24 июня 2019

«Ты опозорила нашу семью!» — твердила мать

Ксения вернулась из мест, которые принято называть не столь отдаленными. Город ее оглушил: после колонии несущиеся машины казались ревущими монстрами. Пространства улиц — невыносимо огромными. Несколько дней она даже не решалась выйти из дома…

Шанс есть всегда

Момент освобождения из колонии не всегда только радость. Проходит день-два, и бывший осужденный оказывается перед ворохом проблем. На что жить? Куда устроиться на работу? Как признаться окружающим, что сидел в тюрьме? Как смотреть в глаза своим детям? А иногда вопрос стоит и так: где жить? Родственники порой лихо распоряжаются жильем осужденного.

Ксении в этом смысле повезло: вернулась она в квартиру к маме, крыша над головой осталась. Но сынишка смотрел волком: бабушка Зоя за эти месяцы успела внушить ему не слишком доброе отношение к матери, которая «опозорила семью». Более того, Зоя Алексеевна лишила дочь родительских прав, о чем и сообщила ей в письме в колонию. Ксения плакала весь день, никак не могла успокоиться. Потом знакомые подсказали, что в правах можно восстановиться, но дело долгое и непростое, особенно после заключения.

В первый же день бабушка Зоя заявила жестко: «К сыну не подпущу, даже не надейся». Маленький Виталик и сам прятался от мамы в другой комнате, но детскому сердечку не прикажешь: возвращались воспоминания. Вот мама гладит его по головке. Вот принесла шоколадку — просто так.

Он помнил и другую маму: хмурую, озабоченную. Что случилось, он, конечно, не понимал.

О том, что мама, отчаявшись найти работу, согласилась передать пакет с наркотиками, чтобы получить деньги, а ее за это арестовали, бабушка не рассказывала. Только твердила: «Она опозорила нашу семью. Не будь таким!»

Ксения ушла жить к сестре, та приняла ее, несмотря на все случившееся. Она же узнала о проекте «Твой шанс» благотворительного фонда «Дорога к дому» и настояла, чтобы та пошла к специалистам.

— Мы встретились с бабушкой Зоей, — рассказывает руководитель проекта Алена Скворцова. — Сразу стало понятно: она настроена непримиримо. Муж у нее умер, и Зоя Алексеевна воспитывала детей одна. Привыкла быть главной в семье, отвечать за все. Она не могла примириться со случившимся и свою задачу видела теперь в том, чтобы «уберечь внука от пагубного влияния матери» — так она заявила нашим специалистам.

«Я вернулась из тюрьмы в тюрьму», — с горечью рассказывала позднее психологу о своих ощущениях Ксения. Обида на мать захлестнула, ощущение несправедливости не давало спать по ночам. Хотелось поддержки, но когда отвернулась родная мать, Ксении было страшно обратиться к кому-то за помощью: боялась встретить непонимание.

Когда она смогла открыться психологу, стало легче: ее приняли, услышали и в ответ сказали вовсе не слова осуждения, которых она ждала и боялась.

— Ксения, — сказала ей психолог, — даже если проблема кажется неразрешимой, выход есть. Будем искать работу, восстанавливаться в родительских правах, улучшать отношения с бабушкой.
— Это невозможно! — воскликнула Ксения.
— Что именно? — мягко уточнила психолог.
И почему-то именно в этот момент молодая женщина поверила: все получится.

— Начнем с работы? — уже по-деловому спросила она. Но тут же испугалась: — Меня возьмут хоть куда-нибудь?
— Действительно, не все работодатели соглашаются взять на работу человека, вернувшегося из заключения, — уточняет Алена Скворцова. — Но те, кто решается, часто оказываются довольны: люди в ответ на доверие работают ответственно, претензий к ним не возникает.

Так случилось и с Ксенией. Специальности у нее не было, она устроилась уборщицей, одновременно пошла на курсы, чтобы получить потом более интересную и престижную работу.

Юрист проекта помогла ей подготовить документы на восстановление родительских прав.

Психолог снова встретилась с бабушкой. Расспрашивала о внуке. Рассказала о тех шагах, которые предпринимает ее дочь, чтобы изменить к лучшему свою жизнь. Предложила встретиться втроем, чтобы обсудить, что происходит, высказать взаимные обиды, найти пути решения проблемы.

— Мальчику все равно нужна мама, — сказала психолог. — И вам — поддержка, забота дочери.

Зоя Алексеевна хотела ответить что-то резкое, но вместо этого вдруг заплакала.

Встреча состоялась, и не одна. Пожилая женщина говорила о своих чувствах — как для нее перевернулся мир, когда узнала, что ее дочь совершила преступление, что осуждена. Как ей было стыдно смотреть в глаза соседям, казалось, что все показывают на нее пальцем — вот мамаша, которая воспитала преступницу.

Ксения рассказывала о своем. Как была испугана тем, что забеременела, боялась признаться дома, как парень бросил ее. Как трудно было пережить осуждение матери, найти работу. И когда ей встретилась знакомая, которая предложила простое решение — передать коробочку какому-то человеку иполучить за это приличную сумму, Ксения решила: вот он, выход! О последствиях, конечно, не думала, хотя о том, что в коробочке наркотики, догадывалась.

Зоя Алексеевна поняла: дочь тогда запуталась. Да, виновата, но раскаивается. И не собирается повторять ошибки.

— Все мы иногда ошибаемся, — подвела итог психолог. — Главное — какие мы делаем выводы, как исправляем эти ошибки.

Ксения боялась взглянуть на мать. Но вдруг услышала:
— Пусть восстанавливается в правах на Виталика. Я буду им помогать.

Слово специалисту

Комментирует психолог проекта «Твой шанс» Галина Митина:


— Вернуться к нормальной жизни после тюремного заключения совсем не просто. Перед выходом на свободу человеку нужно сделать главный выбор: начать новую жизнь или нет. Замечено, что при выходе на волю бывшие заключенные не всегда готовы проявлять достаточно энергии для того, чтобы включиться в трудовую деятельность, подчас склонны идти по пути наименьшего сопротивления — то есть вернуться в прежние компании, продолжать добывать средства для жизни преступным путем. Ситуация для тех, кто освобождается, осложняется тем, что, как правило, в пенитенциарных учреждениях, подготовка заключенных к решению жизненных вопросов, которые встанут после освобождения, недостаточна. Поэтому освобождение у многих вызывает еще и опасение, тревогу и эмоциональную напряженность. Длительное нахождение в изоляции сказывается на личности. Социальная пассивность усложняет процесс адаптации в обществе.
Молодая женщина, о которой мы рассказали, смогла вернуться в обычную жизнь. Вопроса — продолжать ли нарушать закон — для нее даже не стояло, она хотела найти работу, воспитывать сына, помириться с матерью. Зоя Алексеевна тоже смогла найти в себе силы изменить взгляд на дочь, на жизнь в целом.

Ирина Ромина