35media.ru

«Ритуальный» штраф

«Ритуальный» штраф

В понедельник был вынесен приговор по нашумевшему «похоронному» делу супругов Лебедевых, которое тянулось с марта этого года. Им инкриминировалось 65 эпизодов мошенничества с 2004 по 2009 год. Прокуратура настаивала на наказании в виде лишения свободы Нины Лебедевой сроком на 3 года со штрафом 100 тыс. рублей и с испытательным сроком 3 года 6 месяцев. А Виктор Лебедев, по мнению следствия, должен был понести наказание в виде лишения свободы условно сроком на три года. Но решение суда оказалось более мягким.

Суд признал супругов виновными по статье 159-й УК РФ «Мошенничество» и приговорил Виктора Лебедева к штрафу в 250 тысяч рублей, а Нину Лебедеву к уплате 300 тысяч рублей. Обвинение по статье 201-й УК РФ «Злоупотребление полномочиями» с Нины Васильевны сняли. Еще по одной статье — 165-й («Причинение имущественного ущерба» — в данном случае предприятию, которым она руководила) прокуратура сняла с Нины Лебедевой обвинение еще до вынесения приговора за неимением доказательств.

Напомним, Нина Лебедева, бывший директор МУП «Специализированная ритуальная служба», и ее муж, индивидуальный предприниматель, обвинялись в том, что предоставляли земельные участки на кладбище

№ 4 фактически за деньги. Хотя по закону граждане должны получать землю под захоронение безвозмездно. По версии следствия, Нина Лебедева отдавала участки на четвертом кладбище в пользование своему мужу, а тот устанавливал на них цоколи. Причем до того, как у этих участков появлялся заказчик. Люди, таким образом, были лишены выбора: они вынуждены были платить за цоколь, хотя имели полное право получить кусок земли без цоколя, не внося при этом никакой платы.

Супруги Лебедевы данное обвинение полностью отвергают. По их убеждению, выбор у заказчиков был всегда:

— На кладбище работали и продолжают работать

30 предпринимателей, занимающихся установкой цоколей, памятников и благоустройством захоронений, — утверждает Нина Лебедева. — Выбор гражданам мы всегда предоставляли: одноместную и двухместную карты без цоколей и цокольную карту — показательную. Она пользовалась спросом у людей, тогда мы открыли вторую такую же карту.

На это гособвинители, которых за 14 прошедших по этому делу судебных заседаний было несколько, приводят показания ряда потерпевших. Те утверждают: им разъяснялось, что одно место предоставляется бесплатно, а за двухместное захоронение необходимо заплатить. Или: что безвозмездно можно получить участок только на болоте, а хорошую землю дадут лишь за деньги. О том, что платить нужно именно за цоколь, никто из потерпевших не догадывался: этого им не объясняли, и люди думали, что покупают землю.

Виктор Лебедев подчеркивает, что о продаже земли ни он, ни его супруга никому не говорили ни слова. А в квитанциях, выдаваемых предприятием «Память», руководителем которого является Виктор Лебедев, было четко прописано, что денежная сумма внесена за цокольное ограждение. Заказчики, по их словам, или вовсе не обращали внимание на запись в квитанции, или обращали значительно позже. Не до того было, когда умирал родственник.

— За все шесть лет только один человек пришел ко мне и сказал: «Я ошибся. Думал, что плачу за землю, а оказалось, что за цоколь. Так снимите, пожалуйста, ограждение — отдайте деньги». Без разговоров отдал, — рассказывает Виктор Лебедев.

По словам предпринимателя, установка цоколей на кладбище одобрялась властями, те неоднократно отмечали, что именно так и надо обустраивать кладбище.

Также Виктор Лебедев говорил, что заранее устанавливал цоколи только перед наступлением зимы — в связи с тем, что спрос на них был очень велик.

— Я повесил у себя в фирме объявления, ввел договоры, в которых было четко указано, что плата взимается только за ограждения. Но потом необходимость в этих бумагах отпала, потому что люди стали понимать, за что они платят, — добавляет обвиняемый.

К тому же лично Лебедев и Лебедева с клиентами никогда, по их словам, не беседовали. Все разговоры с гражданами вели приемщицы. И рассказывать, что одноместные места на болоте бесплатные, а за двухместные с цоколями надо платить, обвиняемые, по их словам, приемщицам не приказывали.

Да и болота на кладбище № 4 нет. Это подтверждает и зам. начальника департамента ЖКХ Виктор Токарев:

— О болотистых территориях на этом кладбище говорить не приходится, так как установлена дренажная система.

В ходе судебного разбирательства около 10 потерпевших пожелали снять цоколи и полностью возместить их стоимость (8200 руб.), другие предъявили иски о возмещении ущерба в пределах 3000 — 4000 руб. каждый. Следствие также обвиняло супругов в том, что цена цоколей была завышена. Правда, экспертного заключения относительно того, какова должна быть стоимость бордюра, приведено не было. Наши попытки узнать, во сколько обходится цоколь вместе с его установкой в разных ритуальных фирмах города, показали, что большинство предприятий берут в среднем 3750 руб. за установку бордюра вокруг одноместной могилы и 4900 руб. за ограждение двухместной. Есть предприятия, взимающие за цоколи примерно такую же плату, как и ООО «Память» Виктора Лебедева.

Обвиненные в мошенничестве супруги Лебедевы почувствовали себя глубоко оскорбленными.

— И в мыслях не держал кого-то обмануть, да еще и в таком деле, которым я занимаюсь 10 лет, — сказал Виктор Лебедев на последнем перед оглашением приговора заседании. — Чувствую на себе плевок за все хорошее, что я старался сделать для людей и для города.

— Эти участки останутся в памяти людей навсегда, — уверена Нина Лебедева.

— Может быть, Лебедевы преследовали благородную цель благоустройства города. Но не все средства хороши для достижения даже таких целей, — считает прокуратура.

Справка.

Комментирует зам. начальника ДЖКХ Виктор Токарев:

— Кладбище № 4 находится в муниципальной собственности. В соответствии с ФЗ «О погребении и похоронном деле» место на кладбище для захоронения предоставляется бесплатно. Земля никому не продается и никогда не продавалась. Никакого разрешения на установку ограждений лично Лебедеву никогда не давалось. Есть постановление мэра, согласно которому на кладбище № 4 запрещено устанавливать ограды (хотели таким образом приблизиться к европейскому стилю обустройства кладбищ). При этом на установку цоколей никакого запрета не было и нет. Департаментом ЖКХ была согласована схема расположения ограждений. Само кладбище № 4 отмечается всеми в том плане, что оно соответствует современному уровню, представляет собой не «лес из оград», а упорядоченное захоронение.

Юлия Бочкарева