5 октября 2019, 9:17

Лечебный чай, умывание росой и движение — рецепт молодости

Унывать не по мне! Я ведь задорная такая!» — говорит Нина Васильевна Смыслова, рассказывая о том, как она справляется с жизненными трудностями. А по ее словам, у нее и трудностей никаких — «все хорошо да ладно». Человек-солнышко. Месяц назад ей исполнился 81 год. Позитивная, открытая, неутомимая, она постоянный участник всяческих городских мероприятий. «Голос Череповца» познакомился с Ниной Васильевной на выставке «Дары осени» и напросился в гости к удивительной женщине.

Деревенская колхозница

На пороге нас встретил «хозяин» дома — шпиц Поликарп. Несмотря на серьезное весомое имя (сказать «кличка» язык не поворачивается), существо совершенно добродушное и доверчивое. Проходим в комнату — у тумбы с телевизором в прямом смысле гора кабачков и тыкв. Некоторые преображены в дамочек и всевозможных забавных персонажей.

— Я одному дам кабачок, другому. У меня их так много нарастает! Я за ними ухаживаю с семечка — укрываю разрезанными пластиковыми 20-литровыми бутылями. По весне у многих кабачки и тыквы мерзнут, а у меня всегда урожай богатый, — улыбается хозяйка.

Нина Смыслова родилась 3 сентября 1938 года в деревне Павлоково Череповецкого района. Она тринадцатая в семье. Вместе со своим братом-близнецом. Провела там все детство и юность. Детство Нины Смысловой по праву можно назвать рабочим. Сама себя она в шутку называет «деревенской колхозницей». Она и телят пасла, и коров доила. Говорит, что дело это хоть и немудреное, но трудоемкое: «Очень руки устают. Суставам тяжело, даже больно. Особенно с непривычки».

Именно в Павлокове она с ранних лет научилась и привыкла к обработке льна. Мне, как человеку глубоко городскому да еще и выросшему далеко от Вологодской области, ее рассказ было слышать удивительно.

«Мы вот такими девчушками уже лен драли, — показывая жестом метровую высоту, смеется Нина Васильевна. — У меня и отец, и мать работящие. Нас с первого класса заставляли работать. Деньги зарабатывали. Я о льне знаю все — как его дергать, трепать, мять, правильно сушить!»

Когда рассказ дошел до того, что рвать лен приходилось голыми руками и льняные стебли больно кололи нежную девичью кожу, стало не по себе. Увидев мое смятение, Нина Васильевна отшутилась: «Да что вы! Ведь молодых ничего не берет! Все нипочем!»
После многочисленных манипуляций с околачиванием и сушкой стеблей лен трепали. По ночам. То есть ни днем, ни вечером, ни ночью ребятня и молодежь продыху не знали.

Подростковый «Ленчик»

Тем не менее у тогдашней молодежи был и досуг. «Наработавшись, чумазые пойдем на беседу! — хохочет рассказчица. — Кое-как умылись, а нас уж женихи ждут».

Бани у семьи Смысловых не было. По воспоминаниям Нины Васильевны, ее сжег неизвестный лиходей. Мыться приходилось в русской печи. Сама процедура кажется просто невыполнимой и нереальной, а Нина Васильевна и тут говорит со смехом: «Нас много, бедная мама так упаривалась. Там кое-как попачкаемся, сажи на голову нацепляем — и на выход!»
Однако вернемся к беседам.  15 — 16-летние подростки собирались в деревенском клубе с гармонью и разудалыми песнями. Чаще всего играли в «Ленчик»: девушки с юношами вставали в два ряда напротив друг друга и с плясовой частушкой ходили навстречу друг другу. «Помню, были такие плясуны — глаз не оторвать!»

Будущий муж Ниночки, Юра, жил в соседней деревне, в 40 км. Познакомил их его брат, к которому Юра ходил в гости. Нине было 18 лет. А потом четыре года Юра ухаживал за своей избранницей, для чего практически ежедневно преодолевал расстояние в сорок километров. «Снег, вьюга, дождь, зима, лето — он у меня! Бывало, в стогу ночевал».
Расписались молодые уже в Череповце, где Нина и Юрий устроились на работу на комбинат «Череповецлес». Она — дворником, он — инженером. Им дали маленькую комнатку, в которой они прожили 11 лет. «Там и обе дочки появились — Света да Жанна», — вспоминает женщина.
Позже Нина Васильевна перешла на работу в тубдиспансер, а после — санитаркой в детскую больницу. Оттуда и ушла на пенсию.
«Я хоть и была помощником лаборанта в рентгеновском кабинете тубдиспансера, но сама и пациентов принимала, и снимки делала, и проявляла их. Такие были обстоятельства».

Двигаться и не унывать

Любимая тема Нины Васильевны — дача, на которую она ездит уже больше 30 лет. Говорит, что на участке столько дел, что некогда даже телевизор посмотреть. Подъем у заядлой дачницы в пять часов утра, а отбой около восьми вечера. Или, как она сама определяет, «покуда ноги носят».

«Я люблю землю. Раз колхозница, без земли никуда. У меня столько всего растет. Одних цветов — море!» А еще дачница выращивает лен. Но теперь делает это не с целью заработка, а для красоты. И для участия в выставке «Дары осени». Кроме того, уже много лет она постоянная участница конкурса «Цветущий город». На балконе у Нины Васильевны настоящая оранжерея — несколько десятков видов растений. «Муж так любил цветы! По четыре часа поливал их на балконе, разговаривал с каждым», — взгрустнулось вдове.

Уезжая на дачу в конце апреля, череповчанка постоянно живет там до октября, а то и до ноября. С наступлением зимы у нее открывается новый сезон. Условно можно назвать его спортивно-оздоровительным. Каждый вторник они с дочерью Жанной ходят в аквапарк. А началось все три года назад, когда всей большой семьей — с дочерьми и их мужьями — они впервые побывали в «Радужном».

Нина Васильевна с детства ходит на лыжах, неоднократно участвовала в городском конкурсе «Лыжня зовет». Четвертый год занимается скандинавской ходьбой. Как она говорит, «на палках» может пройти до 8 километров в день. У нее есть любимый маршрут — от улицы Олимпийской до санатория «Адонис».
— Как у вас на все хватало и хватает сил?
— А я усталости никогда не понимала. Энергичная была. А еще я пью только свой чай, не покупной. Сбор делаю из тех трав, что растут на участке: мята, пустырник, мелисса, иван-чай, каркаде, зверобой и прочие. Завариваю по восемь трав.
У Нины Васильевны есть еще один секрет ее молодости и активности: она умывается росой. По ее словам, особенно полезен в этом смысле укроп: росинок на нем много, их можно собрать и в ладошки, и в чашку. Собранную в чашку росу она выпивает, предварительно попросив у Бога здоровья и сил. «Выпиваю — и словно омолаживаюсь!»

Инна Анохина, газета «Голос Череповца»