2 октября 2019

В хоккейной школе новый директор

На пост директора хоккейной школы назначен Сергей Иванов. Ранее он работал в Череповце с молодежной командой, но несколько последних лет пропал из виду. О том, как складывалась его тренерская карьера, какие первоочередные задачи в ближайшее время будут решаться в хоккейной школе, Сергей Иванович рассказал «Голосу Череповца».

— Сергей Иванович, вы десяток лет защищали цвета череповецкого «Металлурга» как игрок. Чем запомнился тот период?
— Да, я воспитанник череповецкой хоккейной школы. Дебютировал в команде мастеров в 15 лет. Тогда была Вторая лига. Помню, играли с командой «Апатитстрой» (Апатиты). Александр Ягубкин отдал мне передачу, и я забил свой первый гол. Играл в «Металлурге», потом два года армейской службы — выступал за дубль ленинградского СКА, тогда это была команда военного института физической культуры. По окончании службы вернулся домой и до 1988 года играл за «Металлург». Но был ряд неприятных травм, поэтому карьеру пришлось рано завершить.

— Сразу перешли на тренерскую работу?
— Буквально в пятницу я закончил карьеру игрока, а в понедельник уже начал работать с Николаем Михайловичем Кишкиным в детской команде с группой ребят 1973 года рождения. Тогда мы на базе училища № 2 создали спортивную группу, два года я там трудился. Это была группа, где играли Олег Болтунов, Владимир Вершинин, Евгений Ставровский, Алексей Соколов, Алексей Скворцов, Алексей Иванов.

— Вы стали и первым тренером фарм-клуба «Северстали»?
— В 1992 году при клубах стали создаваться молодежные команды, появилась «Северсталь-2», и Владимир Андреевич Голев одобрил мою кандидатуру на пост тренера. На тот момент я уже больше года был на административной работе — возглавлял детскую школу и был начальником первой команды. И до 2010 года я проработал в молодежной команде.

— Как считаете, за последние годы поменялись принципы работы молодежной команды при клубе элитной лиги?
— Конечно, многое поменялось. Сейчас есть МХЛ, а тогда молодежные команды играли в низших лигах со взрослыми командами. Еще одно существенное отличие — раньше не было такого большого отбора игроков в команду. В основном в команде были воспитанники своей школы. Сейчас ежегодно на просмотр приезжают десятки ребят из других школ.

— Это на пользу хоккею и клубу?
— Думаю, да, так как вряд ли это как-то ущемляет местных воспитанников. Все череповецкие парни, которые достойны попасть в молодежную команду, свой шанс получают так же как и раньше.

— Что в детской школе хоккея поменялось за последние годы?
— Прежде всего тренерский состав стал намного больше. Если в годы, когда я начинал работать, было 6 — 8 человек, то сейчас в два раза больше. С каждой возрастной группой работают по два тренера. Много молодых ребят, не у всех достаточно опыта. Нужно работать над повышением уровня как их квалификации, так и степени самоотдачи. Работа тренеров должна постоянно контролироваться и анализироваться руководством школы.

— В прошлом в хоккей дети могли прийти в школьном возрасте и стать звездами. Сейчас малыши начинают заниматься в 5 — 6 лет. — Не получается ли так, что часть талантливых детей теряются по причине того, что они не смогли вовремя прийти в хоккей?
Таковы современные тенденции. Если раньше в школу приходили в возрасте 8 — 9 лет, то сейчас восьмилетки уже начинают играть на турнирах. Так, в этом сезоне мальчики 2011 года рождения уже играют на Кубке Ярославля.

— То есть если к вам придет 9-летний мальчик, то вы не возьмете его в школу?
— Почти наверняка его не возьмут, так как его ровесники тренируются уже три года. 9-летний новичок вряд ли догонит остальных. Теряем ли таланты? Наверное, да. Но первые три года занятий — это подготовительный этап, и в школу принимаются все желающие без ограничений по здоровью. В течение этих трех лет еще можно записаться в школу. Тренер за этот период должен определить из всех воспитанников 100 — 150 наиболее одаренных. После первого отсева остается около 60 — 70 человек.

— Могут ли клубной школе помогать частные? Если кто-то из парней продолжит заниматься в частной школе и повысит свой уровень, есть ли у него шанс вернуться к вам?
— Теоретически да, эта система еще только развивается. Можно взять мальчика на пару недель на просмотр, далее тренер примет решение.
— За 18 лет, что вы работали в молодежной команде, через нее прошли практически все самые лучшие воспитанники школы. Все ли таланты в итоге оправдали надежды?
— Да, по 2 — 3 года в команде отыграли все ребята, впоследствии ставшие большими игроками. Конечно, перспективных ребят видно сразу, в юном возрасте. На 95 процентов можно определить, кто станет профессионалом, а кому придется в скором времени попрощаться с большим хоккеем. Другое дело, до какого уровня поднимется хоккеист. Были, к сожалению, те, кто остановился на уровне ВХЛ, хотя казалось, что у них большое будущее в хоккее.

Но не все таланты сразу попадали в первую команду. Пример самого титулованного на сегодня череповецкого хоккеиста Вадима Шипачева самый яркий. Из «Северстали-2» его отправили в ВХЛ, в Белгород. Неужели тренеры не сразу разглядели его потенциал?
На самом деле ВХЛ — это тоже определенная ступень для молодого игрока. Там уровень игры сейчас выше, чем в МХЛ, многие через нее проходили. Каждый игрок раскрывается в разное время. Что отличало Вадима? Игровое мышление, техника владения клюшкой, видение площадки. А когда он набрал до нужного уровня и физические кондиции, то стал тем большим мастером, которого мы видим. Я думаю, что развитие карьеры по этапам Вадиму пошло только на пользу.

— Амбициозные игроки неохотно едут в ВХЛ, а последние два года Череповец пугали перспективой увидеть свою команду там. Так ли страшна ВХЛ? Хотелось бы узнать ваше мнение, ведь вы несколько лет работали в РХЛ и ВХЛ.
— Естественно, уровень ВХЛ пониже КХЛ. У хоккеистов нет такого мастерства, хотя физическая подготовка хорошая, много борьбы, хорошие скорости. В Череповце больше боялись не ВХЛ, а того, что город останется без КХЛ. А болельщики ходят на матчи чемпионата ВХЛ, и дворцы собираются полные, если команда показывает хорошую игру. Денег в клубах меньше, но работу стараются организовать профессионально. Череповецких ребят в ВХЛ много. Как-то подсчитали — набиралось на целую команду.

— Вы поработали в городах, которые считаются футбольными, — в Брянске, Тамбове. Как оцениваете уровень развития хоккея в этих городах?
— Это разные города. В Брянске хоккей оказался вообще никому не нужен, и сейчас его там нет. А вот в Тамбове как раз началось хорошее развитие, хоккей практически наравне с футболом собирает трибуны. Вообще в этом городе много внимания уделяют спорту. Мне же Тамбов запомнился еще и тем, что я участвовал в эстафете олимпийского огня в 2014 году. В моей домашней коллекции есть и факел, и вся экипировка.

— Как относитесь к женскому хоккею?
— Непродолжительное время я даже работал в женском хоккейном клубе. После Тамбова я был без работы. Моя дочь — судья международной категории, главный судья Женской хоккейной лиги, недавно судила Универсиаду. Президент женского хоккейного клуба «СКИФ» от нее узнал, что я свободен, и пригласил поработать. Если честно, женский хоккей — это другой вид спорта. Там нет силовой борьбы. Игроки — молодые девчонки 18 — 25 лет. Очень работоспособные, исполнительные — плачут, но делают. От обиды тоже плачут, прямо во время игры. Где мужик зубы стиснет, у них слезы. Мышление у девушек другое, логика другая. В общем, не смог я там долго работать, но попробовал себя в новом деле, в необычном коллективе.

— Какая задача сейчас поставлена в детской школе?
— Важных моментов несколько. Нашим командам непросто играть в турнирах из-за географического положения. Петербургские команды сейчас к нам не ездят. Поэтому планирую отправиться в Санкт-Петербург, попробую снова составить разговор и изменить эту ситуацию, хотя сложно. Наши команды также должны улучшать свои результаты в финальных турнирах первенства России. И не менее важный момент — налаживание контакта с родителями детей, воспитанников школы, так как в последнее время есть серьезные проблемы. Конечно, родители должны быть в курсе всего, что происходит, но не должны вмешиваться в работу тренера. Тренеры обязаны уметь вести диалог. Думаю, в первую очередь в командах проведем родительские собрания с моим участием, ответим на все вопросы, зададим новую точку отсчета в работе — по всем понятным и всеми принимаемым правилам.

Владимир Сентябрев, газета «Голос Череповца»