11 августа 2019, 19:58

Прослушивание книг может стать профессией

Кто-то выходит на пенсию, чтобы в полной мере насладиться заслуженным отдыхом от работы. А кто-то с головой погружается в освоение новой профессии — например, исследует словари, дискутирует на лингвистические темы и… отстаивает рожениц.

Татьяна Жмайло не просто собеседник для очередного интервью, она наша бывшая коллега, много лет проработавшая в редакции «Голоса Череповца». Формально Татьяна Владимировна на пенсии, но без работы она не сидит — занимается корректурой аудиокниг, то есть ищет и исправляет ошибки в аудиотекстах.

«Самое главное — отследить, правильно ли поставлено ударение. Русский язык очень своеобразный, даже носителям трудно усвоить абсолютно все правила, а орфоэпия (правила устной речи — прим. авт.), по-моему, один из самых сложных разделов, я учусь этому каждый день».

И звуковая корректура, и создание «говорящей книги» в целом — кропотливая и прежде всего командная работа. Первая ступень — чтец, он начитывает текст и отправляет звукорежиссеру. Звукорежиссер «склеивает» фрагменты, убирает испорченные моменты (например, когда чтец запинается на фразе), лишние шумы, выравнивает звук, при необходимости добавляет музыкальное оформление (иногда это делает сам чтец). Потом материал отправляют корректору. Корректор работает одновременно с печатным текстом и аудиоматериалом, сравнивая начитанное с написанным, отмечая ошибки: указывает время записи, неверное произношение и правильный вариант. Дальше к делу снова подключается чтец — исправляет ошибки. Затем готовая аудиокнига отправляется в издательство, где имеются свои редакторы-корректоры.

«Иногда с издательскими корректорами возникают споры. Не так давно был случай: издательский корректор требует от чтеца исправить «рожЕницу» на «рОженицу», мол, это наиболее употребительный вариант. А я сопротивляюсь, потому что во всех словарях дана норма ударения «рожЕница», допустим вариант «роженИца», а «рОженица» — просторечие».

— И что в итоге? Отстояли рожЕницу?

«Конечно», — улыбается Татьяна Владимировна.

Корректорам приходится постоянно работать со словарями. И не только с русскими, ведь есть еще иностранные имена, фамилии, названия. В общем, сложностей хватает.

Путь к профессии аудиокорректора для Татьяны Жмайло начался со всероссийской акции «Читают все», которую проводила газета «Книжное обозрение» в 2005 году. Газета предлагала журналистам писать рецензии на книги; писали бесплатно, зато присланные для рецензирования книги можно было оставить себе. И однажды вместе с бумажными книгами нашей коллеге прислали диск с аудиокнигой.

«До этого я никогда не увлекалась звуковыми книгами, даже не знала, что это такое. Одна меня просто поразила; это была запись книги братьев Стругацких «Пикник на обочине». Мне так понравилось, что я стала искать в интернете информацию об аудиокнигах».

Поиски привели на недавно созданный сайт «Клуб любителей аудиокниг»; Татьяна Владимировна даже помнит точную дату, когда впервые попала туда, — 3 мая 2009 года. Скачать аудио-книги можно было бесплатно, но взамен администрация просила помочь развитию сайта. Несколько месяцев Татьяна Жмайло составляла справочный раздел, собирая информацию о чтецах. Постепенно посетители сайта начали общаться с чтецами, а кто-то и сам стал чтецом.

"Мы как-то раз на форуме обсуждали качество звуковых книг, говорили о том, что в записях даже профессиональных чтецов встречаются ошибки, а уж среди чтецов-любителей… И тут кто-то из модераторов бросил клич: «Грамотные, помогите безграмотным!» Люди с филологическим образованием, желающие помочь, на сайте нашлись, и скоро начали приходить чтецы, так сказать, стучались в личку: «А можете проверить мою книгу?» И таким образом у меня постепенно «набралось» пять чтецов, с которыми я работаю уже на протяжении нескольких лет. Конечно, поначалу далеко не все получалось, у нас не было опыта орфоэпистов, но мы его наработали, учились. Да и сейчас «между нами, девочками» (корректорами) нередко возникают дискуссии о произношении того или иного слова. Новые слова появляются регулярно — кальки с английского, «обрусевшие» компьютерные и интернетные термины, которые не успели попасть в современные орфоэпические словари. А иногда, напротив, старорусские, церковнославянские, средневековые понятия…
Начиналось все с любительских записей, на безвозмездной основе. Чтец начитывал, «звукач» чистил, корректор проверял, и книга выкладывалась в «Клубе…» на суд слушателей. И постепенно у многих «клубных» чтецов в релизах книг вместо метки «любительское чтение» стала появляться метка «неофициальное издание профессионального исполнителя», а то и попросту — издательство такое-то, поскольку их работой заинтересовались издательства и предложили сотрудничество.  
Если говорить о тех, с кем работает Татьяна Жмайло, то первым был Игорь Князев, их сотрудничество продолжается и сейчас, когда он стал одним из самых востребованных чтецов в стране«.

До 2016 года Татьяна Владимировна занималась корректурой абсолютно безвозмездно. Как она сама с улыбкой говорит, «читали-читали, а потом нас заметили издательства». В 2013 или 2014 году издательства стали предлагать Игорю Князеву начитывать тексты для них. Предложения стали поступать и другим чтецам; а чтецы «подтянули» за собой и своих корректоров.

До 2016 года Татьяна Жмайло совмещала аудиокорректуру и работу журналиста. Сейчас она занимается только звуковыми книгами.

«Когда уходила из редакции, боялась, что стану пенсионеркой, погрязшей в сериалах. А на деле даже фильм посмотреть некогда — работы много».

— Но она, насколько понимаю, вам нравится.

«А как вы думаете? Конечно. Это работа, о которой я мечтала всю жизнь — мне всегда хотелось работать в уединении, чтобы надо мной не было начальников, чтобы был оговоренный объем задач, которые я могла бы делать в срок, но в любое удобное для себя время».

В месяц Татьяна Владимировна проверяет шесть-семь книг, средний объем каждой — от 10 до 15 часов звучания. На час текста уходит примерно три часа работы, с учетом перерывов, которые необходимо делать, чтобы не рассеивалось внимание.

«Я слушаю книгу, параллельно читаю тот же самый текст на экране компьютера, иногда вслух, вместе с чтецом. Больше всего мне нравится, что в процессе работы я оказываюсь в курсе большинства книжных новинок. Могла бы жизнь прожить и так и не узнать, что, например, Дмитрий Глуховский, автор сетевого литературного проекта «Метро 2033» в жанре постапокалиптики, — прекрасный прозаик-реалист. В этом мне помогла убедиться одна из его последних книг под названием «Текст», которую озвучил Игорь Князев. Чтец Дмитрий Игнатьев открыл для меня двух писателей, сотрудничающих под псевдонимом Генри Лайон Олди, мы работали с ним над их книгой «Свет мой, зеркальце…». Вероника Райциз познакомила меня с трогательными рассказами американки Лусии Берлин, которые она с большим чувством начитала, а я с удовольствием корректировала. Макс Доронин — специалист по начитке научно-популярной литературы, и благодаря сотрудничеству с ним я узнала много интересного из области физики, химии, психологии, музыкальной культуры».

Елена Бжания, газета «Голос Череповца»