19 июня 2019

Череповецкий след в истории о гардемаринах

Летом прошлого года режиссер Светлана Дружинина приступила к съемкам четвертой части фильма о приключениях гардемаринов. По словам автора трилогии («Гардемарины, вперед!», «Виват, гардемарины!» и «Гардемарины III»), основными действующими лицами стали дети гардемаринов. Любопытно, но факт — реальные герои, ставшие прототипами этого популярного сериала, имеют теснейшую связь с Череповецким краем. Итак, что связывает череповчан с Анастасией Ягужинской, Алексеем Бестужевым-Рюминым?

Бестужев-Рюмин

Достоверно известно, что мать «вице-канцлера Бестужева» (будущего канцлера Российской империи Алексея Петровича Бестужева-Рюмина) похоронена в непосредственной близости от Череповца — на ныне затопленном кладбище села Луковец. Другой исторический факт: Алексей Петрович находился в ссылке под Череповцом. С Череповецким краем связано имя главной героини сериала Анастасии Ягужинской и ее несчастной матери Анны Бестужевой.

Объясняются эти факты тем, что под Череповцом находились обширные владения Бестужевых, замечательно благоустроенные отцом будущего канцлера Петром Михайловичем Бестужевым-Рюминым, который сыграл важную роль в истории России.

Фаворит будущей императрицы

Тайный советник граф Петр Михайлович (родился в 1664 году) был выходцем из старинного дворянского рода Бестужевых. В 1701 году он вместе с родственниками получил право писаться под двойной фамилией «Бестужев-Рюмин». Остановимся на некоторых фактах биографии этого исторического персонажа.

30 июня 1712 года Петр I назначил его обер-гофмейстером и генерал-комиссаром вдовствующей герцогини Курляндской Анны Иоанновны (будущей императрицы), которая в тот момент находилась в крайне стеснительном политическом и материальном положении. Власть над Курляндией перешла к дяде ее умершего мужа Фридриха-Вильгельма — престарелому герцогу Фердинанду, который, опираясь на курляндское дворянство и на поддержку польского короля, пытался отменить брачный договор племянника, согласно которому Анна Иоанновна имела право на ежегодный доход с Курляндии в 40 000 рублей.

Бестужев-Рюмин был призван разрешить конфликт в пользу Анны, пользуясь при этом активной поддержкой русского императора. Петр Михайлович смог занять достаточно высокое положение в Курляндии. Управление герцогством по сути было сосредоточено в его руках. Немаловажный момент — он стал фаворитом будущей императрицы. Но Петр Михайлович успел нажить немало недоброжелателей и завистников.

В 1728 году Бестужев был арестован и под стражей препроводен в Санкт-Петербург. Спасло его заступничество сыновей, служивших министрами при польском и датском дворах.

В 1730 году на российский престол была возведена Анна Иоанновна, что, казалось бы, сулило Бестужеву блестящие перспективы. Но его устремления натолкнулись на противодействие нового фаворита императрицы Бирона. Петр Михайлович получил всего лишь назначение губернатором в Нижний Новгород. Бестужев открыто высказал свое недовольство, дошедшее до императрицы. Поэтому «едва приехал он в губернию, как получил приказание отправиться в деревню».

Этой деревней оказалась наследственная вотчина тайного советника — село Луковец Пошехонского уезда (ближайший пригород Череповца).

«В Боге мое спасение»

Деятельная натура будущего графа не позволила ему сидеть без дела. Он активно взялся за благоустройство своей вотчины и в первую очередь, четко следуя девизу, указанному на гербе Бестужевых-Рюминых «В Боге мое спасение», занялся строительством и благоукрашением местных церквей.

В 1736 и 1737 годах в Луковце на месте старинных деревянных были построены две каменные церкви: теплая Вознесения Христова и холодная в честь первоверховных апостолов Петра (небесного покровителя барина) и Павла. Луковец в указанное время входил в пределы Ростовской епархии. Петр Михайлович в достатке обеспечил оба храма церковной утварью и книгами, обнес храмы оградой и устроил надвратную колокольню с высоким шпилем. Его тщанием были отлиты новые большой (весом 31 пуд — более 500 кг) и малый (2 пуда — 32 кг) колокола. Всего на колокольне висело 6 колоколов, кроме того, на ней были устроены часы с боем «с перечасьем».

Им же были возведены еще две церкви в соседнем селе Городище — холодная, в честь Знамения Божией Матери с удивительной красоты золоченым иконостасом, и теплая — в честь великомученицы Параскевы Пятницы с серебряным иконостасом. Он же устроил колокольню с высоким шпилем и в достатке обеспечил оба храма богослужебной утварью.
В начале XVIII века в располагавшемся неподалеку Череповецком Воскресенском монастыре случился пожар, выгорела значительная часть построек, включая соборную Воскресенскую церковь. Пожар был далеко не первый, поэтому монахи решили возвести каменный соборный храм, но завершить его не смогли, так как храм получился не в меру велик. Возможно, монастырь так бы и остался без соборного храма, если бы не помощь Бестужева-Рюмина, который выделил Воскресенской обители кирпич и разрешил перевезти в нее из Луковца деревянную Вознесенскую церковь вместе с иконостасом. Каменную церковь монахи смогли устроить только в 1752 — 1756 годах, а дар Бестужева передали в село Козохту (ныне Череповецкий район).
В 1737 году Бестужев получил указ императрицы Анны Иоанновны — за верную службу сыновей ему было дозволено жить на свободе в Москве или в деревнях, где пожелает. А спустя еще пять лет императрица Елизавета Петровна в день своей коронации (25 апреля 1742 г.) возвела его вместе с сыновьями в графское достоинство. Вскоре после этого (в 1743 г.) граф Бестужев-Рюмин скончался.

Утерянные достопримечательности

Помимо храмов Петр Михайлович возвел в Луковце и Городище два новых барских дома с надворными постройками, которые, если бы дошли до наших дней, несомненно, являлись бы одними из главных достопримечательностей Череповецкого края.
Луковецкая усадьба имела семь отапливаемых залов и два неотапливаемых и ограду, по углам которой располагались наугольники, на них стояли 10 чугунных пушек. Во дворе была устроена каменная палатка со сводом, в которой содержался порох. Все горницы обширного барского дома были блестяще обустроены в соответствии со взыскательным вкусом помещика. Голландские печи облицованы мрамором с выгравированными на нем причудливыми изображениями, в том числе фамильных гербов.

Одна из комнат именовалась крестовой, в ней висели парадные портреты: самого хозяина Петра Михайловича, его сыновей Михаила Петровича и Алексея Петровича, дочери княгини Аграфены Петровны, а также портреты домочадцев будущего канцлера Алексея Петровича — его жены и сыновей Петра Алексеевича и Алексея Алексеевича. Спальни были обиты ситцем. Стулья дубовые обиты кожей. Особый колорит барскому дому придавали большие подсвечники с зеркалами в резных золоченых рамах, имелось также резное золоченое зеркало в спальне.

Со стороны реки дом окружала опериленная галерея, имелось также изысканного вида опериленное крыльцо. К реке вела лестница с подъемным щитом на петлях и железных крюках.
Стоявшая на берегу реки и хорошо видная проплывавшим кораблям усадьба Бестужева-Рюмина производила неизгладимое впечатление. Сразу было видно, что здесь живет пусть опальный, но не сломленный испытаниями фаворит самой государыни.

Графская дача

Барский дом в Городище также отличался изысканностью и красотой. В нем было шесть горниц, две из них выходили окнами в сад, куда был устроен отдельный выход. Печи были облицованы мрамором, а также изразцами. Усадьба имела множество подсобных хозяйственных помещений, включая обширную конюшню и каретник, имелся даже свой конезавод.

Особую романтичность усадьбе придавал роскошный парк с живописными аллеями и прудами. Первый большой пруд находился неподалеку от барского дома, рядом с хозяйственными постройками. Он был устроен на быстрой речке и подпитывался ключами. В пруду разводилась всевозможная рыба. На плотине находилась мельница. Всего их было три.
По всей вероятности, луковецкая усадьба являлась парадной резиденцией графа, а городищенская — местом, где он мог отдохнуть от забот и насладиться красотами северной природы.

Наследники

После смерти Петра Михайловича село Луковец перешло по наследству его старшему сыну Михаилу Петровичу Бестужеву-Рюмину — известному русскому дипломату. В том же году Михаил Петрович женился на графине Анне Гавриловне Ягужинской (матери хорошо известной киноманам Анастасии Ягужинской, в девичестве Головкиной). Однако семейное счастье оказалось крайне недолгим. В июле 1743 года Анна Бестужева была арестована по делу Лопухиных и 29 августа осуждена к наказанию кнутом, урезанию языка и ссылке. Михаил Бестужев в ходе следствия содержался под караулом.

Обстоятельства дела достаточно ярко и драматично показаны в фильме про гардемаринов. Анна Гавриловна (хозяйка луковецкого поместья) скончалась в ссылке в 1751 году, а Михаил Петрович (его хозяин) — 26 февраля 1760 года — в Париже, находясь на дипломатической службе.

Поскольку детей у него не было, наследство покойного, включая села Луковец и Городище, принял воспитанный в доме графа родной племянник князь Михаил Никитич Волконский (1713 — 1788). Бывал ли Волконский в Луковце, не известно. Последним именитым жителем луковецкой и городищенской усадеб, чье пребывание там подтверждается документально, был находившийся здесь в ссылке в 1741 году будущий канцлер Российской империи Алексей Петрович Бестужев-Рюмин (вице-канцлер Бестужев).

Михаил Мальцев, газета «Голос Череповца»

16 июля 2019
Эта неделя 100 лет назад: 15 — 21 июля 1919 года в Череповце
Окунуться в прошлое нашего города позволили статьи и заметки, опубликованные в газете «Коммунист», преемницей которой стала «Речь».
9 июля 2019
Эта неделя 100 лет назад
История с 8 по 14 июля 1919 года