«Людей изображать пока боюсь»

За несколько лет опытов с живописью майор ГИБДД Юрий Шаталов, до того не бравшийся за рисование, совершил серьезный скачок. Дилетантский уровень он перепрыгнул довольно быстро, на любительском застрял на несколько лет, но и он близок к покорению. А недавно профессионалы из череповецкого отделения Союза художников России сочли, что картины Шаталова достойны персональной выставки, которая на днях и открылась в Доме художника. Полотна Юрия Николаевича заслужили благоприятные отзывы, и некоторые живописцы со стажем уже зовут его коллегой.

Как поведал автор выставки корреспонденту «Речи», он пишет пейзажи не только из-за того, что ему, как деревенскому уроженцу, близка тема природы и сельской местности, но и по причине неодушевленности объекта.

— Людей пока изображать боюсь, — говорит Юрий Шаталов. — Очень хочется, но опасаюсь, что не получится. Человек — самый сложный объект для копирования. Я пробую, учусь потихоньку, но результаты пока не выставляю.

По признанию Юрия Шаталова, взяться за кисточку его заставила приближающаяся пенсия. «Лет в сорок пять вдруг подумалось, а чем же я буду заниматься на заслуженном отдыхе? Особых хобби у меня не имелось, стал искать, — рассказывает он. — А тут как раз довелось близко познакомиться с местными художниками и их работами, и этот мир мне очень понравился. К тому же проявилось какое-то глупое бахвальство: неужели я не смогу так нарисовать? Начал пробовать самостоятельно и вскоре понял, что был неправ, по попыток не оставил. Первые наброски давались непросто, ведь я толком никогда не работал с холстом».

Первая работа, которая заслужила от автора и его друзей-художников звание картины, изображала одинокий домик и именовалась «Дачники уехали». Удачно найденное название и изображение заброшенной избушки отлично дополняли друг друга. И эта особенность стала почерком Юрия Шаталова. «Ближний пригород. Весной запахло», «Еще хранит тепло...», «Дорога мимо храма», «Крещенский полдень»... Почти все его картины обладают необычными названиями, которые открывают в пейзаже нечто новое, заставляют присматриваться и искать смыслы, о которых не задумался бы, не прочитав «бирки». «Названия приходят ко мне сразу, они-то часто и наталкивают на идею картины. Когда я пишу, я всегда знаю, как назову готовую работу», — признается художник.

Сергей Виноградов