19 декабря 2018, 7:30

Вологодская пенсионерка уже год живёт в подвале среди крыс

Ребенок войны, Ветеран труда, но в Вологде живет в подвале своего же дома — в холоде, среди крыс. Целый год вернуться домой ей не могут помочь ни социальные службы, ни власти, ни полиция.

Небольшая пристройка у одного из  многоквартирных домов на Чернышевского в Вологде — обычный вход в подвал — подземелье с трубами канализации и крысами стало приютом для  79-летней пенсионерки.

«Я закрою, холодно потому что? — Да, конечно, закрывайте. — Вам холодно будет.,» — встречает пенсионерка.

Кровать расположилась в небольшом закутке. Аккуратно развешаны платья, по углам все, что смогла унести из родного дома.  Из квартиры, которая находится в этом же здании, бежала от родного сына.

Татьяна Петрова: «Все лицо разбил, глаз не было. Это место наплыло на нос. Пошла, он меня как толкнул, я только об шифанер, говорю: „помоги мне встать“. Он, я тебе сейчас встану, взял палку, сломал одну напополам, другой начал хлестать по мне, вот позвоночник повредил и ноги».

А родная квартира уже год как приют для бомжей. Сын ведет асоциальный образ жизни. Владимир Петров несколько лет отбывал наказание в тюрьме за кражу, после вернулся, развелся с женой... спился.

Владимир Петров:  "Чего творится?! Я в психушке лежал, у меня крыша съехала. Так не поймешь, че как лечили, уже схватился в психушке за бритву. Все нормально было. А мать помогала правда«.

Нервно теребит сигарету в руках. Утверждает, мать никогда не бил. Если что и было, так это она сама — провокатор, говорит мужчина.

«Тебя избили риелторы, ты сама говорила. — Зачем ты врешь? — Ну вот видите, невозможно совсем жить», — ругаются родственники.

За кадром остался удар клюшкой. Мужчина шарахается от пенсионерки и продолжает гнуть свою линию — не здоров.

«Что-то опять случилось с головой не знаю — я не я, мне так кажется, что не я , а кто-то приходит пока меня нету», — рассказывает Владимир.

Не менее регулярно, чем друзья по граненому стакану в эту квартиру наведывается полиция. Вызывает правоохранителей то мать, то соседи. Но для Владимира все заканчивается административными мерами — беседами и сутками заключения в изоляторе временного содержания.

«С сыном у них нет ладу, сын выпивает. Конечно, обижает ее, но мы тут бессильны,» — рассказывает соседка.

Решить беду взялась общественность. По принципу добро должно быть с кулаками, Владимира серьезно избили.

«Нос он видно разбил ему, все в крови, вот его на это место посадил. Поставил на колени, сказал извиняйся перед матерью».
«Нашёл сына,попросил показать в каком подвале его мать,он прыгнул на меня,произошла драка,в итоге он в больнице, бабушка дома».

Ответив жестокостью на жестокость — проблему так и не решили. Пенсионерка спустя время снова живет в подвале. Бессильны и те, кто казалось и должен, и может помочь в этой ситуации законными, а главное человечными  методами. В подвале на стуле, что и обеденный и письменный стол — ворох бумаг — все ответы из разных ведомств, департаментов, полиции...

«Пишут. Вот неужели не жалко бумаги, лучше бы в детдом отдали бумагу».