Три терракта на Северном Кавказе за неделю

Во Владикавказе в четверг у центрального рынка подорван начиненный взрывчаткой автомобиль. В результате погибли как минимум 18 человек и более 130 ранены.

Вообще же на прошлой неделе на Северном Кавказе совершено три теракта. Помимо Владикавказа под Бунайкском террорист-смертник также на начиненном взрывчаткой автомобиле атаковал полевой лагерь 136-й мотострелковой бригады Минобороны: погибли четверо военнослужащих и еще 35 были ранены. Кроме того, в результате диверсии случился пожар на Ирганайской ГЭС. А еще за последнее время мы слышали про взрывы в Ставрополе и Пятигорске; про постоянные покушения на жизнь дагестанских чиновников; про бой в Центорое, родовом селении главы Чечни Рамзана Кадырова; про диверсию на Баксанской ГЭС в Кабардино-Балкарии... Эти теракты происходят на фоне столь же постоянных рапортов силовиков об уничтожении или захвате знаковых фигур террористического подполья: Саида Бурятского, Анзора Астемирова, Магаса... Но ликвидация «лидеров подполья», «знатных шахидов», «амиров» и их многочисленных «правых рук» не приводит к стабилизации ситуации в масштабах всего региона. Никаких видных лидеров бандформирований вроде бы уже не осталось в живых, все уничтожены, а терактов в последнее время становится не меньше, а больше. Значит, у организаторов есть люди и финансовые ресурсы. Значит, есть и сами организаторы. Терроризм, похоже, становится просто естественным элементом жизни региона, таким же, как специфическая система распределения государственных должностей или высокая рождаемость. И никаких реальных рецептов изменения ситуации к лучшему федеральные власти пока предложить не могут. Терроризм мешает экономическому развитию, а отсутствие развития создает базу для вербовки новых кадров в террористическое подполье — выбраться из этого замкнутого круга не удается. Понятно, что сейчас российская власть в большей степени воспринимает эту проблему в сугубо тактическом контексте безопасности зимней Олимпиады-2014 в недалеком от зоны терактов Сочи. Стратегические же планы развития Кавказа до 2025 года как глобального курорта с вкраплением новых промышленных предприятий выглядят на фоне реальных событий совершеннейшей утопией.

Сергей БЕГЛЯК