4 апреля 2019, 14:23

«Потребительский экстремизм» в жилищно-коммунальной сфере

В редакцию «Голоса Череповца» обратилась председатель одного из городских ТСЖ Елена Таджимова. Она уже несколько лет занимает эту должность и столкнулась с весьма неприятной проблемой: некоторые жильцы не только серьезно затрудняют функционирование ТСЖ, но и ищут способы нажиться за счет него, а значит, и за счет всех собственников в доме. «Я это называю «потребительский экстремизм», — рассказала «Голосу Череповца» Елена Васильевна. — Такие жильцы есть и в других домах, с председателями ТСЖ в которых я общалась, есть пара квартир и у нас».

А потом потекла крыша…

Дом, о котором пойдет речь, — реконструированное на рубеже веков общежитие. Сначала, в период ремонтов, это был ЖСК, а в 2006 году его преобразовали в ТСЖ.

По словам Елены Таджимовой, дом был принят с серьезными недоделками, которые довольно быстро стали проблемами для жильцов. Внутренняя отделка квартир была самая минимальная, без сантехники. Люди сами доделывали свои квартиры. Правда, не все. Собственница одной из квартир мало что делала на своей жилплощади и довела ситуацию до того, что стены покрылись грибком и плесенью, но вину за это попыталась переложить на ТСЖ.

— С декабря 2016 года она стала по этому поводу писать жалобы на ТСЖ во все инстанции, — говорит Елена Таджимова. — Но что было раньше? Меня выбрали председателем ТСЖ примерно через год после сдачи дома. И почти сразу сломался бойлер. Его поменяли, одновременно переделали розлив, установив полипропиленовые трубы.В 2004 году остались без света. Потратили почти 300 тысяч рублей на новые кабели и резервный контур. За все жильцам приходилось платить из своего кармана, но люди на это шли. У многих были проблемы с финансами — приходилось даже на работу ходить пешком, чтобы сэкономить. А еще дом был принят комиссией даже притом, что водосток не был должным образом сделан — трубы были просто приставлены к стене. Весной вода текла мимо воронок. Вскоре и крыша потекла. Ремонт сделали, но временный, а требовалось решать проблему основательно.

Несговорчивая соседка

В2010 году Елена Васильевна отправилась по городским инстанциям, пытаясь найти способы обновить кровлю. Ей посоветовали искать инвестора.

— В то время было популярно такое решение, как надстроенный мансардный этаж, в котором можно располагать офисы. И инвестор под эту идею нашелся. Они создали проект и вышли с ним на руководство города. Я во всех этих мероприятиях тоже участвовала. Казалось бы, интересы всех совпали. Была сделана техническая экспертиза здания. Подтвердилось, что такой вариант возможен: фундамент и стены выдержат нагрузку.

Елена Таджимова перед этим еще сходила посмотреть, как похожий проект с мансардной надстройкой был воплощен в доме на улице Сталеваров. Посоветовала и другим жильцам сходить. А получилось, что одна из собственниц жилья, побывав в том доме, узнала, что владельцам двух квартир в нем была выплачена компенсация за согласие на проведение реконструкции.

— В таком вопросе по закону необходимо согласие всех собственников, — рассказывает Елена Васильевна. — У нас в доме все подписали, кроме одной собственницы. Она запросила за подпись один миллион рублей! Причем ее квартира расположена на пятом, то есть верхнем, этаже. И она как никто должна быть заинтересована в ремонте кровли. Но у нее как раз протечек не было, тогда как другие люди мучились и несли убытки. ТСЖ, кстати, пострадавшим возмещало ущерб. А люди много не просили — только на материалы по чекам.

В проекте договора с инвестором оговаривалось, что кроме возведения мансардного этажа он обязуется за свой счет утеплить и облицевать фасад, отремонтировать входные группы в подъездах, сделать отделку тамбуров, заменить козырьки. Несговорчивую собственницу приглашали в офис инвестора, показывали ей проект, беседовали. Но она была непреклонна.

— А вскоре мне звонит директор этой компании и говорит, что еще одна собственница запросила за согласие полтора миллиона рублей. А раз так, то инвестор вынужден отказаться от этого проекта, так как затраты становятся слишком большими, а прецедент получается крайне вредным. После такого разочарования я даже отказалась от председательства в ТСЖ. Но пришлось потом все-таки продолжить работать.

«Веселая» жизнь

Крыша в доме текла все сильнее. Приходилось уже проявлять смекалку. Елена Васильевна вместе со своим соседом-студентом растянули и закрепили степлером на чердаке пленку по периметру перекрытия в проблемных местах. Были также сделаны «лунки», в которых вода скапливалась.

— Периодически мы с еще одной пенсионеркой поднимались на чердак, черпали воду ведрами из этих лунок и выливали в чердачное окно. Вот так и жили, — продолжает рассказ Елена Таджимова.— В 2016 году смогли убедить собственников на собрании, что нужно сдавать на капитальный ремонт не 6 рублей 60 копеек, как тогда было у всех, а 20 рублей с квадратного метра в отопительный сезон и 30 рублей в теплый период, чтобы накопить на ремонт кровли. Большинство проголосовало за.
И первые этажи, и все 25 пенсионеров. У меня даже слезы на глазах появились тогда, что не пришлось людей долго уговаривать. А та самая собственница снова против! Но в данном случае решение все равно было принято, достаточно и двух третей голосов. Когда сделали начисления, она бежит с претензией, почему ей тоже начислили, если она была против. И на следующий день началось! Посыпались жалобы с требованием денег и проведения ремонта в квартире. Причем жаловалась на холод и протечки кровли! Приходили из жилищной инспекции, проверили. В акте проверки указано: ничего не подтвердилось. Далее, в феврале 2017 года, было обращение в Роспотребнадзор. Специалисты провели замеры, и в удовлетворении претензий тоже было отказано. Она — снова в ГЖИ, мне приходит предписание сделать водосток и утепление снаружи. Я его не исполняю, потому что с протоколом не согласна, так как водосток до ремонта кровли делать бессмысленно. Инспекция отправляет дело в суд, который в марте отказал во всех исках, дело прекратил, так как вины ТСЖ в том, что в квартире этой собственницы образовалась плесень, не выявил. Но она продолжает писать жалобы. Теперь еще и на сайт департамента ЖКХ, в ОБЭП, прокуратуру. Все нас проверяют! «Веселая» жизнь у меня пошла.

«Обидно очень!»

А кровлю в доме все-таки отремонтировали. Причем Елена Таджимова смогла договориться с подрядчиком о рассрочке платежа, так как накопить всю необходимую сумму на своем спецсчете ТСЖ не успевало.

— Будь мы в общей программе капитального ремонта, то нескоро дождались бы: ремонт кровли стоял в плане только на 2032 — 2034 годы, а фасада — на 2042-й! А тут нам сделали крышу в марте 2017 года на сумму 2,5 миллиона. Теперь с кровлей и водостоком никаких проблем, а деньги еще продолжаем выплачивать. Спасибо подрядчику, что пошел нам навстречу и согласился на оплату в рассрочку.

Меж тем неугомонная собственница квартиры на пятом этаже зашла с другой стороны — подала в суд при помощи одного из обществ по защите прав потребителей. И выиграла.

— Было пять судебных заседаний, — говорит Елена Таджимова. — Она требовала 88 тысяч рублей. Суд удовлетворил требования частично, то есть снизил сумму. А она ведь еще, помимо прочего, требует работы в ее квартире провести, а через три месяца предоставить проект ремонта фасада дома. Представляете? Мы, конечно, не согласны, подали апелляцию в областной суд. Теперь ждем ее рассмотрения. Обидно очень! Мы же стараемся для дома сделать все возможное. Помимо прочих ремонтов, еще в две городские программы смогли попасть: 800 тысяч рублей на замену теплообменника получили в 2010 году и 400 тысяч — на асфальтирование всей придомовой территории. Не обидно ли после этого слушать про «ненадлежащее содержание общего имущества», когда я все силы положила на этот дом? Хотя, конечно, большинство жителей — это люди благодарные и отзывчивые. На собрание всегда приходят, голосуют. А заседания совета дома — в нем восемь человек — у меня на кухне проходят обычно. Жаль, но способов борьбы с таким «потребительским экстремизмом» я пока не вижу. На днях вот еще из одной квартиры нам выставили серьезные требования по возмещению ущерба, хотя мы на их сигнал отреагировали, считаю, своевременно.

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»