в машину. В отделении она расскажет, что мальчики еще дома выпили бутылку водки на троих, а потом решили посидеть на лавке у подъезда и «догнаться» пивом. Но сама она водку не пила, а только пиво; решилась выпить, потому что мама на даче; из отдела заберет теперь старшая сестра.

А вот компания пьяных молодых людей, решивших в темноте посидеть с водочкой на крыльце магазина за павильоном «Луна», оправданий не ищет, признавая свою вину.

— Женя, пойдем! — более трезвый товарищ поднимает со ступенек едва стоящего на ногах коллегу. Вместе они бережно укладывают в пакет бутылки и без лишних разговоров удаляются. Их подруги остаются «выгуливать собаку».

По каждому такому вызову полицейским нужно написать рапорт и по возможности быстрее завезти его в отдел. Такая система придумана для того, чтобы преступления невозможно было скрыть, но на практике, по всей видимости, получилась другая крайность, когда из-за каждой мелочи требуется составлять бумагу. Добрая треть всего времени рейда ушла на оформление каких-либо документов.

Большинство вызовов относится к категории «пьяных», но обнаруженных на улице нетрезвых горожан, если они не совершили ничего серьезного, теперь попросту отпускают с протоколом в руках, так как вытрезвителя нет. К слову, никакого «плана по пьяным», по крайней мере в патрульно-постовой службе, на самом деле не существует, и «ради галочки» слегка подвыпивших горожан не хватают.

Уже к полуночи совершается более серьезное преступление. В кафе на ул. Первомайской избили посетителя. Полицию встречает здоровый мужчина в окровавленной футболке и с разбитой губой.

— Шесть человек напали и полчаса меня по полу катали! — пострадавший, кажется, сам удивляется масштабу случившегося.

Предварительно выясняется, что нападавших было, скорее всего, вдвое меньше, а причина конфликта, вероятно, кроется в злоупотреблении алкоголем. 19-летний охранник заведения дерущихся разнимать не стал, на тревожную кнопку почему-то не нажал. Видеокамер в кафе нет, и злоумышленников будет не так-то просто найти.

А вот в драке у банкомата на ул. Архангельской все более чем ясно. Растащенные полицейскими молодые люди возмутились тем, что им помешали. Ведь друзья дрались... из-за сигареты.

— Ну по синьке это, — признал один из задержанных. С двумя букетами цветов в руках — девушке и матери — он попросил, чтобы его обидчика отпустили.

— Зачем с друзьями-то драться? — недоумевающе поинтересовались патрульные.

— Крепче дружба! — огорошил молодой человек.

Так как спорщики не высказывали друг к другу претензий и просили лишь о том, чтобы им разрешили покурить и разойтись по домам, в отделение их не повезли, а ограничились выписанным на месте штрафом. При этом полицейские попросили нарушителей впредь заранее считать количество сигарет и при необходимости докупать их.

Андрей Ненастьев