35media.ru

Он вам не старый баркас

А ледокол. За две недели до приезда в Череповец театра Ленком его актер Андрей Леонов дал интервью «Речи».

Артист, прославившийся главной ролью в сериале «Папины дочки», выйдет на сцену Дворца металлургов 4 и 5 ноября в спектакле «Затмение» (по роману Кена Кизи). Корреспонденту «Речи» сын знаменитого отца и отец пятерых знаменитых сериальных дочерей рассказал о том, как работал над ролью пациента психиатрической лечебницы, почему тридцать с лишним лет остается в одном театре и что привнесла в его жизнь обрушившаяся на голову популярность.

Домашний телефон звезды театра и кино, главного сериального папы страны, удалось раздобыть благодаря организаторам театрального фестиваля «Золотая маска», лауреаты которого приедут в Череповец на День города (3 ноября МХАТ привезет «Осаду», а 4 и 5 ноября Ленком покажет «Затмение»). Предупредили: Андрея Леонова можно застать дома либо поздно ночью, либо поздно утром. Часов в 15 — 16. Мой дневной звонок застал Андрея Евгеньевича за сборами — убегал по делам. Пришлось говорить фактически на бегу. Домашняя атмосфера тоже не способствовала вдумчивому и подробному диалогу. На протяжении разговора «закадровым» фоном слышался детский плач (недавно актер начал собственный сериал «Папины дочки» — одна уже родилась), плюс ко всему теле-Васнецов был занят приготовлением какого-то сложного блюда и постоянно отвлекался, чтобы дать жене указания по вопросам специй и величины огня на плите.

— Раньше бывали в наших краях?

— Не случалось. С Вологодской областью меня связывает то, что там живет мой однополчанин, близкий друг, с которым я, кстати, недавно встречался. Мы вместе служили в той самой Таманской дивизии. На спектакль пригласить забыл, но, думаю, он сам узнает о том, что Ленком едет в Череповец, и придет. С удовольствием пообщаюсь с ним еще.

— В спектакле «Затмение», который увидят череповчане, вы играете пациента психлечебницы. Как готовились к роли, за кем подсматривали?

— Знаете, у нас такая жизнь, что ненормальные вокруг толпами ходят. Особенно у актеров с нашими переездами. Искать никого не нужно. А если серьезно, то к нам приходил врач-психиатр — рассказывал о манере поведения больных людей, отвечал на вопросы. Но все равно мы играем так, как сами понимаем этих персонажей, может быть, с медицинской точки зрения мы неправильно их трактуем. Постановка пьесы сложный процесс; работая над каждой сценой, отталкиваемся от собственной актерской природы, от предложений режиссера, партнеров и так далее. Конечно, когда искал характер моего героя, что-то всплывало в памяти из увиденного. Знаете, как у Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда».

— Американский фильм «Пролетая над гнездом кукушки», с которым ваше «Затмение» роднит общий литературный источник, смотрели?

— Да, он у меня даже в видеотеке есть, но перед постановкой заставил себя его не пересматривать, чтобы ненароком оттуда чего-нибудь не стянуть. Сюжет помню отлично, ужимки Джека Николсона, исполнителя главной роли, тоже, а вот актера, который играет моего персонажа, к счастью, совсем не помню.

— Тридцать с лишним лет вы отдали театру Ленком. В чем причина такой верности?

— Причина чисто историческая. Так сложилось, что здесь работал мой папа, а мама так и до сих пор работает. Мне дорог этот театр, потому что это часть и моей жизни тоже. Разговаривал со старыми актерами о том, почему по полвека сидят в одном театре и никуда не уходят. Говорят — это наш дом, здесь каждый день радости и беды, но как и куда уйдешь из дома? С каждым годом я все больше начинаю их понимать.

— На полках книжных магазинов лежат мемуары Евгения Леонова под названием «Письма к сыну». В книгу вошли только его письма. А интересно, о чем вы ему писали в ответ — тоже делились глубинными переживаниями или вели обычный рассказ «о том о сем»?

— В ваших магазинах эта книга еще лежит? В Москве давно разобрали, днем с огнем не найти. А вообще, я, может быть, кого-нибудь разочарую, но на самом деле никаких писем не было. То есть они есть, но на почте их не видели и я их не получал. «Письма к сыну» — это своеобразная форма, придуманная отцом. Это его внутренний монолог, дневник. То, что он передумал и перечувствовал за годы жизни, а потом собрал воедино. Правда, там он в нескольких местах и меня цитирует. То, что запомнил из наших бесед. Там много невысказанного — того, что он хотел до меня донести, но почему-то промолчал. Читая эту книгу, я понимаю, что не успел с ним по-настоящему наговориться. А что касается писем, я никогда не замечал за ним тяги писать длинные философские послания. Пожалуй, только во время службы в армии я получал от него письма, но очень короткие и деловые: как дела, всего ли хватает и так далее. Для общественности они интереса не представляют.

— Что поменял в вашей жизни сериал «Папины дочки» и обрушившаяся популярность?

— Главное — он меня так раскочегарил, что у меня родилась шестая дочка. Но на этот раз уже не сериальная, а настоящая, родная. Во время съемок как-то само собой пришло понимание, что пятеро детей — это не перебор, а в самый раз. Так что с некоторых пор я за демографический взрыв. А что касается популярности, то я ее особенно и не замечаю. Я ведь не юноша, проснувшийся знаменитым после выхода сериала на экраны, который боится спускаться в метро и два часа прихорашивается перед выходом на улицу. Я простой, скромный, даже немного замкнутый, на тусовки не хожу. Каким был, таким и остался. И вообще, по-настоящему популярным я стал только в детской среде. Этому я очень рад. Ведь вместо персонажей боевиков и ужастиков их героем стал добрый многодетный папаша.

— Не один год вся страна слышала с экранов, как группа «Уматурман» называет вас «не старым баркасом, а фрегатом с парусами». Как вам эта формулировка?

— Мне нравится, это же комплимент. Рождение дочки доказало, что песня была права. Если и не фрегат, то точно не баркас. Вон жена подсказывает: «Ты мой ледокол!» Тоже верно.

— Последний вопрос по традиции о ролях, о которых мечтаете.

— Мечты есть, но я не загадываю. Боюсь сглазить. Когда о чем-то много рассказываешь, это никогда не сбывается. Дай бог, чтобы все были здоровы, только и всего. В завершение хотел бы пригласить всех череповчан на спектакль «Затмение». Поверьте, он очень интересный.

Cергей Виноградов