14 апреля 2019, 14:01

Можно ли распознать, что ребенок вынашивает мысль о самоубийстве?

Большинство суицидальных попыток детей носит демонстративно-шантажный характер. «Если я умру, мама поймет, что любит меня, и у нас все будет хорошо». Можно ли распознать, что ваш ребенок вынашивает мысль о самоубийстве, и предотвратить несчастье? Можно. Но есть проблема: из-за своей беспечности или предубежденного отношения к психиатрии взрослые нередко игнорируют рекомендации специалистов о том, что ребенку требуется консультация психиатра или психотерапевта. О причинах подростковых суицидов, остроте этой темы применительно к Череповцу и проводимой профилактике нам рассказал главный врач БУЗ ВО «Вологодский областной психоневрологический диспансер № 1» Виталий Воронов.

— Виталий Андреевич, можете обозначить масштабы проблемы?
— Приведу официальные цифры Следственного комитета РФ. В 2017 году (за 2018-й статистика еще не подведена) в России зарегистрировано 1 694 попытки подросткового суицида, 693 завершенных суицида. Для сравнения: в 2014 году эти цифры составляли 1 094 и 737 соответственно. В Череповце в 2018 году было четыре завершенные попытки подросткового суицида, с начала 2019-го — два случая. Нужно понимать, что это дети и подростки, которые довели задуманное до конца. Это лишь верхушка айсберга. Детей, которые вынашивают мысли о суициде как единственном способе решить свою проблему, в реальности гораздо больше.

— Насколько долгим может быть путь от мыслей о самоубийстве до самого суицида?
— Истинных суицидов (ситуации, когда подростки реально совершили самоубийство) немного. По разным данным, их доля составляет 20 — 30 % от общего количества суицидальных попыток, а они по большей части носят демонстративно-шантажный характер. Почему это происходит? Ребенок теряет связь с родителями и пытается хоть каким-то образом обратить на себя внимание. Это его крик о помощи. Дети и подростки имеют другое представление о смерти, нежели взрослые, они не понимают до конца конечность бытия. Процитирую, как наши пациенты объясняли свои попытки совершить суицид. Так, девочка говорила: «Я-то думала, что приедет скорая, меня увезут, маме будет не до разбирательств со мной. А потом, когда она придет плакать у моей кровати, я ей скажу: «Знаешь, мама, я кое-что у тебя взяла и сломала», и ей будет уже не до наказания». Такие слова говорят о том, что в этой семье, скорее всего, довольно жесткий, директивный стиль воспитания и строится оно по принципу «поступок — наказание». Еще пример. Мальчик рассказал, что мама грозилась сдать его в детский дом в случае, если он получит еще одно замечание. «Если я умру, мама поймет, что нельзя меня сдавать в детский дом, и у нас все будет замечательно» — так рассуждает ребенок, не понимая, что ничего этого он не увидит, ведь попытка суицида может оказаться законченной.

— О каких проблемах в обществе сигнализируют подростковые суициды?
— Это явление имеет несколько основных предпосылок. Во-первых, нарастающая пропасть между родителями и детьми. Родители все больше увлечены материальной составляющей «счастливой семейной жизни», забывая при этом о духовной стороне, о простом общении со своим ребенком. Сегодня профилактическая работа проводится в основном с несовершеннолетними, а охватывать она должна и взрослых. Усилия специалистов могут увенчаться успехом, только если комплексная работа будет вестись с семьей в целом. Вторая причина — это нарастающая агрессивность в школьных коллективах, ее характерное проявление — буллинг, то есть травля детей сверстниками. Отмечу также популяризацию темы подростковых суицидов в СМИ, когда проблема освещается некорректно. Наконец, случаи подростковых суицидов говорят о том, что недостаточно хорошо налажена профилактическая работа и в медицине, и в образовании. Приведу конкретный пример. Лишь с января 2018 года в силу вступил приказ Министерства здравоохранения об изменении порядка проведения профосмотров среди несовершеннолетних. В число врачей, которых проходят дети и подростки, наконец-то был включен врач-психиатр.

— В последнее время подростки часто публикуют в Интернете фотографии увечий, которые наносят себе. Это тоже сигналы о суицидальных мыслях?
— Действительно, набирает популярность такое явление, как селф-харм, то есть нанесение подростками самоповреждений. Эти снимки выкладываются в социальных сетях, «заражая» и других. В нашей области, причем не только в городах, но и в районах, такие случаи уже есть. Почему подростки наносят себе увечья? Опять же работает демонстративно-шантажный механизм. Очень многие несовершеннолетние объясняют это также переводом душевной боли в физическую. Так им легче перенести душевную боль — когда нет контакта с родителями, ребенок просто не знает, каким образом выплеснуть накопившиеся эмоции. В этот момент он чувствует контроль над ситуацией — «только я сам могу причинить себе боль».

— Как вами ведется профилактика?
-С прошлого года мы совместно со специалистами благотворительного фонда «Дорога к дому» компании «Северсталь» работаем в рамках проекта «Выбери жизнь». Он направлен на профилактику саморазрушающего и самоповреждающего поведения у детей и подростков. За 2018 год было охвачено шесть школ города, дети 7 — 10-х классов. Клинические психологи проделали большую диагностическую работу: из 550 осмотренных школьников в группу риска были включены около 18 %. С этими ребятами специалисты работали уже прицельно — индивидуальное консультирование детей и родителей, групповые занятия. Также проводилась большая профилактическая работа (мероприятия, лекции, беседы) со школьниками и педагогами.
Все это вкупе дало хороший результат. По данным динамической диагностики, у 173 несовершеннолетних снижен риск суицидального поведения. У 194 несовершеннолетних произошли позитивные личностные и социально значимые изменения: улучшилась коммуникация с родителями, повысилась уверенность в себе, снижен уровень тревожности. В 2019 году проект «Выбери жизнь» расширяет охват несовершеннолетних, используются новые формы работы, как, например, онлайн-чаты, участники которых могут в режиме реального времени задавать психологам вопросы и получать ответы.

— Какие проблемы выявлены вами в ходе работы?
— Самая главная проблема — это беспечное отношение родителей к психическому здоровью своих детей. Нередко рекомендации специалистов о том, что ребенку требуется консультация психиатра или психотерапевта, игнорируются взрослыми. К сожалению, среди тех ребят, которые покончили с собой, были дети, родителям которых говорилось: ребенку нужна помощь специалиста. Заставлять родителей отвести ребенка к врачу мы не имеем права, у нас по закону нет таких полномочий. В обществе сохраняются предубеждения против психиатрии, по ряду причин люди не хотят идти на прием к психиатру — боятся, стесняются. Отмечу также низкую активность немедицинских учреждений, к нам поступает не так много запросов о помощи. Мы же готовы идти на контакт и делиться информацией, которая может быть полезна.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»

Сегодня, 10:06
Более чем на 100 территориях пройдет в Вологде общегородской субботник
Субботник станет началом двухмесячной акции по уборке города.