11 сентября 2019

Режиссер Юлия и ее белки-путешественницы

Создатель и режиссер театра «АРТist» — Юлия Толбузина. Кроме этого, она еще и организовала фестиваль уличных театров в Череповце. Ее постановка «Белки в кругосветке» открывала в этом году фестивальное шоу в амфитеатре у Дворца металлургов.

Кому-то покажется, что такая красивая дата для дня рождения театра — 09.09.2009 — придумана специально. Но оказывается, нет, так произошло случайно, как рассказывает режиссер театра «АРТist» Юлия Толбузина.

— Я училась на режиссера девять лет — сначала в Ярославском училище культуры, затем заочно в Санкт-Петербургском университете культуры и искусств. Отучившись в Ярославле, я приехала в Череповец, поступила в питерский университет, получила водительские права, открыла театр — это был хороший год. Тогда я работала в культурно-досуговом центре «Северный». Театр возник как-то легко, просто и быстро. Я поняла, что могу и хочу учить будущих актеров. А дата дня рождения театра возникла случайно. Я просто выбирала, когда лучше провести первую организационную встречу, и этот день оказался самым удобным.

— Как появились белки-путешественницы?

— Тоже как-то легко и просто. Это абсолютно авторский проект, мы ни у кого ничего не копировали. Сшили костюмы — и понеслось! Были у нас и зайцы, и коты, но они появлялись для конкретных спектаклей. А белки могут импровизировать, выступать вне постановки. Пять белок — пять типажей. Есть «белка-красопелка». Она модница, женственная, аккуратная. Есть «белка-жратьхотелка» — всегда хочет есть, поэтому она толстушка. Есть «белка-предводитель», она всеми командует. Есть «белка-умелка» — это мальчик. Он все ремонтирует, как и полагается мужчине. Есть «белка-стрелка». Она немножко не в себе, чуть подтормаживает, то есть, по сути, она вовсе не «стрелка». И есть «белка-недоделка» — самая младшая. Она еще не определилась в жизни, учится, познает мир. Наших белок мы показывали в Туле, Питере, Северодвинске, Кировске. Когда они идут по улице, прикалываются и веселят людей, их принимают на ура, хотят с ними сфотографироваться.

— В Череповце в конце августа прошел уже пятый фестиваль уличных театров. Как вы оцениваете нашего череповецкого зрителя — он готов к таким шоу?

— В этом году фестиваль проходил впервые не в рамках Дня открытия города, а как самостоятельное зрелище. Наконец-то у нас уже появляются свои зрители, которые приходят посмотреть именно на фестиваль! Мне очень нравится тенденция, что и зрители, и артисты смотрят и выступают с удовольствием. Создается максимально доброжелательная обстановка. Наши организаторы переживали, чтобы не украли зонтики, которые на дереве висели. Но ведь никто не украл, все нормальные люди: взяли зонтики, сфотографировались — и повесили обратно. То есть зрителя надо воспитывать. И мы к этому идем. Недавно вернулись из Тулы с фестиваля «Театральный дворик». Там здорово воспитали зрителя: он уже знает этот жанр, он получает удовольствие и умеет аплодировать. А этому надо учиться. Наш череповецкий зритель еще не такой. Но думаю, что мы сможем найти контакт с ним, чтобы этот фестиваль стал одним из самых ожидаемых событий лета.

— В чем особенность уличного театрального жанра?

— Уличный жанр непростой. Здесь артисты не работают с микрофоном. Они ничего не объясняют зрителям. Это пантомима. Смысл доносится через пластику, мимику и музыку. Например, в нашем спектакле «Белки в круго-светке» если мы включаем песню «Мы бродячие артисты», то зритель понимает, что они куда-то едут.

А маленькому ребенку это сложно для восприятия. Малышу трудно понять, что табуретка может быть и лодкой, и конем. Выступление белок скорее подходит для возраста «12+».

— Какой репертуар у театра «АРТist»?

— Репертуар разный. Недавно на сцене Камерного театра мы поставили спектакль достаточно вызывающий, сложный для восприятия череповецкого зрителя. Он называется «28 дней». Пьесу написала Ольга Шиляева. Как вы понимаете, 28 дней — это женский менструальный цикл. Это история о том, как ведут себя девушки и женщины в разные дни этого цикла. Пьеса новая. Ее ставили театры в Москве и Питере. Но многие люди пока не готовы говорить на эту тему. Со мной делились впечатлениями женщины, которые приходили на спектакль с мужьями. Оказывается, для мужчин было открытием, что женщины переживают такие разные эмоции: «сегодня я тебя люблю, завтра — ненавижу!» Но у нас в постановке нет откровенных вещей. Мы откровенность показываем через образы. Например, одно из образных решений: главная героиня в костюме торшера гадает, беременна она или нет — загорится в торшере лампочка или нет.

Еще у нас есть очень острый по своей тематике спектакль «Монологи живых». Действие происходит в психбольнице, куда попадает абсолютно здоровый человек. А самый первый спектакль мы ставили про кошек — «Кошачий суд». Там поднималась тема жестокого отношения людей к животным. Два месяца назад от жестокого обращения на улице пострадал мой кот, я его лечу до сих пор. Кошки — моя слабость. Любовь к ним от мамы, с детства. Мы всегда кормили бездомных котят, всегда их спасали как могли. Наверное, надо было назвать наш театр «Слезинка», потому что мы стараемся затронуть самые глубокие струнки души, чтобы из зрителя выжать максимум эмоций. Чтобы он вышел со спектакля и задумался, что-то изменил в жизни, может, даже пить бросил. Мы, кстати, каждый раз шутим, что нужно пустить наших белок с утра в субботу по автобусным остановкам — может, что-то произойдет?

— Сколько человек занимается в театре?

— Сложно сказать. Сейчас ведем дополнительный набор. Постоянно кто-то приходит, кто-то остается с прошлого года, кто-то уходит. Каждый сентябрь в театре все начинается заново. Группы сейчас формируются, и основной состав, и детский. Вообще, у нас четыре возрастные группы. Возраст основного состава — 18 лет и старше. Обучение платное, но есть бесплатные места. Надо понимать, что театр требует очень много сил и времени. Не бывает такого, что вы пришли — и сразу артист. Это долгие репетиции, а перед спектаклем на две недели вообще выпадаешь из жизни, забываешь о своей работе и семье.

— Каковы планы на будущее?

— Никаких глобальных планов пока нет. Три года назад я стала главным режиссером Дворца культуры «Строитель» и режиссером городских мероприятий. Мне было важно себя реализовать, и я очень много работала. Поэтому театр в это время существовал как-то самостоятельно. С 1 сентября я ушла с должности режиссера. Сейчас я просто живу для себя: на первом месте дом и семья, а на втором — любимый театр. Я надеюсь, что при таком расслабленном режиме ко мне придет вдохновение для новых постановок.

Жанна Газзаева