19 сентября 2019, 7:07

Чем займутся будущие поколения

Цифровой до мозга костей, катающийся в беспилотном авто, живущий в умном доме, сваливший все заботы на искусственный интеллект и работающий в свое удовольствие пару-тройку дней в неделю… Таким ли стоит нам видеть человека из недалекого будущего?

О «Мире Полудня»

Новые поколения, в чьи руки попадет, выражаясь словами героя одного популярного фильма, воздвигнутое нами здание, почти не оставляют сомнений в том, что «здание» это преобразится до неузнаваемости.

Чтобы подробно не останавливаться на очевидном, сформулируем ситуацию так: те явления нашей жизни, описание которых раньше было уделом футурологов, теперь можно запросто раздобыть по сходной цене в интернет-магазинах.

Даже родители миллениалов (рожденных с 1980 по 2000 год) смотрели на своих детей как на носителей нового сознания, хотя тот поколенческий разрыв еще нельзя было назвать пропастью. Но вот во взрослую жизнь стали входить центениалы, которых еще принято именовать поколением Z, и многим стало казаться, что именно этим людям суждено перевернуть этот мир вверх тормашками.

Все ожидания от поколения Z сжато формулирует «Википедия». Рожденные с начала нулевых земляне суть первое поколение, кого пресловутые глобализация и постмодернизм застали еще во младенчестве. Это они ходят пешком под стол уже с планшетом, на котором возводят огромные виртуальные здания с помощью игры «Майнкрафт» — и гораздо более умело, чем складывают друг на друга детские кубики.

Вот и считается, как гласит «Википедия», что многие представители поколения Z будут заниматься «инженерно-техническими вопросами, биомедициной, робототехникой, искусством». То есть в чистом виде рисуется нам до приторности оптимистичный «Мир Полудня» братьев Стругацких.

Работать или вкалывать?

Конечно, молодежь не будет избавлена от проблем, но проблемы эти лежат, как мне думается, совсем не в той плоскости, в какой их видят старшие.

Родители и психологи переживают, что дети и молодежь мало общаются вживую, предпочитая онлайн, приобретают интернет-зависимость, страдают от болезней зрения и лишнего веса, вообще оторваны от реальности. Но ведь и наши родители всегда находили, к чему бы придраться, и часто были не в восторге от нашего образа жизни. Когда-то я уже писал, что родителям придется смириться с тем, что их детям предстоит жить совсем в другом мире, и лучше, если к этому они будут подготовлены. Так что дело в другом.

Как замечает политолог Екатерина Шульман в журнале «Форбс», миллениалы, а тем более центениалы отличаются тем, что прямой материальный стимул к зарабатыванию денег (которых они хотят не меньше, чем их предки) все быстрее теряет свою эффективность. Наступает момент, когда повышение зарплаты уже не влияет на производительность труда. Иными словами, от поколения к поколению снижается мотивация к «вкалыванию»: убиваться на работе молодежь уже не хочет.

Собственно, вот мы и подошли к сути проблемы, сформулированной еще Маяковским: «Кем быть?» Потому что та же робототехника — штука прекрасная, но в условиях перенаселенности планеты людьми, а благодаря робототехнике — еще и роботами, не очень понятно, чем будут заниматься миллиарды землян, чтобы прокормить себя и свои семьи.

Глобализм и Средневековье

«Известия» публикуют исследование австралийских ученых, которые констатируют: миллениалы и оперяющиеся представители поколения Z живут гораздо беднее своих родителей.

Все процессы, наблюдаемые в Австралии, характерны и для других стран. В развитых странах молодежь зарабатывает меньше своих родителей, им все сложнее обзавестись собственным жильем, отмечается общее падение доходов. Наибольший же доход имеют те, кто смог унаследовать богатство и имеет хоть какой-то стартовый капитал.

Вот и получается, что говорим мы о будущем, но все глубже окунаемся в прошлое: ситуация, когда обладание наследственным богатством является единственной гарантией успеха в жизни, была характерна, на секундочку, для раннего Средневековья. И конца-краю этому не видно. Уже не раз подчеркивалось в докладах ООН, что богатые на планете продолжают богатеть, а бедные — беднеть.

Между тем специалистов, обучающих искусственный интеллект все новым возможностям, требуется не так и много, а роботы скоро вытеснят не только рабочих с производств, но и водителей, машинистов, охранников, продавцов из сферы услуг. Вопрос: а что им делать? Ответ дать достаточно сложно, и не случайно в последнее время обсуждается возможность скорого перехода России на четырехдневную рабочую неделю.

Некоторые, к слову, видят «убийцами» рабочих мест вовсе не повальную роботизацию и не цифровую экономику. Как пишет обозреватель Дмитрий Дробницкий, дальнейшее развитие человечества возможно только при демонтаже нынешней — глобалистской — модели экономики, а разве это нужно либеральной элите и транснациональным корпорациям? Так что мировой экономический рост они всеми силами подавляют.

Реальность

Подводя итог, придется признать, что светлое будущее «Мира Полудня» новым поколениям отнюдь не гарантировано. Вписываться в жизнь им будет как минимум не легче, чем их родителям, а наличие автопилота в машине не избавит их от прочих житейских проблем.

В довершение приведем статистику, которая спускает с небес на землю. По данным аналитиков «Авито», которые проанализировали поисковые запросы на своем сайте, самые востребованные профессии у россиян на сегодня — это электрик, сварщик и разнорабочий. А наибольшую динамику роста показали позиции продавца, уборщицы, администратора, сантехника, парикмахера, водителя и охранника.

Это, мягко говоря, не то, на что в идеале вправе рассчитывать бедное поколение Z. Но есть и хорошая новость: роботы до сферы услуг пока так и не добрались.

Андрей Савин