21 июля 2018, 17:29
Поданы документы на канонизацию череповчанки Анны Демидовой, расстрелянной вместе с царской семьёй

Сведения о жизни Анны Демидовой, собранные Череповецкой и Екатеринбургской епархиями, и документы из госархива Вологодской области переданы в Священный Синод РПЦ. Там будет решаться вопрос о причислении Анны Демидовой к лику святых.

К 100-летию со дня расстрела царской семьи в свет вышли новые книги, фильмы и статьи об этом трагическом событии. Большие мероприятия проходят в Санкт-Петербурге, где покоятся останки Романовых и их слуг, погибших в подвале Екатеринбурга, и в самой столице Урала. В Череповце незадолго до печального юбилея открылась выставка, посвященная «комнатной девушке» семьи Николая II Анне Демидовой. О ее детстве и судьбе рассказывают на экскурсиях по Советскому проспекту, где на доме Демидовых пять лет назад появилась мемориальная доска.

К сбору документов для подачи в Синод на Вологодчине отнеслись очень внимательно. Обнаруженные в архивах сведения (в частности, удалось найти актовую запись о рождении Анны) позволили исправить ряд распространенных ошибок о череповецком детстве Демидовой. Например, многие годы считалось, что в последний раз Анна Демидова была на родине за десять лет до роковых событий — в 1907 году. Однако записи исповедной ведомости Воскресенского собора Череповца говорят о том, что она приезжала в родной город и в 1915 году, за три года до своей гибели. Также известно, что в 1917 году, за несколько месяцев до смерти, Анна Демидова прислала семье в Череповец несколько чемоданов с личными вещами. Короткая записочка гласила — идут переговоры об отъезде Романовых в Англию, Анна проводит их на корабль и вернется в родной город. Не сбылось.

Анна Демидова родилась в семье казначея череповецкой городской думы Степана Демидова. С детских лет у нее обнаружился талант к рукоделию, который по прошествии лет на семейном совете решено было развивать в ярославском художественном училище, находящемся под покровительством и высочайшим патронажем самой императрицы Александры Федоровны. Там-то и заприметила супруга царя Николая искусную вышивальщицу и увезла с собой в Петербург. Анну Демидову поставили обучать высокородных барышень обращаться с иглой и спицами. Будь она наставницей по фехтованию, конному выезду и прочим мужским премудростям, нипочем бы не получить работу, поскольку вплоть до 1904 года выносили императорские акушеры из царской спальни одних девчонок. Класс Анны Демидовой прибывал каждые два года — сначала Ольга, потом Татьяна, следом Мария и, наконец, Анастасия, любимица родителей и Анны Демидовой.

После ареста царя с семьей, а также лейб-медика Евгения Боткина, повара Николая Харитонова, лакея Алексея Труппа и комнатную девушку Анну Демидову  отправили сначала в Тобольск, а затем, поскольку надлежащей охраны там осуществить не удалось, в мае 1918-го перевезли в Екатеринбург в печально известный ипатьевский дом.

Как указывал на допросе комиссар Яков Юровский, который руководил расстрелом царской семьи, слугам еще в Петербурге предложено было оставить Романовых. Подобные же предложения делались прислуге в Тобольске и Екатеринбурге. Обещали не трогать и не преследовать. Кстати, слово свое красные сдержали — царский камердинер Чемадуров, которого за несколько дней до убийства отправили лечиться в соседнюю больницу, казни и ареста избежал и до конца своих дней относительно спокойно прожил в том же городе. Даже переименования Екатеринбурга в Свердловск дождался.

О том, что было в подвале дома Ипатьева, можно судить по мемуарам, оставленным убийцами. Проходя мимо чучела медведицы с медвежатами, ведомые на расстрел отчего-то дружно перекрестились. «Попытки ваших родственников за рубежом спасти вас не увенчались успехом. И вот в тяжелую годину для Советской республики на нас возложена миссия покончить с домом Романовых», — речитативно выкрикнул Юровский и достал наган. «Что-что?!» — только и успел произнести император, как тут же получил от оратора пулю в лоб. За пару часов до акции расстрельная команда, состоявшая из десяти человек, распределила одиннадцать жертв между собой — Юровский на правах главаря оставил за собой Николая и больного царевича Алексея. Но как только раздался первый выстрел, прочувствовавшие «миссию» бойцы о договоренности забыли и все как один бросились палить в последнего коронованного Романова. Паника поднялась страшная. Когда палачи усилиями Юровского «очухались», в глухом подвале стояла густая пороховая завеса. Красноармеец Кудрин в мемуарах вспоминал о белых подушках, которые со страшной скоростью передвигались в дыму — Анна Демидова, прижав к груди царево добро (в подушки были зашиты драгоценные камни и золото), лихорадочно металась из угла в угол. Кудрин дал несколько прицельных выстрелов, и женщина рухнула как подкошенная.

Полчаса ждали, пока дым рассеется, борясь с резью в глазах. После чего выяснилось, что предприятие далеко до завершения. Царские дочери были еще живы. По воспоминаниям участников, «работали» штыками. Сначала добили Ольгу и Татьяну, застывших в объятиях друг друга в углу комнаты, потом Марию и Анастасию, которых закрыла собой упавшая Анна Демидова. Когда с наследницами было покончено, очнулась невольная спасительница — ей перебило бедро. «Слава богу, я спасена», — громко и твердо произнесла она, порываясь встать. В записках стрелявших масса нестыковок, но этот факт все они фиксируют почти идентично. К Демидовой рванулся самый неистовый и жестокий из десятки, боец по фамилии Ермаков. «Она ухватилась за штык руками, крича и рыдая», — вспоминал Кабанов. Штык располосовал ей руки, и Ермаков заколол ее.

Когда носили трупы в грузовик, встретили последнее сопротивление — спаниель Анастасии по кличке Джимми невесть откуда выпрыгнул и заливисто залаял на красноармейцев. Карманную собачку, которая особенно и не пыталась убежать, штыком прокололи насквозь и бросили к хозяевам в кузов. Трупы были вывезены за город, сожжены, для верности залиты серной кислотой и зарыты в яме. По закопанному несколько раз проехал грузовик.

Спустя почти восемьдесят лет захоронение было обнаружено. Помимо медицинского анализа многое объяснили личные вещи, найденные в яме. Согласно описи, Анне Демидовой принадлежали следующие вещи: кусок обгорелого носового платка с сохранившейся меткой «А», белая маркизетовая блузка, белый батистовый дамский носовой платок, розовая шелковая с серыми отливами ленточка, пряжка от пояса и дорогой иноземный корсет.

Останки Анны Демидовой ныне покоятся в соборе Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Среди ее «соседей» Петр первый и Екатерина вторая.

В январе этого года исполнилось 140 лет со дня рождения Анны Демидовой. На Советском проспекте на доме, где Анна провела детство, 5 лет назад установили мемориальную доску.

Сергей Виноградов

Сегодня, 18:56
Максимальную площадь торговых центров в жилой зоне намерены ввести в Вологде
Проект изменения градостроительных норм обсуждают в областной столице.
Сегодня, 14:36
Подкорректировать "Народный бюджет" могут вологжане
Определить три актуальных вопроса, требующих решения в каждом конкретном микрорайоне, необходимо до середины ноября.