«Захватчица» шести соток

Несколько лет назад череповчанка Елена Викторовна загорелась желанием заняться огородничеством. Она захотела работать на одной из заброшенных дач на причалах, получив ее в собственность. Но найти хозяев участка оказалось не так-то просто: опрос соседей и скитания по инстанциям ничего не дали. В домике, которым она не пользуется, оставлены координаты женщины. «Как мне быть?» — спрашивает горожанка, обратившись за помощью в редакцию газеты «Голос Череповца». И журналисты отправились на заброшенные дачи.

Занялась «самозахватом»


«Здесь у нас за железнодорожным переездом на ул. Гоголя по левую руку располагаются дачи, раньше там было садоводство ФМК, — начинает рассказ пенсионерка, в силу пикантности ситуации, в которой она оказалась, оставим ее фамилию «за кадром». — Если на паре линий еще есть какой-то порядок, какое-то садоводство, то дальше — бардак. Никакого управления и товарищества не существует, хозяева на большинстве участков не появляются, строения в плачевном состоянии, заборы повалены. Землю никто не обрабатывает, она превратилась в дикие заросли».

Семья Елены Викторовны переехала в Череповец 50 лет назад. И в 60 — 70-е она не раз ходила с классом в места на берега Ягорбы в поход. Как она вспоминает, там в те времена было поле, около которого только начинали строиться первые дачные дома.

— В 80-е там была прекрасная дорога, по ней даже ездили автобусы, до сих пор кое-где сохранились остановочные карманы, — продолжает она. — В запустение земли начали приходить на рубеже 90-х, когда прошла мода на дачные участки в черте города. А сейчас, спустя 30 лет, страшно смотреть на этот ужас.

Несколько лет назад Елена Викторовна взялась облагородить один из брошенных бесхозных участков, предварительно опросив соседей, знают ли они хоть что-нибудь о судьбе землевладельца и есть ли он вообще. Но о хозяине никто не слышал.

— Тогда я заняла этот участок, — признается череповчанка, — вместе с сыном привела его в порядок, убрала заросли, распахала грядки и возвела огород, где выращиваю для себя цветы, зелень и овощи. А вот в полуразвалившийся домик не захожу — хоть и брошенный и незакрытый, но чужой. Так сказать, занялась самозахватом, — смеется пенсионерка, — я, получается, преступница. Если меня поймают на этом участке, думаю, сразу же найдется и владелец, и контролирующие органы и я буду платить штраф.

Скитания по инстанциям

Устав от нелегального положения своего огорода и себя на огороде, в апреле 2019 года пенсионерка решила вплотную заняться вопросом наведения порядка.

— Пришла в земельный отдел мэрии на проспекте Строителей, 4, и объяснила ситуацию, рассказала об огромном количестве заброшенных участков и своем горячем желании обрабатывать землю. Я никакая не бандитка, я простой человек — дайте мне, пожалуйста, один из заросших клочков земли, я приведу его в полный порядок и буду вести на нем хозяйство, выращивать продукты, чтобы кормить семью.

По словам женщины, в отделе ей сообщили, что в городе 46 га земли под дачными участками и все они заняты.

— Я ей говорю, что там «дураково поле» и лес до небес и нет никаких дач. Кроме того, на некоторые участки люди выбрасывают свой мусор — бытовой и даже строительный. Кучи эти год от года растут. Обидно мне за наше царство-государство!
За ответом на вопрос, чьи же это тогда участки, женщину направили в Росреестр.

— Записалась на прием, дождалась своей очереди. Прихожу, а мне там отвечают: мы регистрирующий орган и не знаем, чьи это дачные участки. Получается, никто ни за что не отвечает и ничего не знает! Кто тогда может объяснить: что это и чье это?!
Елену Викторовну направили в Единый государственный реестр недвижимости.

— Объясняю, что на интересующей меня улице из 20 участков 12 имеют признаки заброшенности. Прошу предоставить информацию, на кого они зарегистрированы. Но мне ответили, что это сугубо конфиденциальная информация, и снова перенаправили. Уже в городской архив.

В архиве энтузиазм женщины начал иссякать.

— Все эти походы и запросы — удовольствие не бесплатное. В архиве справка стоит 400 рублей. Ну, скажут мне в архиве за эти деньги, что да, были зарегистрированы участки, но живы ли эти люди и как их найти, мне не скажут.
В архиве отчаявшейся женщине посоветовали обратиться в налоговую инспекцию, но туда она уже не пошла.

— Без регистрационного номера мне там делать нечего, а его я получить не могу, — подводит она печальный итог своим поискам. — Апрель и май я пробегала по инстанциям безрезультатно.

Мусор, заросли, запустение

На следующий день мы поехали на участок, который приспособила под огород пенсионерка. На машине не подъедешь, поэтому метров 200 прогулялись пешком и налюбовались на местный пейзаж. Среди огромного количества наглухо заколоченных и вскрытых маргиналами домов изредка попадаются жилые домики с ухоженными грядками. Многие участки заросли высокими кустами, заменяющими давно рухнувшие и разобранные на дрова заборы. Некоторые брошенные дома, по свидетельству Елены Викторовны, облюбовали лица без определенного места жительства.

— Эти вообще ходят как хотят: вскрыли брошенный дом, заселились, запакостили. Если вдруг сожгут — не беда: вскрывают соседний.

И правда: несколько домов сильно обгорели, а пара вообще сгорела дотла, и их участки представляют собой черную кашу из угля, шифера и рваной обгоревшей одежды. Кое-где «организованы» народные свалки, на которых среди гор серого строительного мусора пестрит и цветастый бытовой. Посреди одного участка образовался настоящий пруд, потому что какие-то предприимчивые авантюристы некогда выкопали и сдали на металлолом здешний кессон. Как утверждает наш проводник, по весне в этой воде плавают маленькие уточки.

— Вот и к нам пришли, — приглашает на чужой участок пенсионерка, — ой, морковочка взошла! Вот какое тут было, — вскидывает руку на соседний заросший участок, — 3 года приводили в порядок. А теперь, — она загибает пальцы, — лучок, капустка, чесночок, свеколка, картошечка, цветочки, ягодки. Еще яблоньку я вылечила, выходила и теперь по 25 кг по осени собираем.
Дверь в желтый домик приоткрыта — ее пару лет назад «выставили» джентльмены удачи в поисках металла и проводов. На столе в прихожей полуистлевшая записка от Елены Викторовны с номером телефона, на случай, если настоящий хозяин таки заглянет. Мы дерзнули пройти в комнату. Крыша того и гляди рухнет на голову, на полу лежанка из одежды и белья, импровизированная пепельница и несколько банок из-под пива. В смежной комнате разворочен пол, очевидно, незваные грубо проникали в погреб. На подоконнике заколоченного окна надорванная картина «Утро в сосновом лесу», вывалившаяся из ветхого багета.

Что делать?

Главные вопросы пенсионерки к администрации города: кто отвечает за состояние земель и кто может навести на них порядок?

— Есть хоть какой-то муниципальный контроль над тем, что творится в этих трущобах? — негодует Елена Викторовна. — Собираются ли председатели, проверяется ли состояние земель, проводится ли ревизия участков? Мне, как и персонажу «Белого солнца пустыни», за державу обидно, за то, что плодородная земля в городской черте разрушается и превращается в помойку. Может быть, кто-то займется этими «катакомбами»? В Интернете я как-то читала учетные архивные документы о Череповце еще времен Новгородской губернии, в них все прописано до мелочей — сколько пахотной земли, сколько заболоченной, сколько леса. Сколько крестьян: свободных и крепостных; сколько из них православных, старообрядцев и сектантов; сколько родилось, сколько умерло; сколько у кого скотины — вот в царской России учет так учет был! А сейчас что?

С несколькими жильцами-дачниками Елена Викторовна хочет организовать на этом участке товарищество садоводов.
— Хотим разобрать мусорные свалки, отремонтировать дорогу, восстановить подачу электроэнергии, спокойно заниматься земледелием и стабильно платить налоги. Хотим, чтоб все было по закону. Неужели нам никто не может с этим помочь?

Официально

Конечно, «Голос Череповца» направил запрос в мэрию. Из комитета по управлению имуществом города пришел следующий ответ: «Земельные участки территории садоводческого товарищества ФМК-4 предоставлены гражданам в собственность (за исключением земель (территорий) общего пользования) на основании решения малого совета Череповецкого городского Совета народных депутатов Вологодской области от 24.02.1993 № 32. Информация о садоводческом товариществе как юридическом лице в комитете по управлению имуществом города отсутствует. Данной информацией располагает управление ФНС. Информация о правах, в том числе зарегистрированных в установленном законом порядке относительно каждого земельного участка, расположенного на территории садоводческого товарищества, содержится в управлении Росреестра.

Учитывая, что все земельные участки находятся в частной собственности, орган местного самоуправления не имеет полномочий по распоряжению такими земельными участками, в том числе передаче иным гражданам. В данном случае договоры заключаются между собственниками таких земельных участков и заинтересованным лицом. В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, соответственно, за содержание указанных земельных участков несет ответственность собственник такого земельного участка. Вместе с тем, в соответствии с действующим законодательством земельный участок может быть изъят органом местного самоуправления либо, в случае отсутствия собственника земельного участка, признан выморочным имуществом в пользу муниципалитета».

Получается, что в 90-е все участки были предоставлены гражданам в частную собственность. Предположим, что некоторые из собственников за четверть века могли умереть и не все из ставших бесхозными участков были унаследованы. Кое-где строения развалились, а участки превратились в свалки. Выходит, даже требовать соблюдения чистоты и порядка не с кого.
Как нам рассказали в природоохранной прокуратуре, жалоб на захламленность участков на данной территории от граждан не поступало.


— Контроль над состоянием земельных участков на территории города осуществляет его администрация, — рассказывает помощник природоохранного прокурора Николай Пилипкин. — Она обязана реагировать на обращения и принимать меры по устранению нарушений и привлечению лиц к ответственности. Если гражданин обнаружил несанкционированную свалку, он вправе обратиться в городскую администрацию. В случае если заявитель посчитает, что администрация ненадлежащим образом провела проверку или не приняла меры по устранению нарушений, он вправе обратиться в органы прокуратуры с жалобой на действия администрации.

P.S. Мы попытались найти хоть какие-то следы организованного в 1993 году садоводческого товарищества «ФМК-4» в Межрайонной инспекции ФНС № 12,зная лишь его название и локацию. Специалисты не обнаружили никаких данных. Возможно, юридическое лицо и существует, но было перерегистрировано под другим названием. К сожалению, выяснить точный юридический адрес, ИНН и другие реквизиты садоводческого товарищества за неделю поисков журналистам «Голоса…» не удалось.

Да и закон «О персональных данных» не позволит чиновникам раскрыть журналистам всю информацию. Поэтому решили рассказать историю Елены Викторовны в надежде, что на публикацию откликнутся по телефону редакции 57-41-14 те, кто располагает информацией о таких дачных участках и знает действенный алгоритм легализации «захватчицы» на заброшенных дачных сотках.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»