Подмена предпринимателя

Жительница Череповецкого района погрязла в долгах, оформив на себя бизнес племянника.

Воспитатель детского лагеря «Янтарь» Марина Утешева каждый вечер в уме судорожно ведет кропотливые подсчеты, после чего часто не может уснуть. При зарплате в 8 тыс. рублей женщине предстоит выплатить более 400 тыс. рублей налогов, сборов и долгов перед деловыми партнерами. То, что этих партнеров воспитатель в глаза не видела, не волнует ровным счетом никого: бизнес есть бизнес. С этой горькой истиной жительнице района пришлось познакомиться после того, как бесследно пропал «бизнесмен» — родной племянник, уговоривший тетю оформиться в качестве предпринимателя.

Марина Мусаевна после приезда из Узбекистана мечтала, что ее племянник Дима, мать которого живет в другом городе и теперь тяжело болеет, окончит школу и станет военным. Или хотя бы поступит в вологодский железнодорожный техникум. Но

24-летний Дмитрий не захотел никуда поступать и после 11-го класса переехал в Череповец, где занялся установкой стальных дверей, основав компанию «Банкур».

— У него не было регистрации в России, и он пришел ко мне, предложил зарегистрировать меня как индивидуального предпринимателя, — вспоминает женщина. — Месяц он ездил ко мне в «Янтарь», постоянно уговаривал. Мы приехали в Кадуй в налоговую инспекцию, нам сказали, что такое практикуется. Ну ладно, думаю, пусть будет. С 2006 по 2007 годы он с другом ставил двери, никаких нареканий не было, налоги мы платили исправно. Я ему иногда еще говорила: поставь детскому дому бесплатно, узнай, может быть, церкви что-то нужно, помоги. Чтобы люди молились за тебя.

В 2008 году воспитатель начала получать первые тревожные письма. Недовольные клиенты жаловались на то, что двери поставлены некачественно, что они имеют заводской брак. Потом пошли письма из налоговой инспекции. На суды племянник и тетя сначала ходили вместе, потом молодой человек появляться на них перестал. Вскоре случайно тетя узнала: племянник женился, купил автомобиль «Хендай Соната» стоимостью под 600 тыс. рублей. Тем временем суд выносил заочные решения: «взыскать с Утешевой Марины Мусаевны...»

— Я ему сказала: Дима, хватит, давай закроем все это, оформи на себя, гражданство уже есть, — переживает женщина. — Я 63 тыс. рублей клиентам заплатила своих денег. Но пошли еще суды, милиция, приставы... Меня даже в розыск объявляли один раз. В марте этого года я закрыла предпринимательство. Вскоре мне пришло уведомление из налоговой: сначала на 260 тыс. рублей, потом на 450 тыс. рублей по итогам камеральной проверки. Меня вызвали на комиссию, я там прямо расплакалась. Сумма налога оказалась такой, будто у него целый завод! Я и не думала, что он так размахнулся...

Нанятый женщиной адвокат попытался оспорить акт камеральной проверки, упирая на то, что племенник занимался личным обогащением, при этом не ставя в известность о сделках формального владельца бизнеса. После того как молодой человек пропал и отключил все телефоны, Марина Мусаевна сама обратилась в милицию. В возбуждении дела вначале отказали, сославшись на то, что речь идет о гражданско-правовых отношениях. Прокуратура отменила постановление об отказе и направила материалы на дополнительную проверку, которая идет до сих пор.

— Несколько заявлений в отношении Курбанова у нас есть, но дело пока не возбуждалось, ведется проверка, — сообщили «Речи» в отделе по борьбе с экономическими преступлениями УВД города.

Судебные приставы также хорошо знакомы с предпринимателем. За Дмитрием Курбановым значится 147 тыс. рублей долга перед физлицами, налоговиками, Пенсионным фондом и так далее. Около 31 тыс. рублей племянник должен своей тете — немногое, что удалось отсудить.

— Если уже вынесено судебное решение, то что-то изменить в этом деле будет очень сложно, — констатирует зам. начальника первого отдела судебных приставов Александра Осипова. — Опять же нужно обращаться в суд, это не наша компетенция. При этом нужно восстанавливать сроки, очень далеко идти. Возможно, в такой ситуации что-то удастся доказать в рамках уголовного дела.

Адвокат Василий Носов подтверждает:

— Нужно изучать эту ситуацию, но в целом, если у нее был с ним договор, согласно которому он выполнял от ее имени определенные заказы, то все расходы лежат на ней. Она же будет отвечать в суде. Все, что она может сделать, — оплатить долги, а потом в порядке регресса попытаться взыскать с него эту сумму. Она может попытаться также доказать факт мошенничества, основываясь на том, что какую-то часть сделок племянник проводил без ее ведома, а деньги брал в карман. Но то, что удастся как-то избавиться от долгов, не погасив их... Это, я думаю, крайне маловероятно.

Сама Марина Утешева сейчас живет в постоянном страхе: ведь для заказчиков мошенницей-то может оказаться именно она.

— Не знаю, что с ним вдруг случилось, — вздыхает воспитатель. — Видимо, захотелось больше, больше, больше... Я понимаю, что его могут теперь посадить. А что мне делать? Мне это выплачивать — всю жизнь. Я жила в своем «Янтаре», свежим воздухом дышала и с детишками занималась, а теперь моя жизнь превратилась в ужас.

Андрей Ненастьев