Профессор из Нового Орлеана рассказал череповчанам об их родном городе

Уильям Брумфилд, один из крупнейших специалистов по русской архитектуре, сегодня презентует в Череповце свою книгу о нашем городе, которая выпущена на русском и английском языках. Корреспондент «Речи» полистал издание вместе с автором.

Череповец — город контрастов и эпох

Для русского уха слово Череповец звучит забавно, а иностранца может поставить в тупик. По словам Уильяма Брумфилда, который впервые оказался в нашем городе в середине нулевых и с тех пор приезжает сюда ежегодно, американец или британец растеряется, увидев Cherepovets на бумаге.

«Прочитать это довольно сложно, к тому же совершенно непонятно, где поставить ударение», — говорит профессор из Нового Орлеана корреспонденту «Речи».

Книга Уильяма Брумфилда — бесспорно одно из самых удачных изданий о Череповце — стала попыткой поставить правильное ударение и понять, в чем особенность нашего города. Попытка тем ценнее, что ее предпринял человек со стороны. Издание, на четыре пятых состоящее из фотографий, с русским и английским вариантами всех текстов, появится в крупнейших книжных магазинах, а также в библиотеках России и США. Вместе с тем, по словам автора, он делал книгу для местных жителей и ставил целью открыть Череповец череповчанам.

О том, что Уильям Брумфилд имеет полное моральное право рассказывать череповчанам о Череповце, а россиянам о России, и спорить нечего. Американец впервые приехал в нашу страну в 1970 году и с тех пор до трети календарного года проводит в путешествиях. По признанию Брумфилда, в разные годы в обеих странах его считали шпионом, что никогда не мешало его передвижениям. Он объехал Россию целиком несколько раз, а по количеству снимков, сделанных на просторах от Калининграда до Владивостока, не имеет равных. И об ударениях в самых заковыристых русских названиях он точно знает лучше любого из нас.

Что же может почерпнуть череповчанин, листая книгу Брумфилда? Что наш город бывает красивым? Особенно в солнечный день и где-нибудь в районе Соборной горки. Так мы это и раньше знали. Что у нас есть с десяток зданий с интересной архитектурой? Слыхали и об этом.

А вот такие слова для нас, пожалуй, в новинку, особенно от историка архитектуры:

«Среди российских районных центров Череповец выделяется очень редкой, если не уникальной, особенностью — в нем одновременно сохранилась традиционная архитектура, восходящая к концу XVII века, но также имеется значительное число образцов советского дизайна и городской планировки».

Для корреспондента «Речи» Уильям Брумфилд уточнил свою мысль: Череповец уникален разнообразием архитектурных стилей и их отличной сохранностью.

«Череповец стал тем городом, который мы сегодня видим, после войны, но его историю не стерли с лица земли, она осталась, — говорит он. — И разные эпохи здесь очень удачно стыкуются».

Причем сохранились не только отдельные дома, а целые районы — купеческие, сталинские и хрущевские, современные. Иными словами, если киношники захотят одновременно снять в Череповце фильмы о сонном чеховском городе и большой задорной стройке 1960-х, то будут то и дело попадать друг другу в кадр. Здесь все рядом, но очень наглядно и без нахальных вторжений одной эпохи в другую. Город контрастов, город вчера и завтра, музей под открытым небом.

Потому-то в книге Брумфилда храмы, пятиэтажки с лепниной и покосившиеся деревянные избы деревень Череповецкого района располагаются на соседних страницах. Советский проспект переснят полностью, дом за домом. От усадеб Гальских и Милютина веет XIX веком, уделено внимание кварталам в районе улиц Металлургов, Верещагина и Ленина. А еще кинотеатр «Комсомолец», Октябрьский мост, железнодорожный вокзал, лесомеханический техникум… И большой блок сельских развалин и восстановленных храмов Череповецкого района.

Почти все фотографии, отобранные Брумфилдом, уходят в архив Национальной галереи в Вашингтоне (сегодня там уже около 11 тысяч негативов и более 60 тысяч электронных снимков) и признаны историческим достоянием. Многие из фотографий исследователя публикуются на вологодском сайте cultinfo.ru.

Галопом по Череповецкому краю

Мы с Уильямом листаем книгу, почти соприкасаясь лбами. Мы знакомы лет десять, и мне всегда казалось, что он приезжает в Череповец не города ради, а ради встреч с друзьями и исторических жемчужин вроде Белозерска и Устюжны. Но оказалось, что город химиков и металлургов был для знатока русской архитектуры ценен сам по себе.

«Вот на этот дом в стиле модерн на улице Горького я наткнулся случайно, когда просто бродил по городу, — рассказывает Уильям. — Исследователю обязательно нужно гулять».

И таких историй у него множество.

Многих удивляет, что Брумфилд помнит названия всех церквей и всех поселков, в которых бывал. А как же иначе, если каждой из этих деревушек он посвятил день жизни (или больше) — лазил по зарослям вокруг руин старого храма, выбирая места для съемки, и беседовал с местными жителями, которые далеко не всегда признавали в нем иностранца.

«К этой церкви мы с моим череповецким другом Олегом Самусенко в первый раз отправились зимой, но там мост обрушился, и нас развернули, — говорит Брумфилд. — Но летом я приехал снова, и на сей раз все получилось».

Это история не про российскую непроходимость (неслучайно Уильям одевается на съемки как путешественник по джунглям), а про увлеченность наукой. Он даже в наших сельских дорогах, которые все ругают, находит предмет для изучения.

«Дороги разные попадаются, и плохие тоже, — говорит он. — Но иногда встречается такое… В Мяксе мы напали на остатки старой дороги, которая из булыжников. Можете себе представить?»

Листаем большой блок снимков церковных руин.

«А у вас в Луизиане, в пригородах Нового Орлеана есть такие развалины или это наша беда?»

Он отвечает, что старые церкви на юге США в основном строились из дерева, и, прожив положенное, они быстро исчезают.

«А здесь много кирпичных церквей, и что-то сохраняется, и это очень хорошо», — говорит он.

Сегодня Уильям Брумфилд презентует свою книгу в Художественном музее. За три дня, которые он прожил в Череповце, его коллекция местных фотографий пополнилась снимками новой церкви на территории «ФосАгро» и фресок храма Афанасия и Феодосия. И конечно, он уже думает о втором издании книги.

Сергей Виноградов

Сегодня, 14:03
«Северсталь» поддержит выставку шедевров акварели и графики западноевропейских художников
На выставке также будут выставлены работы художников, нечасто встречающихся в музейных коллекциях страны.