Четыре рабочих дня могут стать реальностью

Российский премьер-министр Дмитрий Медведев допустил в перспективе переход мировой экономики к четырехдневной рабочей неделе. Вопрос уровня зарплат и социального обеспечения работников при этом пока остается открытым и обсуждается.

Как сообщает ТАСС, по словам Медведева, необходимо разработать новые подходы к рабочему дню и рабочему месту. Речь идет о гибких графиках, дистанционных форматах и вызове сотрудников по мере необходимости. Премьер подчеркнул, что из-за технологического прогресса уходят старые профессии и появляются новые.

«Постоянная погоня за успехом оборачивается системной усталостью, хроническим стрессом. Люди подчас просто сгорают на работе. Все это приводит к снижению производительности труда, что, в свою очередь, сказывается на экономических показателях», — заявил глава правительства, выступая 11 июня на Международной конференции труда.

Медведев напомнил, что сто лет назад Генри Форд решился на сокращение рабочей недели с 48 до 40 часов и «получил впечатляющий рост производительности труда». В качестве другого примера он привел новозеландскую компанию, которая ввела четырехдневную рабочую неделю, в результате чего производительность труда в пересчете на один час рабочего времени выросла на 20 %, а уровень стресса сотрудников наоборот снизился.

Вице-премьер Татьяна Голикова подчеркнула, что такая реформа может потребовать серьезных изменений в трудовом законодательстве. Она добавила, что также предстоит оценить, насколько вырастет производительность труда в результате сокращения рабочей недели.

«Здесь очень четко надо все просчитывать, мы этим занимаемся, — заверила вице-премьер. — Это не является для нас какой-то новеллой, мы просто это публично не обсуждаем, поскольку нужно все до конца очень четко оценить».

По словам Голиковой, на первое место при постановке вопроса о четырехдневной рабочей неделе встает тема социальных гарантий граждан, какую заработную плату они будут получать — такую же, как получали, когда были заняты пять дней, или уменьшенную. Вопрос остается открытым. Международная организация труда исходит из того, что уровень зарплат и соцобеспечения в результате такой реформы ухудшаться не должен.

Илья Драницин