8 апреля 2019, 15:48

Мастер рассказал историю символа Белозерска

Известная многим белозерская ладья, символизирующая легенду о приходе на Белоозеро викинга Синеуса и отражающая торговое значение города, пришла в негодность. Ей нашли замену — из трех вариантов выбрали тот, что мог предложить Череповец.

Ладья была установлена у кремлевского вала в честь 1112-летия Белозерска в 1974 году и всегда привлекала внимание гостей города. За 45 лет лодку не раз меняли. Последняя простояла более двадцати лет. Но дождь, ветер и снег сделали свое дело — ладья обветшала. Как сказал мне известный белозерский мастер-лодочник Михаил Столяров, можно было пальцем проткнуть.

Отреставрировать ее оказалось уже невозможно, стали думать, где взять новую. Вариантов было три — в Петрозаводске, Вытегре или Череповце. Остановились на череповецком варианте. При содействии администрации Белозерского района лодку перевезли из яхт-клуба на место будущей стоянки.

У этой ладьи интересная история. Лодку, построенную когда-то на судоверфи в Соломбале, при транспортировке повредили и привезли на реставрацию в поселок Маэкса к Михаилу Столярову. Затем лодка попала в Череповецкий район. Здесь она простояла несколько лет, оказавшись ненужной.

А вот теперь пригодилась — и ее опять доставили в Белозерск.
Старая ладья была распилена, а голову дракона, украшавшую носовую часть, Михаил Столяров взял на хранение в свой музей лодки, который находится неподалеку от Белозерского кремля.

Летом его музей полон посетителей, Михаил интересный рассказчик.
Новую ладью еще требовалось довести до ума, и за это взялся Михаил Столяров. Но в тот день, когда я приехал в Белозерск, погода препятствовала работе, и мастер отправился в поселок Верхняя Мондома, в хозяйство фермера Николая Белова.

Фермер держит небольшое дойное стадо, работает охотоведом и всегда готов прийти селянам на помощь. Его день начинается в пять утра, и уже в полдень он везет свежее молоко в город. Николай очень любит свой край и может рассказывать о нем часами. Михаил приезжает сюда, чтобы найти вдохновение, обсудить с другом новые проекты.

День моего приезда был у товарищей очень ответственным, они занимались чистовой отделкой лодки, которую делают вместе. В лесу нашли подходящую осину, окорили и, разметив корпус будущей лодки-долбленки, стали убирать внутренность. Щепки потом пойдут в костер, когда лодку будут разводить. Разводка — очень важный момент. Лодку устанавливают на специальные рябиновые колышки (другая древесина не подходит), и при медленном огне она принимает нужную форму. Это, как сказал мне мастер, ювелирный процесс, любая неточность может свести всю работу к нулю.

«В нашей местности, тут, в Мондоме, в каждой деревне строили лодки, — не выпуская из рук топорика, рассказывал мне Михаил. — У меня вот даже топорик и то исторический. Я как-то был в гостях у одной старушки, Анны Васильевны Лыжиной, и она мне разрешила взять на чердаке все, что меня интересует. Вот тогда-то я и нашел два топорика с клеймом Соловецкого монастыря, да такие хорошие! После того, как я их в порядок привел, лучше не найти. Ведь если пересчитать все мои профессии… Кем только не был. На ЧерМК пять лет отработал, потом на газопроводе Уренгой — Помары — Ужгород трудился, кузнечному делу обучен, аквалангист-инструктор, чинил швейные машинки…»

Даже если бы Михаил Столяров умел только делать лодки, и то был бы завален заказами. А увлечение это к нему пришло, когда он школьником увидел чуни —
небольшую лодку. И стал интересоваться, как она сделана, из какого материала… Когда уже вышел на пенсию, его приглашали проводить мастер-классы в Америку
и Германию.

Но Михаил Столяров верен своему краю, а теперь, когда ему доверили работу над символом Белозерска, дел прибавилось. Ведь не за горами туристический сезон, и нужно, чтобы символ древнего города вновь радовал людей и свидетельствовал, что тут чтят свою историю.

Сергей Рычков