17 июля 2019

Бесполезный пандус и равнодушие

Благоустройство и ЖКХ всегда были в лидерах среди проблем, волнующих жителей любого города. Понимая это, местные власти все чаще прибегают к нестандартным способам их решения, а чиновников заставляют испытать все трудности на своей шкуре.

Новое в управлении

Замечательная новость пришла из славного Красноярска, где глава города Сергей Еремин после очередной инспекции одного из дворов раздал своим заместителям по венику и совку. В буквальном смысле слова.

В ходе поездки градоначальник своими глазами увидел, что во дворах скапливаются кучи мусора, которые копятся по вине бизнесменов, арендующих помещения на первых этажах жилых домов. После этого на еженедельном совещании он раскритиковал глав городских районов за то, что те не смогли достучаться до предпринимателей, а в довершение взбучки вручил каждому совок со щеткой, назвав сие орудие пролетариата «подметалкой-подгоняйкой». Дескать, не сможете решить проблему грамотным администрированием — придется самим засучить рукава.

А вот мэр Казани Ильсур Метшин на собственных подчиненных решил проверить качество еды в школьных столовых. Он поручил чиновникам и депутатам городской думы целый месяц питаться в детских учреждениях на 69 рублей в день и таким образом выявлять нарушения.

Ранее сообщалось, что в Липецке местный мэр на неделю оставил руководителей своей администрации без автомобилей после того, как решил прогуляться по центру города. Возмутившись состоянием дорог, он велел подчиненным ходить пешком, отмечать недостатки и принимать меры.

Глава же Иркутска несколько лет назад раздал чиновникам мэрии лопаты и отправил разгребать снег, с которым не справились городские коммунальные службы.

На собственном опыте

Впечатление от такого рода управленческих решений остается двоякое.

С одной стороны, пролетарское чувство гнева на нерадивых муниципальных служащих заставляет приветствовать жесткие меры в их отношении. Так им, лентяям, и надо!

С другой стороны, возникают резонные вопросы. Раздача веников и лопат как акт порицания — это одно. Но то же самое как акт публичного пиара со стороны мэров и глав городов — совершенно другое. Да и несправедливо, как кажется, перекладывать всю ответственность с себя на своих подчиненных. В конце концов, это ты нанимал их на работу, а потому и сам в равной мере должен отвечать за свои неудачные кадровые решения.

И все же определенную пользу из таких мероприятий извлечь можно. На днях стало известно, как в Нижнем Тагиле главы дорожных предприятий попробовали сесть в инвалидные коляски, чтобы проверить на себе доступность городской среды. Причем сделали они это вместе с настоящим инвалидом-колясочником, который и рассказал о проблемах, связанных с передвижением по улицам.

В ходе своеобразного рейда выяснились печальные обстоятельства. Например, то, что человек на коляске не сможет без посторонней помощи добраться до местного отделения Пенсионного фонда. Из-за бордюров и водостоков колясочнику закрыт путь к аптеке и рынку. А кое-как доехав до бюро медико-социальной экспертизы (где, собственно, и устанавливается инвалидность), он обнаружит, что там не работает кнопка вызова сотрудников.

Соблюсти формальности

Авторы часто шутят, что самоцитирование — это признак шизофрении, но тут не могу удержаться. Пять лет назад мне уже довелось писать о проблемах, связанных с организацией безбарьерной среды, и делал я это на примере собственного подъезда.

Когда дом сдавался в эксплуатацию, строители соорудили несколько пандусов на тротуаре во дворе, а также пандус, ведущий к входным дверям. Есть и просторный лифт, позволяющий разместиться в нем инвалиду на коляске. Но все это, если разобраться, оказывается абсолютно бесполезным, поскольку уже внутри подъезда по пути к лифту требуется преодолеть восемь ступенек, и на этом пути пандуса нет. И что, спрашивается, делать в таком случае инвалиду?

Можно долго разбираться, чья в том вина. Может, это строители выполнили самый минимум требований, лишь бы комиссия приняла дом. Может, сама комиссия недосмотрела. Но главное, что никто просто не задумался о простых вещах, то есть не встал на позицию человека, для которого восемь ступенек — это непреодолимое препятствие. И в этом смысле здоровый человек, примеряющий на себя роль инвалида-колясочника, не будет выглядеть нелепо.

Испытано на себе

О том, как полезно порой побывать в чужой шкуре, я понял из рассказа своего приятеля.
Несколько лет назад у него очень серьезно прихватило спину, да так, что несколько дней он просто не мог выйти из квартиры и передвигался по ней буквально ползком. Боль отступала медленно, и, фактически заново учась ходить, он со все еще защемленным между позвонками нервом мог позволить себе дойти хотя бы до ближайшего продуктового магазина.

И тогда перед ним открылась истина. Он понял, каким долгим может показаться путь всего по нескольким ступеням. Он собственным позвоночником чувствовал каждую, даже небольшую, ямку на асфальте. Что уж говорить о пандусах, отсутствие которых тоже больно било в нерв.

Вот в такие-то моменты ты начинаешь замечать то, на что раньше не обращал никакого внимания. И не просто замечать, а именно чувствовать — это бесценный опыт.

В общем, не стоит думать, что та или иная проблема существует исключительно в головах чиновников, строителей, дорожников или в их рабочем регламенте. Оказывается, тест на равнодушие может пройти любой из нас.

Андрей Савин