17 июля 2019

Череповчанка более года живет без холодной воды

«Я не храню одежду в шкафу: там сыро», — объясняет Мария Стафунина, жительница «однушки» в доме № 18 на проспекте Строителей, показывая на тюки и мешки с вещами. Больше пяти лет, как только наступает весна, на голову бедной женщины обрушиваются водные потоки с потолка. А вот холодная вода из кранов в ее квартире, наоборот, не течет. «Голос Череповца» побывал у Марии Ивановны в гостях и познакомился с курсом выживания немолодого бойца.

Сырые потолки

Открыв нам дверь, улыбчивая хозяйка взялась бойко приглашать внутрь, но приступ удушающего кашля не дал договорить. «У меня уже от всего этого то ли бронхит, то ли еще что-то с легкими», — прокашлявшись, устало сказала Мария Ивановна, обведя рукой внутреннее пространство квартиры. Оно действительно впечатляет: потолок и стены в желтых подтеках, обои в углах в трещинах, рамы раздуло от впитавшейся сырости. Как рассказывает женщина, по весне, когда тает снег, потолок не просто протекает — с него льет, да так, что она с трудом успевает опорожнять ведра и прочие емкости, которые приходится располагать по всей площади жилья.


— Я живу здесь с января 1982 года. Когда мы с мужем сюда въехали, в отличие от многих владельцев угловых квартир, наоборот, радовались, что у нас такая светлая уютная комната, два окна, — обаятельно улыбаясь, рассказывает Мария Ивановна. — Около пяти лет назад нам сделали новую кровлю. И началось… Причем в дожди не течет, а только при таянии снега. Я и в заявлении это указывала.

Марии Ивановне 71 год. Она одинокий человек — муж умер, детей нет. Больше 30 лет она отработала шофером на грузовой машине и автопогрузчике. Сейчас ухаживает за старшей сестрой 80 лет. Жизнь закалила эту женщину так, что о своих проблемах она говорит шуткой.
— Вот тут раньше у меня висели горшочки с цветами, а теперь вместо них я вешаю бинты и марлю, чтобы по ним вода бежала в ведерки, а не разбрызгивалась повсюду, — показывает хозяйка на гвоздики по верхнему краю оконных рам.

Сухие краны

За трудную пятилетку у Марии Ивановны выработалась своя методика проживания в ее особенной квартире. Про одежду я уже сказала. На шкафу — аккуратно упакованный в полиэтилен набор ведер: для сбора потолочной воды. Тут и маленькие майонезные ведерки, и большие емкости из-под лакокрасочных покрытий. Балконную дверь приходится открывать большой шлицевой советской отверткой (полкило весом): деревянная конструкция разбухла и перекосилась. «Форточку я открываю маленьким топориком. А с телевизором передвигаюсь по квартире — ищу место, где не капает. На диван не сесть — капает. Я его укрываю пленкой. Вот так мы с телевизором и танцуем целыми днями», — смеется хозяйка.

В квартире Марии Ивановны повреждены все помещения: и комната, и кухня, и прихожая, и санузел. Вспухшие высохшие пузыри обоев выдают наличие здесь в недавнем прошлом водяных мешков. При этом, дождавшись, когда стены более-менее просохнут, женщина усердно приклеивает новые обои. Кроме эстетической они выполняют и чисто механическую функцию —
держат куски стен, отваливающиеся из-за сырости. Один из них разбил посуду на столе в кухне.

Но это еще не вся беда. Почти полтора года у Марии Ивановны практически нет холодной воды. Коммунальное благо пропало после ремонта, проведенного весной прошлого года в подвале. «Сначала воды не было по всему стояку. Потом на каких-то этажах появилась. А у меня ее почти нет», — разводит руками Мария Ивановна.

Ванная комната уставлена ведрами, кастрюльками и кувшинчиками, в которые хозяйка, если посчастливится, нацеживает холодную воду: тонкая струйка появляется время от времени, когда все соседи отсутствуют дома. Зато горячая бьет ключом. Чтобы принять водные процедуры, женщина наполняет ванну дымящейся жидкостью, а потом ждет, когда она остынет. Вот такой курс выживания уже немолодого бойца.

«Я не я, крыша не моя»

Чтобы решить свои проблемы, Мария Стафунина обращалась и в управляющую компанию, и в департамент ЖКХ. Специалисты департамента в ответном письме отправили заявительницу в управляющую компанию. При этом сообщили, что, по информации УК, «текущий ремонт кровли над квартирой будет выполнен в ближайшее время» (цитата). Ответ датирован июлем прошлого года. Однако, по словам Марии Ивановны, уже в марте водопад с потолка возобновился.

— Раньше наш дом обслуживала управляющая компания ООО «ЧМХС РЭУ 3», а теперь — ООО «Монтклер», и там мне говорят, что раз ремонт крыши проводила компания «ЧМХС РЭУ 3», то и все претензии к ней, — сокрушается Мария Ивановна. — А по поводу воды вообще ничего не понятно. На мой вопрос «Когда вы придете с комиссией в мою квартиру?» инженер УК ответила, что ей нужно составить план. Теперь я не понимаю, потечет у меня будущей весной с крыши или нет, будет ли у меня холодная вода или нет.

Последнее заявление женщина написала 10 июня 2019 года в адрес контрольно-правового управления мэрии, которое, как сказано в прошлогоднем письме департамента ЖКХ, выполняет «функции муниципального контроля за соблюдением юридическими лицами, осуществляющими управление многоквартирными домами, обязательных требований <…> в части содержания общего имущества многоквартирного дома». Заявление обещали рассмотреть в течение месяца.

«Уже послал»

Тем временем «Голос...» связался с управляющей компанией ООО «Монтклер», которая обслуживает дом. Из беседы с инженером стало ясно, что для установления причин отсутствия холодной воды у Марии Стафуниной необходимо провести осмотр санузлов квартир на нижних этажах. Куда инженер не может попасть уже год…

Аваз Шихалиев, директор УК, заверил нас, что уже послал специалиста в квартиру собственника и меры будут приняты сразу же. Он предположил, что причиной протечки могут быть нарушения при производстве капитального ремонта кровли в части водоотведения. Из-за чего тающая вода стекает не по ливневым стокам, а попадает в шов. «У нас есть время — в летний и осенний период мы постараемся закрыть вопрос. Я возьму ситуацию под свой контроль. Как и проблему с подачей холодной воды в квартиру заявителя»,  — заверил нас директор компании.

После нашего звонка «посланный» специалист действительно появился в квартире Марии Стафуниной и осмотрел помещение. При этом, как она рассказывает, долго ахал, приговаривая, сколько работы надо сделать.

В списках не значится

Дождавшись истечения месяца после обращения Марии Ивановны в контрольно-правовое управление мэрии, «Голос…» позвонил туда, чтоб узнать, как обстоят дела. Нам пояснили, что отдел муниципального жилищного контроля КПУ не смог провести проверку по обращению женщины, так как обнаружилось, что дом № 18 на пр. Строителей не включен в реестр лицензий Вологодской области. Поэтому обращение направлено для рассмотрения в Государственную жилищную инспекцию (в ее компетенции — внесение сведений в реестр лицензий по ходатайствам управляющих компаний).

Что в итоге? К вороху вопросов у нас добавился еще один: если дом, в котором живет Мария Ивановна, уже несколько лет находится под управлением компании ООО «Монтклер», то почему сведения о нем до сих пор не внесены в лицензию этой УК? И если лицензии на управление этим домом она не имеет, то почему управляет им? В общем, даже нам, журналистам, сложно разобраться в этих вопросах, а как 70-летней женщине понять, какая лицензия с каким реестром друг друга не нашли и каким боком тут сухие краны и сырые потолки в ее квартире?

Инна Анохина, газета «Голос Череповца»