В Харовске водителя скорой помощи увольняют за отказ покрывать неисправность автомобиля

«В Харовской центральной районной больнице решили уволить водителя отделения скорой помощи, отказавшегося расписываться в путевом листе за исправность… неисправного автомобиля. При этом в течение года водитель неоднократно обращался с докладными о необходимости ремонта автомобиля скорой помощи к главному врачу и даже в прокуратуру». Об этом в своем блоге ЖЖ написал Андрей Коновал, сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие».

По сообщению активиста, в медучреждении из четырых имеющихся автомобилей три обычные «санитарные машины». То есть в них нет необходимого медоборудования, отсутствуют проблесковые маячки и маркирующий номер 03. И на этом транспорте доставляют пациентов, нуждающихся не только в неотложной медпомощи, но и в экстренной, пишет Коновал. При этом расстояние, которое обслуживает ЦРБ, достигает 120 километров.

В блоге отмечено, что "понимая это, водитель Евгений Юшков многократно поднимал перед начальством вопрос о неисправности автомобиля". Не увидев решения проблемы со стороны руководства, мужчина обратился в прокуратуру, продолжает Андрей Коновал. И сообщает, что ответа от ведомства еще не поступило.

Общественник рассказывает, что Евгений Юшков в основном жаловался на регулярный хруст шарниров равных угловых скоростей у автомобиля. И поломка могла привести к самым печальным последствиям. После этого Коновал пишет, что 4 ноября шарниры поменяли, но «остался не ликвидированным, например, такой дефект как «провал» педали газа».

В сентябре руководство больницы создает специальный приказ о путевых листах. Вот что об этом в блоге написал активист:

Видимо, решив подстраховаться и снять с себя ответственность за возможное ЧП, руководство больницы издало в сентябре специальный приказ о путевых листах, в котором отдельным пунктом вменило обязанность водителям «ставить подпись в приемке и сдаче автомобиля». При этом в форме путевых листов, выдаваемых водителям, отсутствует возможность указать, что автомобиль передается в неисправном состоянии, и, тем более, возможность указать виды дефектов.  В соответствующей графе водителям лишь предлагается подписаться под фразой: «Автомобиль в исправном состоянии принял». По логике – если водитель видит, что автомобиль неисправен, он не должен ставить здесь соответствующую подпись. Что собственно, Евгений Юшков и делал, дав на этот счет объяснения начальству.

Однако именно это вменили водителю в вину, абсурдно объявив добросовестное исполнение им своих обязанностей по оценке технического состояния автомобиля... неисполнением служебных обязанностей.
Возникает вопрос: в чем тогда юридический смысл такой «двусторонней» процедуры приема автомобиля? Только в том, чтобы просто назначить «крайним» водителей за возможные печальные или даже трагические последствия?

Андрей Коновал дальше пишет, что в октябре главврач Харовской ЦРБ направила в профком "Действие« проект приказа об увольнении водителя Евгения Юшкова «за якобы неоднократное неисполнение им должностных обязанностей». Профком отказал в увольнении.

Сейчас с Харовском суде оспаривается дисциплинарное взыскание Евгению Юшкову, которое ему дали за ненадлежащее санитарное состояние салона автомобиля. В основу приказа о взыскании была положена докладная записка главной медсестры Татьяны Барышкиной.

«Как рассказывают очевидцы, в ходе заседания судья задала Барышкиной вопрос: самостоятельно ли она подготовила докладную или под давлением? Главная медсестра отвечала, что под давлением. На уточняющий вопрос – под чьим давлением — Барышкина ответила, что под давлением главного врача. Это, пожалуй, все, что нужно знать о том, как в Харовской центральной больнице фабрикуются дисциплинарные взыскания в отношении сотрудников, осмелившихся ставить перед руководством неудобные вопросы», — пишет Коновал.

Сопредседатель профсоюза подытожил, что если водителя признают виновным, то «Действие» прибегнет ко всем законным методам, чтобы защитить члена профсоюза.