24 марта 2019, 12:41

От окружной тюрьмы до современного изолятора

Уголовно-исполнительная система России отмечает свое 140-летие. В Череповце история развития пенитенциарной системы берет свое начало с 1875 года, когда по приказу главного тюремного управления появилась окружная тюрьма. Исправительное учреждение, находившееся на Советском проспекте, меняло названия: домзак, исправдом, следственный изолятор. Сегодня арестованных и обвиняемых в ожидании суда доставляют в СИЗО на Северном шоссе. Тюремную историю Череповца журналист «Голоса…» узнал от ветеранов и действующих сотрудников УФСИН.

«Зарубил топором семью…»

Тюремный департамент в России был создан указом императора Александра II в 1879 году. Новое ведомство объединило все исправительные учреждения, существовавшие на тот момент во многих городах страны. Так, в Череповце окружная тюрьма появилась в 1875 году.

Она обслуживала несколько уездов – Белозерский, Кирилловский, Устюженский и Череповецкий. В исправительном учреждении отбывали наказание 220 человек: 200 мужчин и 20 женщин. Их обеспечивали верхней и нижней одеждой, постельным и нательным бельем, выдавались даже полушубки.

Заключенные содержались на средства государственной казны, а также за счет пожертвований, которые делали члены Общества попечения о тюрьмах и обычные горожане. Помощь оказывалась даже семьям людей, отбывающих наказание.

В камерах череповецкой окружной тюрьмы в 1870 — 1880-е годы содержались не только уголовные преступники, но и политические заключенные. Так, здесь дождался суда один из первых народников нашего региона, сын полицейского исправника из Холмогор по фамилии Швецов, арестованный за революционную пропаганду. А еще в исправучреждение был помещен один из самых знаменитых душегубов за всю историю череповецкого правосудия тех лет – крестьянин Аргуновской волости Матвеев, который в пьяном угаре зарубил топором всю свою семью: жену и шестерых детей. После судебного расследования его приговорили к «вечным», то есть пожизненным, каторжным работам.

После Октябрьской революции тюрьмы стали называться домами заключения (домзаки, как в Череповце) и домами предварительного ареста (допры). В 1924 году исправительное учреждение в нашем городе получило название Череповецкий губернский дом предварительного заключения. Он имел два этажа и 28 камер, рассчитанных на 103 человека, но фактически арестованных было больше. В 1935 году домзак перешел из ведомства НКВД под крыло народного комиссариата юстиции и стал именоваться следственным изолятором. Располагался он в центре города, на Советском проспекте, 114.

«Спали даже на столах».

Череповчанин Роман Царев – ветеран уголовно-исполнительной системы, в которой он проработал четверть века. Свой трудовой путь он начинал в 1979 году с должности контролера (надзирателя) в следственной тюрьме № 1 г. Вологды. Через пять с половиной лет Роман Александрович перешел работать в череповецкий следственный изолятор, на пенсию уходил в должности зам. начальника учреждения.

— Само здание режимного корпуса было в ужасном состоянии, фактически оно разваливалось, — вспоминает Роман Царев. – Мы были вынуждены обшивать наружные стены металлическими листами, поскольку стяжка в кирпичной кладке превратилась местами в песок. И заключенные могли доставать эти кирпичи, как буханки хлеба из печи.

По воспоминаниям череповчанина, в 80 — 90-е годы прошлого века при лимите наполнения 350 человек в учреждении содержалось периодами до 600 человек.

— Спали по очереди и даже на столах, все камеры были переполнены, — продолжает Роман Александрович. – А вот сотрудников, напротив, был некомплект. Бывало, что на ночь оставался всего один сотрудник на все три этажа. Но мы справлялись и несли службу. За всю мою службу было всего два случая нападений заключенных на сотрудников. Оба спонтанные, а не спланированные. А вот побеги случались не раз, хотя большинство из них предотвращались на стадии подготовки.

Так, однажды побег был совершен из небольшой камеры, в которой сидело два человека.

— Лаги на полу были деревянные, доски сгнили, главное было первую доску оторвать или первый кирпич из стены вытащить, — говорит Роман Царев. – Заключенный оторвал одну доску, вывалились и другие. Он попал в подвал, в хозяйственное помещение. Оперся на стенку, а она просто обвалилась, поскольку не была обшита железом.

Этого беглеца поймали в тот же день. Если случалось ЧП, весь состав учреждения переходил на усиленный режим, сотрудники работали сутками, пока не находили сбежавших. Так, в другой раз из камеры удалось совершить побег четверым заключенным. И если троих поймали сразу, то четвертого удалось задержать только на десятые сутки.

Запрещенная посылка от мамы.

В девяностые годы началось строительство нового здания на Северном шоссе. Расположено оно в 15 км от города. Переезд состоялся в 2006 году. Времена переполненных камер ушли в прошлое. Сегодня при лимите в 469 человек в учреждении содержится 280. Ежедневно сюда из судов доставляют от двух до пяти человек.

В камерах, рассчитанных на четверых (все в строгом соответствии с европейскими стандартами, санитарно-гигиеническими нормами), содержатся арестованные, обвиняемые и осужденные. После вступления приговора в законную силу осужденный в течение 10 дней должен быть направлен в исправительное учреждение для отбывания наказания.

Для спецконтингента предусмотрено трехразовое питание (для несовершеннолетних – пятиразовое), еда готовится здесь же, в пищеблоке. Как это положено по закону, прибывших в СИЗО размещают по камерам в зависимости от тяжести совершенных преступлений, мужчины и женщины содержатся в разных корпусах, несовершеннолетние – отдельно от взрослых. Распорядок дня следующий: подъем в 6.00, отбой в 22.00. В течение дня арестованным, обвиняемым и осужденным запрещается спать.

Связь с внешним миром они поддерживают через бумажную корреспонденцию и телефонную связь (15 минут в день с телефона-автомата при покупке карточки).

— Несовершеннолетние учатся, за нами закреплены педагоги школы № 25, они ездят к нам, занимаются с учениками в учебно-консультационном классе, в учреждении созданы условия для сдачи ЕГЭ, — рассказывает начальник отдела по воспитательной работе с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по Вологодской области Иван Филиппов. – Спецконтингенту положены краткосрочные свидания и передачи от родственников. Бывает, что пытаются передать запрещенные предметы. Например, в этом году мать принесла сыну сим-карту, спрятав ее в рукоятке щипчиков для ногтей. На женщину был составлен административный протокол, материалы переданы на рассмотрение в мировой суд.

— Сейчас в стране активно борются с курением. Как с этим обстоит дело в изоляторе?

— В камерах есть специально отведенные места для курения. Они расположены под вентиляцией. И, кстати, курящие арестованные, осужденные и заключенные содержатся отдельно от некурящих.

От первого лица

Начальник ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по Вологодской области Юрий Гришин:

— При поступлении в следственный изолятор человек должен сдать все запрещенные предметы: оружие, наркотики, колюще-режущие предметы, спиртное, ценности, сотовые телефоны, а также снять ремень и шнурки. За всю историю существования изолятора в новом здании ЧП здесь не было. Продуманная система безопасности исключает возможность побега.

Марина Алексеева, газета "Голос Череповца»