Смерть офшорам

Президент РФ Дмитрий Медведев посетил Кипр, где подписал соглашение об исключении двойного налогообложения, которое значительно упрощает систему получения ответов на запросы налоговых служб России.

Если ранее наши налоговики могли получить информацию о деятельности российских компаний, уводящих свои капиталы в кипрские офшоры, только по соответствующему решению судебных органов, то теперь Кипр обязался выдавать информацию такого рода без судебного вмешательства. Подписанный протокол обязывает кипрских налоговиков собирать информацию об учредителях компаний, ведущих бизнес в России, а также помогать взыскивать долги перед российским бюджетом. Кроме того, документ усложнит применение схем владения недвижимостью в России через Кипр, которые позволяют не платить при ее продаже 20-процентный налог на прибыль. Журналисты уже назвали подписанный документ «смертью кипрских офшоров». Однако он содержит одну любопытную деталь: в полной мере разрушение офшоров начнется лишь через четыре года, в то время как срок давности по налоговым преступлениям в России — три года. Судя по всему, Москва дает бизнесменам понять, что им пора возвращать свои активы на родину, и гарантирует безопасность этого процесса. Медведев подчеркнул, что общий объем накопленных инвестиций с использованием кипрской юрисдикции составляет более 50 млрд долларов. «Именно поэтому мы заинтересованы в том, чтобы отношения в этой сфере были понятными, прозрачными, потому что деньги действительно бывают разные», — заявил президент России. В свою очередь президент Кипра Димитрис Христофиас добавил, что отношения России и Кипра строятся на взаимном доверии и на взаимной выгоде. «И поэтому мы оба озаботились тем, чтобы те возможности, которые могли бы бросить тень на чистоту денег, были уничтожены», — сказал Христофиас. Так или иначе, но теперь те, кто держит на Кипре серьезные активы и использует эту страну как некий гарант своей конфиденциальности, видимо, будут вынуждены пересматривать этот вопрос и решать, стоит ли им возвращать свои «заначки» в Россию или перепрятывать их, к примеру, в Швейцарии. И четыре года — это приличный срок для того, чтобы «российские киприоты» успели переориентироваться.

Сергей БЕГЛЯК