Двухлетнюю девочку из Вологодской области искали волонтеры из разных регионов России

Небольшое село Красное, что находится в Тарногском районе, на прошлой неделе попало во все криминальные сводки. Из песочницы исчезла двухлетняя девочка, которую многодетная мать оставила под присмотром старших дочерей, четырех и шести лет. Поисками малышки занимались около полутысячи человек, дело взял под личный контроль глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. Из Москвы приехали волонтеры поискового отряда «Лиза Алерт».

Малышка провела в лесу почти двое суток. Ее нашли — замерзшую, тихонько плачущую, перепуганную, но живую — волонтеры из числа местных жителей. «Голос Череповца» узнал, как искали девочку.

Оставила в песочнице

Об исчезновении маленькой уроженки села Красное стало известно 4 сентября. В полицию обратилась мать девочки. Она рассказала, что около 11 часов утра она оставила двухлетнюю Василису со старшими сестрами — они играли в песочнице. Женщина отправилась в гости в соседний дом, к подруге, чтобы покормить своего новорожденного ребенка.

По словам матери, отсутствовала она около десяти минут, а когда вернулась, Василисы в песочнице не было. До 15 часов женщина искала дочь самостоятельно, а потом обратилась в правоохранительные органы. Была составлена ориентировка, на место незамедлительно выехали сотрудники полиции и следственного комитета. Развернулись широкомасштабные поиски, в которых приняли участие более 400 человек: следователи, полицейские, кинологи, специалисты МЧС, волонтеры поисковых отрядов, местные жители. Рассматривались всевозможные версии. Куда могла уйти девочка? Почему никто не заметил, как она шла одна по селу, где все знают друг друга? Не исключено, что малышка могла заблудиться, упасть в реку, ее могли увезти на машине и т. д. На ребенке было летнее платьице, а сентябрьские ночи холодные…

Местность разбили на квадраты, которые проверяли группы поисковиков, применялся квадрокоптер. Обследовали колодцы, септики, очистные сооружения, откачивая воду. Осматривали заброшенные дома и хозяйственные постройки. На реке были установлены сети, дно исследовали водолазы МЧС, берега прочесывали кинологи со служебными собаками. Поиски продолжали и ночью, включая осветительную технику.

Джунгли с крапивой

«У девочки не было шансов не найтись, но было очень много шансов погибнуть», — говорит координатор поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» Александр Щукин. ПСО «Лиза Алерт» занимается поиском пропавших людей по всей России. Услышав об исчезновении двухлетней девочки, волонтеры из Москвы отправились в Тарногский район.

«Сразу по приезде приступаем к работе, организуем в местном ДК штаб, разворачиваем связь, готовим рабочие места, я иду налаживать взаимоотношения со службами и коллегами, — пишет Александр Щукин (его подробный отчет о поисках мы нашли в группе ПСО «Лиза Алерт» в соцсети). — Меня интересуют все детали, все предположения, версии, сплетни, видеокамеры, опросы, свидетельства, вообще все, прямо или косвенно связанное с происшествием».
Поисковики действовали в одной связке с представителями правоохранительных органов, координировали отряды местных добровольцев. Один из них получил позывной «Лиса-11», в него входили сотрудники ООО «Тарнога-лес» — Евгений Романов, Виктор Головин, Олег Шпынов, а также местный волонтер Евгений Худяков.

Александр цитирует слова Евгения Романова: «Приехали, подошли к штабу, спросили, чем помочь. Я посмотрел на карту — где какие отметки, поприкидывал, спросил о направлении, куда выдвинуться. Александр нас немножко скоординировал и попросил прочесать квадрат в том же направлении, куда мы собирались, указал две точки — с какой на какую прочесать местность. Мы должны были идти по ручью. Прошли вверх по течению, прочесали, ушли где-то на расстояние около полутора километров от штаба. Труднопроходимая местность для взрослого человека: там не то чтобы бурелом — высокая трава, черемуха, которая растет вдоль ручья, это хуже джунглей, плюс там крапива. Мы подумали, что в крапиву ребенок ну никак не полезет. Развернулись, прошли немного от точки разворота — метров триста — и увидели девочку. Она лежала на животе… Писк, как у комара, даже тоньше, наверное… Платьишко на ней было… Что дальше? Сняли куртки, укутали ее, я связался по рации, чтобы высылали машину на точку более близкую, куда машина может подъехать, и мы все вчетвером побежали на эту точку».

«Мне не хватит слов благодарности, чтобы выразить ее всем участникам поиска. Поэтому я кратко говорю всем без исключения огромное человеческое спасибо! — подытожил Александр Щукин. — Отдельное спасибо тем, кто поддержал выезд со мной из Москвы, Калуги, Вологды, Костромы и других регионов. Огромное спасибо ПСО «Мещера» и Алексею Шуйчикову лично за слаженную командную работу и плотное взаимодействие, спасибо ПСО «ЮК-Спас», водолазной группе «Добротворецъ»!»

Температуры нет, кушает

Девочка пострадала от переохлаждения, многочисленных укусов насекомых. Учитывая общее состояние Василисы, в тот же день ее доставили вертолетом санавиации в Вологодскую областную детскую клиническую больницу для тщательного обследования и лечения. «Следов насилия и травм криминального характера у девочки не обнаружено. В настоящее время она находится под наблюдением врачей. Несмотря на большой стресс, связанный с длительным нахождением в одиночестве в лесу, состояние малышки удовлетворительное, она в сознании, без температуры, сегодня уже самостоятельно кушает», — поделилась информацией (по состоянию на 8 сентября) официальный представитель СУ СК РФ по Вологодской области Наталья Летенкова.

Скажем несколько слов о семье девочки. Ее матери 29 лет, у нее пятеро маленьких детей. Образцовой многодетную мать назвать сложно. Ранее женщину неоднократно привлекали к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей; она состояла на профилактическом учете в органах внутренних дел. Как сообщает региональное управление СКР, в связи с неблагоприятными условиями воспитания дети из семьи изъяты, сейчас они находятся в больнице. 8 сентября в отношении матери Василисы было возбуждено уголовное дело по статье 125 УК РФ «Оставление в опасности». Следователи выясняют все подробности исчезновения ребенка, не исключая и криминальные причины ее самовольного ухода. Мать пропавшей девочки проверили на полиграфе. Решается вопрос об ограничении или лишении ее родительских прав. «Принципиальная юридическая оценка» будет дана и деятельности органов системы профилактики безнадзорности несовершеннолетних, которые осуществляли контроль за семьей девочки.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»