35media.ru

Протест Москвы и вето Кремля

Дмитрий Медведев не поддержал стремление депутатов и сенаторов ограничить права и свободы граждан

В минувшую субботу президент Дмитрий Медведев неожиданно для всех впервые воспользовался правом вето, отклонив закон, который одобрили Госдума и Совет федерации. Президент не согласился ужесточать санкции за нарушения законодательства о митингах и не подписал поправки к закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». По мнению главы государства, поправки содержат положения, затрудняющие свободную реализацию конституционного права граждан. За несколько дней до этого в Москве впервые был разрешен оппозиционный митинг в защиту 31-й статьи Конституции («Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования»). А в праздничные дни в столице и по всей стране прошли уличные демонстрации на любой вкус и цвет.

31 октября на Триумфальной площади впервые состоялся санкционированный властями митинг в рамках оппозиционной «Стратегии-31». В пересказе журналиста Олега Кашина (который был избит до полусмерти через три дня после публикации его репортажа в журнале «Коммерсантъ — ВЛАСТЬ») происходившие там события прозвучали как анекдот. «Почти два года Эдуард Лимонов (писатель, экс-лидер запрещенных национал-большевиков и нынешний глава „Другой России“) требовал, чтобы ему разрешили митинговать 31-го числа на Триумфальной площади, — пишет Кашин. — Два года не разрешали. Занимали площадь чем угодно: акциями по сбору донорской крови, концертами, автогонками, какими-то зимними забавами. В конце концов устроили на площади стройплощадку, огородили ее забором — нельзя митинговать, нельзя. Лимонову и тем, кто поддержал его „Стратегию-31“, доставались только омоновские дубинки и автозаки. Это уже выглядело ритуалом: люди выходят на площадь, их избивают и утаскивают в милицейские автобусы — и так до следующего раза. И вдруг разрешили. Это можно назвать чудом, можно назвать победой — Лимонов добивался права митинговать на Триумфальной и вот наконец добился. Но тут начинается анекдот: добился, однако его почему-то снова хватают омоновцы и снова тащат — уже не к зарешеченному автобусу, а за металлоискатели разрешенного митинга, к разрешенной трибуне с разрешенным микрофоном. Тащат силой, мол, митингуй, пока разрешают...» В чем же дело? А в том, что известная правозащитница Людмила Алексеева выпросила в Кремле разрешение провести 31 октября митинг на 800 человек. А Лимонову надо не менее 1500. И желательно без согласования в Кремле. Компромисс Алексеевой он назвал «как минимум непорядочным» и даже «подлым». А тех, кто с ней пойдет, — «штрейкбрехерами». Впрочем, дело, конечно, не в количестве митингующих. Лимонов прекрасно понимает, что, если бы власть до сих пор не противодействовала «Стратегии-31», эта акция ничего бы не стоила. Кстати, еще со времен «маршей несогласных» многие лояльные Кремлю комментаторы недоумевали: зачем ОМОН, зачем запреты? Да разрешите вы этим несогласным их чертов марш, они немедленно станут никому не интересны — и весь рост протестных настроений рассосется сам собой. И разрешенный митинг на Триумфальной оказался бы неотличим от других разрешенных митингов: грузовичок-трибуна, скучные ораторы, сотня-другая зевак. Алексеева, согласившаяся стоять у разрешенного микрофона, этого, кажется, не поняла. Лимонов же понимает, что статичные митинги под присмотром милиции ни к чему не ведут. Он чувствует, что многим надоело просто ходить и причитать, он жаждет столкновения с властью...

На прошедших длинных выходных в России состоялось большое количество мирных митингов, демонстраций и шествий. Заметными стали акции, прошедшие в Москве. Самым ожидаемым был «Русский марш», организованный 4 ноября националистическими организациями в районе Люблино на юго-востоке Москвы. Количество пришедших на это ставшее уже традиционным мероприятие, составило около 10 тысяч человек. Собравшиеся прошли два километра по лужам в окружении безрадостного пейзажа типичного московского спального района. Лейтмотивом «Русского марша» стал лозунг «Россия для русских, Москва для москвичей» и производные от него (далеко не всегда цензурные и пригодные для цитирования в СМИ). Не менее одиозными были и сами участники акции (представители Движения против нелегальной иммиграции, «Славянской силы», «Русского образа», «Православных хоругвеносцев» и других ультраправых организаций), многие из которых предпочли скрыть свои лица за шарфами или марлевыми повязками. По идее организаторов, акция должна была завершиться митингом и концертом у Памятника воину Отечества, однако до этого момента дотянули далеко не все обладатели залитых дождем бритых голов с характерными татуировками. Тем не менее, даже растеряв по дороге несколько тысяч своих соратников, лидер ДПНИ Александр Белов попытался заново разжечь в сердцах собравшихся огонь борьбы со всеми, кто представляет угрозу «русскому народу». Получилось не очень убедительно — к началу концерта группы «Коловрат», которым завершилось мероприятие, на площади остались лишь самые преданные поклонники творчества этого коллектива.

Одновременно с акцией праворадикалов в Москве на набережной Тараса Шевченко прошел «Русский марш», устроенный про-кремлевскими движениями «Наши», «Сталь» и «Все дома». «Нашисты» отнимают у националистов бренд «Русский марш» уже второй год подряд и делают это довольно успешно — если судить по количеству участников их акций. В этом году их было примерно 20 — 30 тысяч. Впрочем, эти, казалось бы, непохожие марши вполне сравнимы по градусу радикализма: если противники засилья иностранной рабочей силы в Москве скандируют лозунги по типу «Мы построим белый рай» и «Смерть врагам», то молодежные движения со своими «врагами» борются посредством втаптывания их в грязь. Втаптывания в буквальном смысле — не самих врагов, конечно, но их портретов с надписью «Позор России». Позорят страну, по мнению этой группы молодежи, Эдуард Лимонов, Людмила Алексеева, Борис Немцов и другие не менее заметные оппозиционеры и правозащитники. Оттенять эти личности, по задумке «Наших» и дружественных им организаций, должны были «герои России», чьи портреты марширующие пронесли во главе своей колонны. В их число попали ученые, спортсмены, ветераны войны, многодетные матери и многие другие известные и неизвестные стране герои.

7 ноября по традиции стало днем коммунистов, которые в этом году отметили 93-ю годовщину Октябрьской революции. Акция КПРФ также прошла в форме шествия — сторонники компартии промаршировали по Тверской улице во главе со своим бессменным лидером Геннадием Зюгановым. В конечной точке акции прошел митинг, на котором Зюганов не только рассказал собравшимся про идеи свободы, дружбы, братства и кризис капитализма, но и высказался против вступления России в ВТО и сотрудничества с НАТО. Не обошлось без накладок и здесь: колонну коммунистов должны были замыкать активисты «Левого фронта» и «Другой России», однако милиция сделать этого им не позволила. Милиционерам не понравился их плакат «Долой полицейское государство!». Кроме того, за задержание оппозиционеров неожиданно высказались представители КПРФ, после чего активистов «Левого фронта» повязали и увели в автозак. В остальном акция коммунистов прошла без инцидентов, если не считать заочного спора, который КПРФ устроила с ГУВД Москвы по поводу количества участников митинга. По данным милиции, день 7 ноября под кумачом в столице отметили около 4 тысяч человек, однако с такой оценкой категорически не согласились в компартии: по ее данным, митингующих было никак не меньше 50 тысяч.

Тем временем на Красной площади в честь исторического парада, проведенного в 1941 году, прошел торжественный марш. В нем приняли участие военнослужащие в форме 1941 года, кавалерийская группа президентского полка, рота почетного караула Московской военной комендатуры. Еще одна акция прошла 7 ноября на Поклонной горе, где собрались ветераны ВДВ и других родов войск. Митинг был организован Союзом десантников России и посвящен реформе армии. На него собрались примерно 1300 человек.

Вот в такой обстановке в минувшую субботу Дмитрий Медведев неожиданно для всех наложил вето на одобренный Госдумой и Советом Федерации пакет поправок к закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», ужесточающих правила организации публичных массовых мероприятий. Напомним, поправки, в частности, предполагали, что организаторами публичных мероприятий не могут быть граждане, имеющие на момент подачи заявки административные взыскания за нарушение правил организации митингов и шествий. Также запрещалось оглашать время и место проведения акции до момента ее согласования с местной властью. Поправки били и по активизировавшимся в последнее время автомобилистам (в том числе и по Федерации автовладельцев России), которым требовалось бы в обязательном порядке согласовывать свои автопробеги с чиновниками. При этом организаторам автопробега нужно было бы не просто подать заявку на согласование, но и указать в ней точное количество автомобилей, которые планировалось задействовать в акции. Документ в конце октября успешно прошел через парламент. Причем в Госдуме в один день его приняли сразу во втором и третьем чтениях. Совет Федерации также не стал задерживать законопроект. Дело оставалось за президентом. Однако Дмитрий Медведев законопроект отклонил. Как объяснил глава государства, публичные мероприятия нужны для «выражения и формирования мнений» и являются «одной из наиболее эффективных форм воздействия на деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления». «Право на проведение публичных мероприятий непосредственно связано с правами граждан на участие в управлении делами государства, свободу мнений и другими конституционными правами», — отмечает он. По мнению заместителя директора Института социальных систем Дмитрия Бадовского, президент в данном случае действовал как гарант прав и свобод гражданина.

Сергей БЕГЛЯК