«Автостоп — это проверка на прочность»

Захар Любушин — обычный парень 22-х лет со средним профессиональным образованием. В 2015 году он принял решение путешествовать автостопом и с тех пор активно перемещается по всей стране и даже за её пределами, пишет портал «Регион 29».

Когда Захар ненадолго вернулся в Архангельск, журналистам удалось пообщаться с ним о том, чем его привлек автостоп, какие есть правила в подобных путешествиях, а также о том, чем отличаются менталитеты россиян и жителей других стран.

— Захар, как и куда ты отправился в своё первое путешествие автостопом?

«В Екатеринбург. Это был март 2015 года, и мне нравилась одна девушка. Мы познакомились в интернете, и я решил, хочу её увидеть!»

— Из знакомых в Екатеринбурге была только она?

«Да»".

— Как тебе хватило смелости?

"Я не могу ответить на этот вопрос точно. Просто захотел и просто поехал. Это был мой первый раз, мне было 18 лет. Я ничего не знал и стал собирать информацию у людей, которые уже ездили автостопом. Готовился около двух месяцев. Собирал вещи, узнавал о том, как автостопить правильно, деньги копил, чтобы хотя бы на еду хватало. Когда вышел на трассу, понял: советы не всегда имеют вес«.
Фото Егора Радько.Фото Егора Радько.

Из точки А в точку Б

— Что автостоп значит именно для тебя?

«Перемещение из точки A в точку Б. Я выбрал именно такой способ передвижения, потому что у меня просто не было денег на билеты. Десяти тысяч не хватало на то, чтобы отправиться в Екатеринбург на поезде, прожить там какое-то время и вернуться обратно. Ну и, естественно, просто было интересно. Я, в первую очередь, хотел проверить себя на прочность. Однажды, кстати, познакомился с девчонкой из Польши, и она рассказывала о том, что она «стопит» с 14-ти лет. Я подумал: «Вау! Ничего себе!». Потом, конечно, прикинул масштабы Польши и России и понял, что у нас автостоп намного тяжелее. Это расстояния в тысячи километров между городами. И зачастую между ними лес, степь и больше ничего. Тут и вступает в силу проверка себя на прочность. Потому что, когда ты ночью остаёшься один на трассе, думаешь: «Эм… И что мне делать?». Решил, в общем, что мне нужно попробовать. До 18-ти лет я вёл в какой-то степени тепличный образ жизни, никогда не старался прыгнуть выше головы. И вот время пришло!»

— Помнишь, что за машина и водитель тебя подвезли тогда?

«Помню, как будто это было вчера. Я стоял на трассе М8, после посёлка Дорожников. И останавливается классный джип, иномарка представительского класса. Я открываю дверь, а там сидит поп. Он провёз меня буквально два или три километра и высадил у танкодрома. Дальше я ехал уже на микроавтобусе с мужчиной лет сорока до самой Вологды, 800 километров, что-то около десяти часов».

— О чем вы разговаривали со священником?

«Так как я ехал в первый раз, мне всё было интересно. Но первое, что меня заинтересовало: почему люди берут попутчиков? Об этом и разговаривали на протяжении двух или трёх километров. Ничего особенного. Не всегда получается найти общие точки соприкосновения с людьми, чтобы разговор шёл сам собой. Зачастую ты просто заваливаешь человека вопросами. Это, кстати, самая главная техника у нас. Спрашивать нужно столько, чтобы человек продолжал отвечать, когда ты уже вышел из машины. Такого не случается, если тебе повезло».

— Что ты обычно берешь с собой в поездку?

«Палатку, спальник, каремат (туристический коврик). Они нужны не всегда. Были случаи, когда я спал просто на улице. В Крыму, например. Было довольно тепло, мог себе это позволить. В первый раз, кстати, мой рюкзак был максимально укомплектован. Он был небольшой, и только поэтому я не взял с собой много лишнего. А когда ехал в Турцию год назад, понабрал с собой столько всякого барахла! Рюкзак весил 18 килограммов! И это только за спиной. На груди ещё килограммов десять! Я постоянно себя ругал: на кой чёрт мне всё это барахло?! Брать с собой стоит лишь действительно важные вещи: спальник, каремат, теплую одежду, котелок, термос, ложку и нож».

— Какие правила автостопа ты выделил для себя?

«Одно: не выделывайся. Есть такие люди, которые вроде подбирают тебя и денег не просят, но общаться с ними на равных всё равно не получается. И даже если ты в чём-то с ними не согласен, лучше держать мнение при себе. Во-первых, неизвестно, что он может сделать. Во-вторых, ты не для того два часа с поднятой рукой стоял, чтобы через десять минут опять на улице оказаться. Нельзя говорить на три темы: политика, деньги, религия. Люди на эти темы очень резко реагируют».

— Самая важная черта характера для автостопщика?

«Терпение. Без него никак. В России особенно».

— Назови три причины сорваться куда-нибудь автостопом прямо сейчас.

"Первая — ничто не держит (не только в городе, но и вообще). Вторая — всё надоело. Третья — классное мероприятие, которое происходит не здесь«.

Автостоп — не причина, а следствие

— Статистика Википедии утверждает, что с каждым третьим автостопщиком происходит несчастный случай. Тебе бывало страшно за свою жизнь?

«Во время автостопа нет. Я всегда был честен с водителями, а они были честны со мной. Вот показательный пример. Однажды я ехал с мужчиной дальнобойщиком почти двое суток. И в первый же день водитель рассказал о том, что сидел в тюрьме восемь лет за ограбление инкассаторской машины. И так как я немного мнителен (или это был здравый смысл), то я был более аккуратен, чем обычно. Тогда слегка испугался, но дальнобойщик, как мы видим, ничего дурного сделать не хотел».

— Расскажи про самый тяжёлый день в пути.

«Это было в декабре 2016 года. Я поехал в Абхазию за мандаринами. День начинался нормально. Всё всегда начинается более-менее нормально. Выспался, утро, птички поют, хорошая погода. Но в пути все пошло совсем не так, как я планировал. На позиции в ожидании очередной попутки у меня полностью промокли ноги. В декабре. До ближайшего города (Ростов-на-Дону) — 300 километров. Я простоял так несколько часов. И примерно в девять вечера понял, что никуда уже отсюда не уеду. Ещё через час заметил, что стало тяжело дышать. Темно. Очевидно, что никто не подберет. Решаюсь идти до ближайшего населённого пункта, который находится в нескольких километрах от трассы М4. Фонарей нет, палатки с собой нет, ноги промокли, я задыхаюсь! Чудом добрался. Нашёл гостиницу и попросил, чтобы меня пустили переночевать. Это, наверное, один из самых тяжёлых дней».

— Можешь вспомнить самых интересных собеседников, которые тебе встретились во время путешествия?

«Сложно выделить самых интересных, но был классный молодой человек, который подобрал меня под Владимиром. Я просто шёл по объездной трассе и машин не ловил, потому как в таких местах редко кто-то останавливается. Лучше ловить за городом. И тут рядом со мной тормозит старая раздолбанная белая «Нива». Я залез. А в машине сидит, помимо водителя, ещё один парень. Волосатый, в кожаном плаще, в очках. Такой же как я, в общем. Ну мы разговорились о том, о сём. Ни расстояния, ни времени не заметил».

— А с кем бы ты хотел проехать автостопом?

«С Виктором Цоем».

— Почему?

«Не знаю. Люблю Виктора Цоя. Мне кажется, он не отказался бы от чего-то подобного. «Те, кому нечего ждать, отправляются в путь».

— В какое место тебе хотелось бы вернуться?

«В Турцию. Мне там очень понравилось. Хорошие, добрые люди. Вкусный хлеб. Там красиво».

— Перспектива задержаться где-то надолго теперь тебя пугает?

«Пугает. Придётся видеть те же улицы, ходить тем же маршрутом, видеть одних и тех же людей. Мне это даётся тяжело. Не могу усидеть на одном месте».

— Можешь ли ты сказать, что автостоп стал твоим образом жизни?

«Нет. Автостоп — это не причина. Автостоп — это следствие. Следствие моего желания узнавать новое. О себе, о других, о чём угодно. Я долгое время думал, что развитие в движении, но сейчас я начинаю понимать, что развитие и более-менее оседлый образ жизни совместимы ничуть не хуже».