15 августа 2019, 19:40

Череповецкий дайвер навещает знакомого осьминога в Эгейском море

Наш сегодняшний собеседник свои выходные и отпуск проводит под водой. А все эти винтики и детали, ключи и приборы, пот и ремонты остаются над головой — где-то на суше, в далеком цехе. Под водой в голове безмятежность, вокруг валяются кем-то утерянные под крепкое словцо топоры и спиннинги, мимо проплывают голубые раки, а под камнями ведут нехитрый быт ленивые осьминоги.

Как в космосе. 43-летний Илья Кожевников, мастер по ремонту оборудования коксоаглодоменного производства, родился в Вологде, но в течение года вместе с родителями переехал в Череповец, где живет по сей день. Весь 25-летний трудовой путь Ильи связан с доменным цехом и производством, где он прошел путь от слесаря до мастера.

«Увлечение дайвингом появилось на теплых морях, — начал рассказ Илья. — Шесть лет назад я отдыхал в Египте, увидел, как туристы ныряют с аквалангами, заинтересовался. Подхожу к организатору, узнаю цену — 50 долларов. Мне нашли русскоязычного гида, все объяснили, экипировали, отвели на коралловый риф. Страха никакого не было, но ощущения очень интересные: на тебе 25 кг оборудования, непривычно, неудобно и некомфортно — где-то тянет, где-то мешает. Спустились с рифа, чуть-чуть на ластах отплыли и по команде инструктора погрузились на минимальную глубину, около 2 метров».

В воде металлурга ожидала новая волна дискомфорта:

«Началось давление на уши, от которого я избавился, «продувшись» (зажимается нос и делается выдох в уши — прим. авт.). Потом огляделся — вода чистая, вокруг кораллы, рыбки. И весь дискомфорт испарился — ничего не мешает, все видно, спокойно дышишь. Тело приняло нейтральную плавучесть, то есть гидроневесомость. Вот это самое потрясающее ощущение, настоящая эйфория. Я понял, почему некоторые «подсаживаются» на дайвинг: в космос мы полететь не можем, а нырнуть — пожалуйста».

30 минут первого погружения пролетели как одно мгновение.

«Под водой лишних мыслей нет вообще: голова просто отключается и отдыхает. Все заботы остаются на берегу. Ты сосредоточен только на оборудовании и строгом выполнении плана погружения».

Учиться и учиться. Первые впечатления от нырка неофит какое-то время переваривал, затем несколько раз погрузился в других местах и понял, что для развития ему нужно сертифицироваться и пройти серьезное обучение.

«Я захотел большего, — продолжает металлург. — Но чем глубже ты хочешь нырять, тем больше знаний должен иметь. Тогда я нашел единомышленников в Череповце и в 2017 году отучился на первую звезду по системе CMAS (международная организация дайвинга, первым президентом которой был Жак-Ив Кусто, — прим. авт.), что позволило мне безопасно погружаться на глубину до 18 м».

Сейчас Илья готовится по курсу второй звезды (можно нырять до 40 м). Затем сразу планирует приступать к обучению на третью, то есть стать дайв-мастером (тоже до 40 м, но есть бонусные нюансы — например, возможность проводить ознакомительные погружения для новичков).

Как рассказывает ныряльщик, любое погружение глубже 40 м — это уже технический дайвинг с совершенно другими дыхательными смесями, оборудованием и подготовкой. Само собой, в таком случае в разы выше и суммы вложений, и это притом, что оборудование для погружений до 40 м стоит немало — более 100 000 рублей.

Когда Илью затянуло в увлечение, его интерес довольно быстро вышел за рамки наблюдения за рыбками и водорослями.

«Мы с одноклубниками теперь не просто что-то смотрим, а учимся и отрабатываем различные схемы действий на глубине, в частности аварийщину — например, внезапный выход воздуха из баллона и другие вещи, к которым нужно быть готовым теоретически, практически и морально».

Чем глубже погружение, тем больше тонкостей: то, что можно легко сделать на 18 м, на 40 нужно выполнять крайне осторожно.

«С 18 метров можно всплывать без ущерба для здоровья, просто надув компенсатор. В случае подъема с больших глубин нельзя спешить, нужно совершать декомпрессионные остановки, «отвисаться» на определенных точках, чтобы не получить кессонную болезнь».

Ныряем тут, ныряем там. Любимое место для погружений у Ильи — теплое и чистое Эгейское море. Именно в нем, неподалеку от города Херсониссос, что на острове Крит, металлург и развернул на глубине 38 м флаг родного производства.

«Я увидел, как мои коллеги-доменщики развернули флаг производства в горах. Тогда я подошел к директору и получил одобрение на разворачивание флага под водой. От берега Крита было около 4 км. Вообще, плыли специально, чтобы посмотреть на затонувший сбитый мессершмитт, но гид потерял метку, и мы его так и не нашли. Спустившись на отметку, я развернул флаг. Оставлять на дне не стал — думаю, доставлю его на другие глубины. В 2020 году планирую развернуть его подо льдами за полярным кругом, когда смогу заниматься техническим дайвингом».

На одной из точек погружения у Ильи даже есть «знакомый» осьминог — он живет под одним и тем же камнем.

«Уже трижды мы встречались — вытащу его из-под камня, посажу на себя, а он довольный по мне лазит. Наобщаемся — сажаю его обратно, домой».

Помимо теплых вод Средиземноморья, дайвер не обделяет вниманием и местные акватории.

«Много ныряем и по Вологодской области в чистых озерах, также в Бокситогорске и Твери. В Кирилловском районе недавно ныряли, в парке «Русский Север»; там, конечно, есть проблемы с прозраком (видимостью — прим. авт.) — 1,5 — 2 метра, но довольно интересная фауна порой встречается. Например, какой-то необычный рак с перламутровыми, голубыми или розовыми отливами. Одно из негласных правил дайверов — вести себя под водой как в гостях и не вредить местному «населению». Порой находим какие-то вещи на дне — например, мы поднимали топоры и фонари. А я как-то под Кирилловом на 4 метрах нашел довольно неплохой спиннинг с хорошей катушкой».

Самая глубокая покоренная точка области для Ильи — 30 м в Лисицынском карьере под Вологдой. Личный рекорд глубины на данный момент — предельно допустимые для его уровня подготовки 40 м.

Тянет на север. Даже в северных акваториях холод воды, как рассказывает дайвер, благодаря специальной поддетой под костюм одежде вообще не ощущается — мерзнет только лицо, а тело остается сухим. Хотя в Лисицынском карьере на 30 м было зафиксировано всего +4°С, что ненамного теплей воды, в которой оказались потерпевшие крушение на «Титанике». Для сравнения: в мае на 30 м в Эгейском море было +19°С, там же в октябре +22°С.
Несмотря на это, северный дайвинг, как говорит собеседник, имеет особый шарм.

«Есть стереотип, что дайвинг — это обязательно теплые моря. Безусловно, там комфортно, красиво. Но в северных акваториях — морях и озерах — есть своя прелесть. Некоторые продвинутые дайверы даже говорят, что отнырявших в холодных водах больше не тянет нырять на югах».

Череповецкое сообщество дайверов, в котором состоит Илья, называется «Вежливые дайверы». Группировка базируется на улице Гоголя, 62, в магазине товаров для подводного плавания. Основатель и гуру — Вячеслав Гаранин.

«С августа по май мы тренируемся и помогаем новичкам отрабатывать основы в городских бассейнах. Но для начала новички учат теорию. Аттестация проводится обязательно на открытой воде. Тут, как с автомобилями, есть различные категории. У нас в клубе есть свой компрессор, который «забивает» баллоны сжатым воздухом прямо на местах погружений. Смеси в баллоне хватает на 40 — 50 минут.»

Как рассуждает Илья, люди — сухопутные существа и вода для нас — враждебная среда. Но благодаря современному оборудованию ограничений по здоровью для занятий дайвингом нет. Вредные привычки нежелательны, но допустимы. Нужно просто иметь в виду, что погружаться под воду — то же самое, что садиться за руль, а значит, надо управлять погружением строго по правилам и нести ответственность за свою жизнь и жизнь напарника.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»