3 марта 2019, 17:39

Череповецкий ветеран рассказал, как испытывал Т-34 под водой, и высказался о фильмах про танки

«В танке я один, а на берегу генерал и скорая помощь, — рассказал „Речи“ Игорь Самутичев о подводных испытаниях танка Т-34 в 1955 году. — Сорок метров прошел по дну Клязьмы, только ноги промочил. Страшновато было. Думал, а ну как заглохнет».

Три масштабных фильма о танках и танкистах вышли на российские экраны за последний год — «Несокрушимый», «Танки» и «Т-34». Череповецкий 84-летний пенсионер Игорь Самутичев посмотрел их все и позвонил в редакцию «Речи» — мол, странно, что ни в одной из картин сценаристы не ввели эпизод, в котором бы герой Великой Отечественной войны Т-34 ходил по дну реки или озера. Хотя, возразил сам себе Игорь Александрович, ничего странного: подводные испытания легендарного танка начались после войны. И он в них участвовал.

В танкисты Игорь Самутичев, уроженец Кирилловского района, попал из-за сломанной ноги. До армии он работал на грузовом судне; во время стоянки тяжелая лестница упала ему на ногу и сломала большую берцовую кость. В военкомат пришел хромая. Времена были тревожные, и в армию брали всех. Плохо ходишь — будешь сидеть. И отправили во Владимир в танковую учебку. В первые же месяцы Игорь Самутичев проявил на занятиях большие способности к освоению военной техники (казалось, откуда бы, еще несколькими годами ранее работал пастухом в кирилловском колхозе) и вышел в отличники.

Испытания на Клязьме начались утром — на берег прибыли два танка. Один должен был попытаться форсировать реку шириной 40 метров и глубиной 4 метра, а другой оставался на берегу, чтобы вытянуть товарища в случае форс-мажора. Танки были связаны длинными тросами. Рядовому Самутичеву было приказано управлять первым танком. Он рассказал, что перед испытанием Т-34 подготовили — заклеили дуло пушки, замазали окошечко для водителя, а также закрыли двигатели и выхлопные трубы.

«Заехал в воду, иду по дну, — рассказывает он. — В окошко ничего не видно, только вода журчит, мне команды в ухо дают — направо, налево. Сначала мне все нипочем было — чего там, парню 19 лет. А в воде у меня мандраж пошел. Ну, думаю, заглохну посреди реки. Вытащат, конечно, но все равно страшно. Эти 40 метров я шел долго-долго, время как будто остановилось. На берег выезжаю и говорю: слава богу. Хотя и неверующим был. Все механизмы выдержали, только ноги у меня были мокрые, которыми на педали жал. Открываю люк, вылезаю сырой, ко мне бегут бледные генерал и два полковника».

За подводный подвиг молодого бойца отметили внеочередным званием — был рядовым, стал сержантом — и пятью годами запрета на выезд за границу. Помните диалог из советского фильма «Старый Новый год»? «В восемнадцатой квартире что делается! Сын из армии пришел! Танки теперь, говорит, под водой ходят. Тсс!! Военная тайна!» — говорит герой Евгения Евстигнеева. В 1966 году, когда вышла пьеса, военной тайной подводные танки уже не были. А в 1955 году рассказывать об испытаниях было запрещено.

Игорь Самутичев служил три года. После учебки его перевели в Архангельскую область.

«В 1956 году, когда ситуация вокруг Египта накалилась, мы трое суток в танках спали, — рассказывает череповчанин. — Никуда не отлучались, нам в кабину еду носили. Ждали, что война начнется и нас перебросят».

Современные фильмы о танках и войне Игорь Самутичев назвал зрелищными, но неправдоподобными.

«Вы видели, на какие там расстояния танки прыгают? Друг через друга перескакивают. Мы тоже тренировались через окопы прыгать, и получалось. Но чтобы через танк... Не могло такого быть», — говорит танкист с записью «старший механик-водитель» в военном билете.

После службы в армии Игорь Самутичев устроился на Череповецкий металлургический завод. Работая бригадиром-мастером в сортопрокатном цехе, модернизировал установку термического упрочнения арматурной стали (она функционирует по сей день) и получил премию Совета министров СССР.

Сергей Виноградов

8 апреля 2019
Эта неделя 100 лет назад
В этой рубрике мы знакомим читателя с событиями, которые происходили в Череповце ровно столетие назад. Окунуться в прошлое нашего города позволили статьи и заметки, опубликованные в газете «Коммунист»