35media.ru

Быть ли России в НАТО

Между нашей страной и Североатлантическим альянсом начинается «легкий флирт».

На прошедшем в минувшую субботу в Лиссабоне саммите НАТО президент России Дмитрий Медведев выступил с сенсационным предложением к альянсу сообща создавать такую систему противоракетной обороны, при которой Россия готова прикрыть Европу от возможных ракетных угроз в обмен на аналогичные обязательства Запада. Эксперты отмечают, что после этого стало очевидно: в отношениях сторон произошел перелом, после которого идея вступления России в альянс представляется вполне реальной.

Согласно предложениям Медведева, Россия обязуется сбивать ракеты, которые могут быть выпущены в направлении Европы через территорию России или через сектор, ответственность за который она возьмет по договоренности. Аналогичным образом и в НАТО должны будут взять на себя обязательства защищать Россию по своим секторам. При этом подконтрольные сектора могут пересекаться и выходить за рамки государственных границ. Особенности построения такой системы объясняются тем, что сейчас ни НАТО, ни Россия не готовы допускать к своим элементам противоракетной обороны (ПРО) посторонних. В то же время при такой секторальной структуре у Москвы появится уверенность в том, что европейская ПРО не покушается на сектор действия российских стратегических ядерных сил. На итоговой пресс-конференции Медведев подчеркнул, что участие российской стороны в создании системы ПРО может быть только партнерским. «Что касается ЕвроПРО, то сами европейцы еще окончательно не понимают, как это может выглядеть, — отметил Медведев. — В этом должны разобраться и они, и мы. Однако наше участие может быть только партнерским. Никакого другого участия, что называется, „для мебели“, для вида, быть не может. Либо мы полноценно участвуем, обмениваемся информацией, отвечаем за решение тех или иных проблем, либо не участвуем вообще». «Но если мы не участвуем вообще, то по понятным причинам вынуждены будем защищаться», — предупредил глава российского государства.

Лиссабонский саммит, по словам генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена, стал одним из самых успешных за всю историю. По итогам встречи была принята новая концепция Североатлантического альянса, в которой впервые с момента его основания сказано, что НАТО не представляет угрозы для России и стремится к установлению с ней «подлинного стратегического партнерства, ожидая от нее взаимности». Напомним, что, когда в 1999 году принималась предыдущая концепция, НАТО переживало пик международного влияния. Еще не прошла эйфория от победы над главным противником — Варшавским договором. Североатлантический альянс встал на путь расширения как состава (принятие в 1999 году Польши, Чехии и Венгрии открыло двери остальным), так и понимания миссии — в сторону выхода за пределы Евро-Атлантики. Сопротивление России без труда сломили, Основополагающий акт Россия — НАТО, принятый в 1997 году, фактически легитимировал территориальную экспансию. А зимой 1999 года альянс впервые применил силу: югославская война стала прообразом того, как НАТО видит свое предназначение в проблемных зонах. Однако следующее десятилетие стало временем разочарований. Сначала США после терактов 11 сентября предпочли не полагаться на механизмы НАТО для обеспечения национальной безопасности. Союзников, которые предложили задействовать статью 5 Североатлантического договора (коллективная оборона), попросили не беспокоиться, а Вашингтон взялся за формирование «контртеррористической коалиции» с участием стран — членов альянса, но не в его рамках. Через некоторое время Соединенные Штаты вернулись к натовскому формату: с 2003 года ответственность за операцию в Афганистане официально возложена на альянс. Но результат не обрадовал: теперь более чем вероятный неуспех афганской кампании будет воспринят как поражение «самого успешного военно-политического альянса в истории». К тому же очевидно растущее нежелание европейцев идти на риски в регионах, отдаленных от Старого Света. 2003 год нанес еще один удар — раскол из-за отношения союзников к американскому вторжению в Ирак. Наступательная политика администрации Джорджа Буша в Восточной Европе (ПРО) и Евразии (вовлечение в альянс Украины и Грузии) привела к быстрому росту напряженности в отношениях с Россией и усугублению трений между Вашингтоном и западноевропейскими столицами. Наконец, война на Кавказе летом 2008 года показала, что претензии НАТО на роль главной структуры безопасности в Европе необоснованны — по существу, альянс не мог ничего сделать ни во время, ни после войны. Экономический кризис 2008 — 2009 годов еще более обострил существовавшую и раньше проблему военных расходов: страны-доноры внутри альянса осуществляют или планируют жесткие меры экономии. В условиях, когда отсутствует общепризнанная и осязаемая военная угроза, трудно убеждать граждан в необходимости затянуть пояса ради увеличения военного бюджета. Не случайно в первом же разделе новой концепции содержится фраза о том, что целью реформы НАТО является создание альянса, в котором «налогоплательщики получат максимум безопасности за деньги, вкладываемые ими в оборону».

В Кремле всегда считали, что идея администрации Джорджа Буша создать в Европе третий позиционный район ПРО в Польше и Чехии была направлена именно против России, а не неких третьих стран, с территории которых якобы могли быть запущены ракеты. Этим объясняется предельно жесткая реакция Москвы на данную инициативу Вашингтона. «Нынешняя администрация США нашла мужество отказаться от этих планов. Это разрядило обстановку. Если мы все вместе занимаемся ПРО, то она не должна нарушать паритет. Если баланс сил будет изменен, это повлечет за собой новую гонку вооружений», — предупредил Медведев. Прокомментировал он и новую концепцию альянса. По его словам, Москва внимательно следила за подготовкой этого документа, и далеко не все в его предварительных версиях ей нравилось. Некоторые пункты готовящегося текста, по выражению российского лидера, «нас напрягали». Однако финальный его вариант «отражает желание государств НАТО выстраивать конструктивные отношения с Россией, двигаться в сторону полноценного партнерства». Это позволило президенту России констатировать, что «период разногласий и претензий завершился».

Значительная часть саммита была посвящена операции, проводимой силами НАТО в Афганистане. В будущем году начнется кампания по передаче ответственности за безопасность в стране самим афганцам с последующим постепенным сворачиванием миссии альянса. Ее окончательное завершение намечено на 2014 год. Правда, по словам Расмуссена, войска блока останутся в Афганистане столь долго, сколько потребуется для «нашей миссии». Оговорка генсека НАТО о том, что солдаты альянса могут задержаться в Афганистане, не случайна, поскольку возможность наведения порядка в этой стране к 2014 году вызывает огромные сомнения. «Мне трудно оценивать реалистичность подобных планов. Я считаю, что ситуация в Афганистане пока далека от успокоения. Все-таки степень поляризации в афганском обществе еще очень велика, как и террористическая угроза, исходящая из Афганистана. Поэтому не знаю, возможно ли это сделать в ближайшем будущем, у меня есть сомнения», — высказался на этот счет Медведев. Тем не менее российский президент выразил готовность оказывать альянсу посильную помощь, поскольку, по его словам, Москва хочет видеть Афганистан «современным государством, говорящим на одном языке с другими странами». Медведев напомнил, что даже в период охлаждения отношений НАТО и России через ее территорию не прекращался транзит грузов, необходимых для ведения афганской кампании. А непосредственно на Лиссабонском саммите был подписан договор об обратном транзите грузов, позволяющий вывозить железнодорожным путем небоевую технику из Афганистана на территорию третьих стран. Наземный транзит иностранной военной техники запрещен российским законодательством.

В то же время необходимо отметить, что позиции Москвы и альянса совпадают не по всем вопросам. Самой острой проблемой в их взаимоотношениях по-прежнему остается трактовка войны с Грузией августа 2008 года. На саммите в Лиссабоне гарантии поддержки Запада получил и президент Грузии Михаил Саакашвили. На встрече с грузинским лидером президент США Барак Обама подтвердил, что его администрация поддерживает суверенитет и территориальную целостность Грузии. В Декларации Лиссабонского саммита сказано, что решение Бухарестского саммита 2008 года о вступлении Грузии в альянс остается неизменным. Однако Тбилиси все же не получил план действий по членству в НАТО, хотя на это были определенные надежды. Как пишет газета «Коммерсантъ», по мнению экспертов, Запад готов к тому, чтобы Саакашвили остался президентом после 2013 года. Политологи называют победой Саакашвили сам факт его приглашения на саммит. Как сообщил журналистам бывший госминистр Грузии по реинтеграции, новый посол в США Темур Якобашвили, президент США выразил полную поддержку демократическим реформам, осуществленным в Грузии. После переговоров с президентом Обамой Саакашвили, в свою очередь, отметил, что все попытки России изолировать его страну провалились; что альянс взял линию на поддержание отношений с ним, одновременно стараясь не испортить перезагрузку отношений с Россией. Напомним, что в декабре 2008 года Грузия получила Национальный план по вступлению в НАТО. Национальный план фактически является аналогом плана действий по членству в НАТО. Тогда в Тбилиси заговорили о скором вступлении страны в альянс, но затем в Брюсселе стали подчеркивать, что Грузия пока не отвечает требованиям, предъявляемым к членам организации, и стране понадобятся годы, чтобы стать членом Североатлантического альянса.

Сергей Комлев