19 августа 2018, 16:25

Череповецкая пенсионерка лечит пациентов анекдотами и частушками

«Человек-праздник» — так говорят о героине статьи в «Голосе Череповца», которая, пережив клиническую смерть, травит анекдоты в благотворительных целях. Едва встретившись с Надеждой Ивановой, я поняла, что разговор будет интересный. Фотограф попросила ее снять кофту для снимка, добавив: «Если не замерзнете». Надежда Николаевна весело ответила: «Я никогда не мерзну, я же родилась на снегу».

«Кем только не была»

Мы узнали о Надежде Ивановой из письма читательницы, просившей «написать о хорошем человеке», который приходит в санаторий и бесплатно развлекает постояльцев своими стихами, песнями, анекдотами. Действительно, Надежду Николаевну уже несколько лет зовут в санатории и социальные учреждения города (дома-интернаты для престарелых и инвалидов, социальные центры, детский дом), и она всегда откликается, принося с собой настоящий праздник.

Для интервью мы встретились возле Дворца металлургов.

Надежда Иванова родилась 8 марта 1941 года в Пришекснинском районе (сейчас территория затоплена Рыбинским водохранилищем).

— Мама вышла замуж в деревню Черная Гряда, а в родной Большой Мушне, за 8 км оттуда, жила наша бабушка. Мама пошла проведать мать, а на обратном пути — схватки, буквально полкилометра до деревни не дошла. Роды у нее уже не первые, она знала, что делать. Положила тужурку, сняла юбку. Рассказывала потом: «Как взялась за ветки, как уперлась в елку, ты только выскочила». Пуповину перегрызла зубами — а где ей было взять нож? От юбки что-то оторвала, перевязала. Укутала меня и пошла.

Не считая того, что Анна Александровна простыла, все закончилось благополучно.

На вопрос о работе Надежда Иванова смеется:

— Специальностей у меня было — не пересчитать. В 16 лет пошла свинаркой в наш совхоз «Комсомолец» (мы жили в Матурине), потом там же пекла хлеб в пекарне, потом была поваром в школе. Работа в порту приемосдатчиком, в садике… Нет, не воспитателем, у меня же образование семь классов. Нянечкой. Потом выучилась на кулинара по рыбе. В общем, кем только не была. На пенсию уходила из котельной в доке, там работала на транспортерах. А на пенсии работала в учреждениях соцзащиты вахтером.

С 16 лет Надежда Николаевна начала не только работать, но и петь в хоре. Сначала это был совхозный хор, затем несколько хоров в социальных и культурных учреждениях. Сейчас, правда, она предпочитает петь одна на своих волонтерских выступлениях, при этом поет без музыки, а капелла. Также умеет играть на музыкальных инструментах, пишет стихи, великолепно рисует и вяжет.

«Надежда, посмеши»

Именно на вахте началась артистическо-волонтерская «карьера» Надежды Ивановой. В учреждения соцзащиты по различным вопросам (в том числе на реабилитационные занятия) приходило множество людей, как молодых, так и пожилых.

— Сначала я стала бабушкам анекдотики травить. Похохочут, а в другой раз уже сами подойдут: мол, давай, Надежда, посмеши. Ну я и посмешу — то анекдот расскажу, то стихи, то песенку спою. Песни я переделываю. Например, у меня есть песня про нас, пожилых людей, на мотив «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Так и пошло, стали меня звать то туда, то сюда. Стихи я читаю только свои, песни — переделанные и «обычные». Есть и юмор, и лирика. Людям, конечно, больше нравится юмор.

К слову, читает и поет Надежда Николаевна без бумажек и прочих подсказок.

Выступать в санатории ее позвали лет 9 назад, сначала даже платили, но потом Надежда Иванова решила, что волонтеры все-таки не должны брать плату, поэтому от денег отказалась. Сейчас ее постоянно зовут то в одно учреждение, то в другое, горячий сезон — осень и зима, там редкая неделя обходится без выступления, а то и двух. Все это тоже бесплатно.

Притом не сказать, что деньги не нужны, — нужны, в первую очередь на лекарства, поэтому Надежда Николаевна подрабатывает: вяжет на продажу вещи, рисует картины.

Вообще, она удивительно бодрый, улыбчивый, веселый и позитивный человек, общаешься — и у самой душа радуется. Между тем жизнь Надежды Ивановой безоблачной не назовешь. Не так давно у нее умерла старшая дочь.

— Вот тут болит, — она дотрагивается до области сердца, — а виду никому не показываю. Это и помогает. Надо держаться, надо.

Сейчас у Надежды Николаевны остались сын, младшая дочь, есть трое внуков, четыре правнука и, конечно, любящий муж Николай Васильевич. Который иногда полушутя ругается: «И чего тебе перед телевизором на диване не лежится?! Чего все ездишь, отдыхала бы лучше!» Они вместе уже 58 лет (в апреле было 55 лет со дня официальной свадьбы).

Рано

Почти 10 лет назад Надежде Ивановой в областной больнице в Вологде установили кардиостимулятор. С тех пор она каждый год в декабре ездит туда на проверку и неизменно привозит стенгазету, которую полностью делает сама. Эту стенгазету с нетерпением ждут и врачи, и другой персонал, и пациенты. Многие списывают оттуда новогодние поздравления для своих близких.

Когда мы разговаривали о больнице, Надежда Николаевна вдруг сказала:

— А я ведь умерла в Вологде, десять лет назад. Клиническая смерть была. Холтер стоял (холтеровское мониторирование — запись ЭКГ в течение долгого срока — прим. авт.), писал суточную кардиограмму. Утром медики сняли показания и удивились: «А ты почему жива?» Я ответила: «Не взяли».

Разумеется, я не могла не спросить, видела ли Надежда Николаевна что-то во время клинической смерти.

— Стою на деревенской дороге, немножко ниже вижу сад, там мужики садят деревья. Думаю: пойду к ним, спрошу, куда идти теперь, где я вообще оказалась-то. Только собралась — идут женщины, много, все в длинных, до пят, розовых платьях. И там моя знакомая, которая жила в нашем доме и умерла уже. Она спрашивает: «Надечка, а ты-то как тут оказалась?» — «Не знаю, Клава». Потом другая женщина подошла, рассказала: «Мы невиновные, поэтому гуляем. А вон виновные садят деревья. Скажи на земле, что ада нет, просто тяжелая грязная работа для тех, кто виновен, а так здесь все хорошо». Они пошли дальше, я проводила взглядом, снова думаю, куда идти. Поворачиваюсь, и прямо передо мной стоит…

— Кто?

— Бог, наверное. Одет, как батюшка в церкви. Я аж вздрогнула. А он мне: «Чего испугалась-то? Рано. Сейчас обратно вернешься. Ты нужна людям и семье». — «А можно я останусь? Мне тут так понравилось, я даже знакомую встретила». Четыре раза просилась, он говорит: «Нет». Положил мне два пальца вот так на плечо — бах! — и я проснулась. Врачи потом сказали: «В нашей практике сроду не бывало, чтобы человек выжил после такой остановки сердца». Правда, так и не сказали, на сколько у меня сердце останавливалось.

Елена Бжания

Сегодня, 16:37
Школьник, который едва не утонул в пруду в Грязовце, пошел на поправку
Спасти ребенка удалось благодаря вовремя оказанной помощи.
Сегодня, 15:55
Профилактика наркомании среди подростков на Вологодчине проводится с нарушениями
Число несовершеннолетних, которые употребляют вредные вещества и стоят на учете, остается значительным.
Сегодня, 10:54
С экс-руководителя МЧС Вологодской области сняты все обвинения
Бессмертный обвинялся в нарушениях при организации комплексной системы безопасности в области.