8 мая 2019, 17:11

Ветеран ВОВ Николай Миронов рассказал о любимой военной песне, разведке и тяжёлом ранении

Медаль «За отвагу», орден «Красного знамени» и «Красной звезды», два года на полях сражений. Воинский путь 94-летнего ветерана Николая Миронова длинный. Украина, Белоруссия, Польша. Его он прошёл под любимую песню тех времен «До свиданья, города и хаты».

На старой чёрно-белой фотографии — три солдата. Один из них — наш герой, тогда ещё 20-летний пехотинец Николай Миронов. Батальон стоял в небольшом польском городке Сопоте. Готовились к очередной операции. Но боевой путь Николая Ивановича начался раньше, в 43-ем. Тогда молодого парня из небольшой вологодской деревни призвали на фронт.

Николай Миронов, ветеран: «Пришли — руки, ноги есть. Даже вот так, как были, в чём одеты. Видимо, раньше на комиссиях просто было, так сразу и брали. Через день отправили в Борисово, пошли пешком с Вытегры, потом в Вологду с Бабаево».

Так начался долгий путь к Курской дуге. Сначала полгода ещё неопытных парней учили обращаться с оружием. После этого отряд молодых бойцов сразу отправили на передовую. А оттуда — ни шагу назад. Пока были силы, держали оборону или переходили в наступление. День путался с ночью.

«Одну ленту пулемётную выстрелил, вторую перезарядил, стал стрелять. Мина одна летела и не долетела, упала. Солдат, который лежал, уже опытнее был, а я-то неопытный еще был, он меня по ногам пихнул, я упал. Я на него обиделся, думал, что он делает-то?», — вспоминает ветеран.

Так опытный товарищ спас жизнь молодому бойцу. После Курской битвы — освобождение Украины и Белоруссии. Тогда солдата впервые ранят в ногу. Почти сразу после этого Николаю Ивановичу пришлось принять на себя командование ротой, а затем он попал в разведку. Брали «языков», определяли огневые точки врага и наносили их на карту. В одной из таких операций Николая Ивановича контузило. В другой — он потерял товарища.

«Впереди меня он был, я рядом полз, его убило. Один выстрел, и он оказался убит. Тут уже всё. Тебя обнаружили, ты забираешь, чтобы сзади их не оставить. Уходи хоть каким-то путём, своих ни в коем случае оставлять нельзя».

После этого Николай Иванович решил уйти из разведки. Вернулся в родную роту и пошел освобождать Польшу. Правда, сам День Победы солдат не помнит. Его тяжело ранили. По горлу прошли две пули. В теле — множество осколков. Срочная операция, много дней без сознания. Очнулся, вспоминает ветеран, в горле — трубка.

«Можно призаткнуть — так слышно будет. А я ведь не знал, неграмотный был, пока не научили, что затыкать можно. Так я говорю, а никто меня не понимает и не слышит. Потом научили».

До конца августа 45-го Николай Иванович пробыл в госпитале. После войны вернулся на родину, женился, родились дети. Переехали в Череповец. Бывший военный работал до самой пенсии и грузчиком, и шофером, и крановщиком. Сейчас историю этого великого человека бережно хранят родные.

Нина Григорьева, дочь: «Я работала во втором ГПТУ преподавателем русского языка и литературы. И одна девочка, второкурсница, решила написать сочинение именно об этом человеке, о моём отце. Сочинение мне очень понравилось, оно не было признано лучшим, но по крайней мере для нашей семьи оно является очень важным».

Копия этого сочинения есть у каждого члена семьи, как настольная книга. Дети радуются — их отец ещё очень активный и жизнерадостный. Он до сих пор ездит на дачу сажать картошку, любит бывать на концертах и слушать военные песни. Вот только подпевать им бывший солдат не может — голос к нему после боевых ранений так и не вернулся.