31 июля 2019

Вознаграждение гарантируется

Две фразы не могу читать спокойно в объявлениях на столбах и остановках. От слов «страдает ребенок», которые пишут в объявлениях о пропаже домашнего животного, становится невыносимо горько, потому что в детстве у самого терялись. Другая фраза вызывает недоумение — «вознаграждение гарантируем». Допустим, человек потерял документы или скрипку в футляре, а другой нашел. За что же вознаграждение? За честность? Она разве оплачивается?

С самого детства я думал: если найду кошелек, непременно верну его без всякого вознаграждения. Но чужие кошельки никак не попадались. Зато мои потерянные вещи я как минимум дважды получал из рук случайных людей. В первый раз потерянным оказался телефон, который я забыл на лавочке в парке. Когда хватился, позвонил на свой номер. Трубку взяла старушка с добрым голосом, как из рекламы «Домик в деревне». «Смотрю — телефон на скамейке лежит, — рассказала бабушка. — На него какой-то дядька неопрятный косился, я решила забрать. Приходите, я дома».

На крыльях радости я летел за телефоном, раздумывая, чем бы отблагодарить старушку. Деньгами, это ясно. Но сколько дать? Тысячу не возьмет, а сотню — стыдно. Остановился на пятисотке. Телефон был дешевым и интересовал меня, прежде всего, из-за сим-карты. Звоню, захожу, забираю аппарат, протягиваю 500 рублей. Старушка меняется в лице, берет мою купюру двумя пальцами, как дохлую мышь, и захлопывает дверь, бросая напоследок: «Видимо, благодарность уже ничего не стоит».

Совсем недавно я потерял флешку — выпала из кармана. Цена ей — копейка, но очень важной была информация, которая на флешке хранилась. И всего-то пара файлов размещалась на ней. Было жалко. Через неделю — звонок (на флешке были мои координаты). Басовитый голос объявил, что нашел пропажу и предлагает встречу. «Там документы какие-то, я подумал, что вам очень нужно», — сказал он так, что мне почудился намек на выкуп. Идя на встречу, я зажал в руке тысячу рублей — больше не дам. Думал, как себя вести, потому что не доводилось встречаться с вымогателями.

В условленном месте ко мне подошел совсем юный подросток и застенчиво, ломающимся голосом произнес: «Вы за флешкой?» Протянул мне находку, а я свою мятую тысячу. «За что это? Не надо», — вспыхнул он и быстро пошел, не оборачиваясь.

Сергей Виноградов,
редактор газеты «Речь»