18 января 2019, 13:22

Посланник Деда Мороза рассказал о своем новогоднем путешествии

Закончилось мое очередное путешествие в качестве посланника великоустюгского Деда Мороза — уже восемнадцатое. Вроде и опыт большой, и организационные вопросы отработаны, а все равно волновался. Без проблем никогда не обходится...

Туш на пианино и баян

Опять Новый год, только старый. За окном заснеженные череповецкие улицы, и даже не верится, что совсем недавно я находился в большом новогоднем путешествии. Поздравлял ребят, которые писали Деду Морозу, тех, кто находится в трудной жизненной ситуации. Да и просто встретившихся на моем новогоднем пути.

Подготовка, как обычно, не была гладкой. Планируя маршрут, звонил в места, куда предполагал заехать, и порой слышал в ответ, например, такое: не можем принять, учителя устают, а в местном Доме культуры идет подготовка к районным соревнованиям «Битва хоров». Или вот еще: прошу организовать встречу, о которой сами в сельсовете еще летом меня просили, и слышу, что суббота — выходной день, глава живет в районе, а тут один специалист на территории. Мол, приезжайте летом...

И все же график составлен, и первая моя встреча, как обычно, в Кичменгском Городке. Там живет Соня Митина, которая просила у Дедушки Мороза в подарок баян.

Было около половины десятого утра, когда я зашел в музыкальную школу, где проходило занятие хора. Ребята, в числе которых была и Соня, репетировали детскую песню, но мое внезапное появление внесло разлад в исполнение. Сидевшая за пианино учительница вначале была удивлена. Но когда узнала о цели моего визита, даже сыграла туш. Соня объяснила, что написала зимнему волшебнику, потому что хочет учиться игре на баяне. А мама сказала, что баян достать трудно, да и дорогой это инструмент. Но есть же хорошие люди! В череповецком совете ветеранов-металлургов решили: коли в глубинке растут таланты, то надо помогать. И отправили со мной для Сони подарок — новенький баян.

Это совсем другие апельсины...

Далее мне надо было ехать в деревню Трофимово: местная активистка Ирина Высоцкая еще летом просила, чтобы я поздравил ребятишек их отдаленной деревни. Она и на машине за мной приехала, и встречу с детьми организовала. А я привез ребятам шоколадки и апельсины. И таких подарков мне еще предстояло сделать много. Конечно, апельсины везде бывают в продаже, но когда их привозят в подарок от Деда Мороза, да еще в красочной упакове, — это уже совсем другое дело. Шоколадками же мне захотелось отметить ребят, которые помогают в школе, колют соседским бабушкам дрова, стали победителями районной олимпиады. И что я заметил: когда говорил хорошие слова об этих вроде бы незаметных ребятах, чувство гордости испытывали все присутствовавшие.

Особые дети

Дело особой важности в моем новогоднем туре — посещение детей-инвалидов. Сразу скажу, что видел разное отношение к этим детям. В Нюксенице навестил девочку, которая страдает синдромом Дауна и самостоятельно делать ничего не может. Дом неприбранный, на кухне посуда не мыта, кажется, не один год. На вопрос, чем питается ребенок, я конкретного ответа не получил. Сказали, что все дают, только она ничего не ест. А вот другая семья — в селе Городищна того же района. Юноша, который может передвигаться только ползком или при помощи людей, обихожен, с него пылинки сдувают, для него сделали во дворе прогулочную площадку, чтобы он, сидя в коляске, мог дышать свежим воздухом. Тотьма, в маленькой квартире деревянного дома живет семья с тремя детьми, три кошки да три собаки. Можно представить, какой там запах. И другая семья, где ребенок прикован к кровати, ему лишь пару часов в день можно сидеть в специальном кресле. Но он работает на компьютере, учится и хочет стать бухгалтером.

Многие представители социальных служб прямо мне говорили, что не могут часто навещать семьи, сильно загружены работой. Рады уже тому, что родители у многих перестали пить. Но раз уж платят пособие по уходу за ребенком-инвалидом, если еще идет и пенсия на ребенка и есть масса льгот, то, наверное, родители могли бы найти силы и время, чтобы заниматься детьми. Как, например, многодетный отец, с которым я познакомился позже во время этого путешествия в Моздоке (для его детей я привез вологодские сувениры и сладкие подарки). Он работает на двух работах, держит большое хозяйство, а для дочери-инвалида, чтобы реабилитация шла быстрее, приобрел шотландского пони, на котором катается не только его девочка, но и ребята со всей округи.

Небесные просьбы

И еще одну семью мне, наверное, будет не забыть. Это Ефремовы из деревни Рылковской, что в Тарногском районе. В прошлом году в семье умер от онкологического заболевания сын Сева. Но мальчик успел написать письмо Деду Морозу и попросить подарок для своих трех сестер. И как же рады были Алина, Владислава и Снежана получить подарок от брата, который смотрел на них с небес.

И еще мне было очень приятно подарить игрушечную собачку и сертификат на поездку в Великий Устюг череповчанам Олегу и Юле Проничевым, ставшим авторами три миллиона трехсоттысячного письма. О поездке ребят в сказочную вотчину мечтала их мама, которая, к сожалению, умерла.

Магаданские встречи и цены

Одним из самых дальних пунктов моего путешествия в этом году стал Магадан. До этого я уже проехал много сел и городов Вологодчины, Карелии и Мурманской области. А в далекий Магаданский край, куда лететь надо около восьми часов, меня привели несколько детских писем. Когда я созванивался с администрацией Магаданской области, чувствовал, что в мой приезд не очень-то верят. И все же меня ждали, а я ждал встречи с магаданцами и привез им чисто вологодские подарки. Встреч было много, то в детском доме, то в приюте. Конечно, меня поразили здешние цены: картошка в поселке на Колымской трассе стоит больше 120 рублей за килограмм, свежие огурцы — 770, а свекла на рынке — 260 рублей. Хотя, как мне говорили местные жители, тут есть места, где можно выращивать и картофель, и другие культуры, но этим мало кто занимается, потому что слишком затратно. Здесь в основном живут те, кто работает в морском порту, моряки дальнего плавания, старатели артелей. Конечно, жизнь этих людей сурова.

«Приезжайте к нам на Колыму»

Одно из писем у меня было из поселка Дебин, что в 560 километрах от Магадана, на реке Колыме. И правительство Магаданской области выделило мне машину для поездки в этот отдаленный поселок, где температура зимой доходит до минус 51 градуса. Это Колыма, та страшная Колыма, о которой мы знаем по рассказам нашего земляка Варлама Шаламова (именно в дебинской больнице управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей он лечился, а потом работал фельдшером). Я ехал в поселок, чтобы порадовать мальчи-ка Костю. Машина преодолевала крутые склоны, уходили назад голые сопки с редкими деревьями, мы проезжали заброшенные поселки с пяти и трехэтажными домами, где нет ни тепла, ни электричества.

И вот наконец поселок Дебин, местная школа. Волнуясь, захожу в кабинет директора — и слышу, что на встречу мне отвели пятнадцать минут, так как я срываю учебный процесс, а у директора очень много бумажной работы... Я поздравил Костю, вручил волейбольный мяч, сундучок с набором продукции вологодской кондитерской фабрики и поехал опять в Магадан. Хороший город, мне он очень понравился, понравились его доброжелательные жители.

Дети Беслана

Но мне надо было спешить, меня ждали в Беслане — осетинском городе, в котором я был в 2004 году, когда только освободили школу, захваченную террористами, когда по улицам ходили люди с автоматами, а у домов стояли поминальные столы.

Сегодня Беслан другой, но та боль осталась у людей навсегда. Некоторые даже узнали меня, благодарили, что не забыл их. А как можно забыть? И те давние картины вновь вставали в памяти, когда я шел по мемориальному комплексу, в который превращена школа, когда был на кладбище, на котором захоронено большинство жертв теракта и которое называют «Городом ангелов». И было приятно на церемонии, организованной местной администрацией, вручать ключи от новых квартир выпускникам-детдомовцам, вручать подарки детям.

А потом был Моздок и очередные поздравления.

И еще я надеялся, что удастся прорваться в Грузию, поздравить и там детей. Но из-за опасности схода лавин на КПП «Верхний Ларс» в Дарьяльском ущелье никого не пропускали, с той и другой стороны скопилось 350 автомобилей грузовых, более 600 легковых. Пришлось возвращаться и улетать в Москву через Минеральные Воды. Кстати, в аэропорту меня на борт не пустили с новогодним посохом — впервые за многие годы, пришлось отдать его одной неравнодушной женщине на хранение.

А так все, кажется, сделал нормально, всем вручил подарки, я счастлив.

Сергей Рычков