«Металлургический комбинат — это особый род отношений между людьми...»

Мы продолжаем рубрику, посвященную 55-летию ЧерМК ОАО «Северсталь». Череповец известен в России, в мире в первую очередь как город металлургов. Для многих череповчан комбинат стал не просто местом работы, а судьбой. С ним связаны будни и праздники, яркие события в жизни, для многих — история семьи тесно переплелась с историей предприятия. Своим собеседникам мы задавали один вопрос: «Что значит для вас комбинат?»

Виктор КОСТРОВ, председатель областного совета горно-металлургического профсоюза России:

— На череповецкий комбинат я пришел после окончания МИСиСа (Московского института стали и сплавов) в конце февраля 1965 года. Хотя, к слову, родом я из Липецка и по распределению вполне мог попасть на липецкий комбинат. Но выбрал Череповец, поскольку мы вдвоем с Валентином Романовским (бывший начальник третьего агломерационного цеха) получили распределение: в Череповце было два места, а в Липецке только одно. В этот же год на череповецкий завод устроились еще три молодых специалиста — с Урала: Сергей Сафронов (в свое время возглавлявший агломерационное производство), Вячеслав Куролесов и Анатолий Образцов. Институт я окончил по специальности «инженер-металлург». Практику проходил в доменном производстве, а вот работать пришел в агломерационное. Первое впечатление от Череповца было не самым радужным. Вышли на вокзале, а перед ним огромная такая лужа, ну, думаем, мы попали... Тогда в Череповце было больше деревянных домов, автостанция, к слову, на месте магазина «Новинка» представляла собой деревянное строение. Понравилось, что на улицах были деревянные тротуары: удобно ходить, не грязно. В агломерационном производстве я проработал три года — ценнейший опыт. Главное, что тогда отличало коллектив металлургов, — это человеческие, уважительные друг к другу отношения. Нет, мастер мог отчитать нарушителя, строго, но за дело и по-товарищески. Была даже такая практика: ходить к нарушителю домой, а уж там поговорить по душам, с семьей познакомиться, узнать, какие проблемы у человека. Объясню, почему это важно. Металлургический комбинат — это особый род отношений между людьми. От того, как сработает, к примеру, дозировщик шихты, зависит качество продукта по всей цепочке: агломерата, чугуна, стали. Ответственность у каждого была высочайшей. Люди понимали, что от каждого из них зависит общий результат.

Что мне, молодому инженеру-металлургу, понравилось в агломерационном производстве? Мастером после институтской скамьи сразу не ставили никого. Сначала человек должен был освоить каждое рабочее место: месяц-два, а то и три отработать на участке, то есть пройти все рабочие места, чтобы освоить тонкости, специфику работы участка. Я был машинистом коксодробилок, машинистом шахтных мельниц и т. д. Только потом уже мастером. Кстати, практически каждый рабочий знал директора завода в лицо. Утром, бывает, заступаешь на смену — Анатолий Иванович Бородулин бежит по цехам. Это потом уже совещания...

Жили в общежитии, спортом увлекались все повально. Я играл в волейбол, у нас площадка была перед общежитием. Любил ездить в лес по грибы-ягоды. Заберемся на проезжающий товарняк — и в лес.

В 1967 году я был избран секретарем комитета комсомольской организации завода. Позже — зам. секретаря парткома завода. Рекомендации мне и Валентину Александровичу Купцову (зам. секретаря парткома по организационным вопросам) давал первый секретарь обкома партии Анатолий Семенович Дрыгин. С 1983 года моя жизнь связана с профсоюзной работой в горно-металлургической отрасли.

Татьяна КОВАЧЕВА