25 сентября 2019

Для чего детям нужна «Надежда»

Инклюзивный коллектив «Надежда» на этой неделе участвует во Всероссийском фестивале «Протеатр» в Москве со спектаклем «Во времени. Над временем». Мама участницы коллектива Кристины Абрамовой Светлана рассказывает, как танцы и театр помогают дочери.

— В «Надежде» танцует моя дочь Кристина, ей 17 лет, уже десять лет мы вместе с руководителем Светланой Смирновой. Сначала мы вместе с коллективом «Дружба» ставили танец, потом появился клуб «Неразлучные друзья» — и в нем уже стали развивать инклюзивные танцы, затем в этом клубе стали развиваться свои танцевальные коллективы, в том числе и «Надежда».

Несколько лет назад «Надежда» на Международном фестивале танца Inclusive Dance получила первое место и Гран-при. Поездки стали постоянными, сейчас мы развиваем и другое направление — инклюзивные спектакли. Это новая ступень, танцы развивают движения, а спектакли — внутренний мир. Когда режиссер Анна Иванова поставила с детьми первый спектакль, «Имаджинариум», я свою дочь увидела совершенно с другой стороны: новые эмоции, пластика.

В этот визит в Москву мы побываем в Театре наций, увидим спектакль, продюсером которого стала Ингеборга Дапкунайте. Со многими коллективами мы уже знакомы. Заселяемся в гостиницу, а нам участники, которые приехали из Сыктывкара, уже кричат: «Череповцу привет!» Для детей из «Надежды» это возможность познакомиться с новыми людьми, выйти на сцену, окунуться совсем в другую жизнь, социализироваться. Дочь в этом году поступила в техникум, и я вижу, что страх перед новыми людьми у нее небольшой, но есть.

А на фестивалях ребята учатся не бояться через новое общение. За десять лет мы побывали в Рыбинске, Устюжне, Вологде, Ижевске, Москве. В Москву мы приезжаем каждый год.

Ни разу не было случая, чтобы дочка сказала, что хочет бросить занятия. С «Имаджинариумом» мы в подмосковном Покровском были десять дней, и все десять дней работали, репетировали. От корпусов до шатров, где проходили репетиции, нам, взрослым, было около десяти минут ходьбы. А детям, которые на колясках, или тем, кто, как моя дочь, может ходить, но медленно, добираться дольше. Было жарко, нужно было рано вставать. Но ни разу ни один из детей не сказал: «Мне сложно, я не хочу!» Наоборот, для детей это важно и нужно.

Сейчас российские города становятся более открытыми для людей с ОВЗ. Медленно, конечно, не так быстро, как хотелось бы, но мы это видим. Это небыстрый процесс. Во Дворце химиков, например, где мы часто выступаем, нет лифта, и он не предусмотрен конструкцией здания. Спускаться и подниматься нам достаточно часто на разных площадках помогают волонтеры. Но чем чаще мы выступаем, тем больше у людей понимания, что люди на инвалидных колясках тоже могут быть артистами, для них нужны лифты, широкие двери.

Культура принятия людей с ОВЗ есть у тех, кому уже исполнилось 20 — 25 лет, но, к сожалению, пока отсутствует у подростков. Дочь ездит из техникума на автобусах с пересадкой — и подростки не уступают место, не замечают. Наверное, просто не понимают, потому что однокурсники Кристины, наоборот, помогают дочери спускаться и подниматься по лестнице. Поэтому и важно, чтобы о людях с инвалидностью и об их потребностях знали больше.

Алена Сеничева