Одиннадцать пуль в защиту избиваемой девушки

Ночная драка с руганью во дворе. Мужчина бьет плачущую девушку. На крики с балкона и просьбу замолчать они не реагируют. Тогда радикально решить проблему решил местный житель. Он взял пневматический пистолет, спустился во двор и выпустил в молодого человека 11 пуль, после чего несколько раз ударил его ногой и приказал убираться. Пострадавший 24-летний дебошир потерял сознание, очнулся только утром. «Голос Череповца» расскажет о ходе судебного дела.

«Что нужно, мужики?»

Согласно версии обвинения, 23 сентября 2018 года около двух часов ночи Антон Романов (имена фигурантов дела изменены — прим. авт.) и его гражданская жена услышали на улице крики незнакомых людей. Выйдя на балкон, они попросили ругающихся не шуметь. Однако на просьбу компания не отреагировала.

Тогда мужчина взял пневматический пистолет и спустился во двор. Увидев, как молодой человек бьет лежащую девушку по телу и голове, Романов 11 раз выстрелил в агрессора. Тот упал, и разгоряченный мужчина нанес ему множественные удары ногами в спину.

После разборки подсудимый ушел домой. У потерпевшего, помимо прочего, был серьезно поврежден левый глаз.


— Романов обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ, то есть в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью с применением предмета, используемого в качестве оружия, — заключила гособвинитель Ольга Куликова.

Свою вину подсудимый признал частично.

Первым к трибуне пошел потерпевший, 24-летний Иван Ярцев.

— В тот день я гостил у сестры в деревне неподалеку от Череповца, отмечал день рождения племянника. Я выпил литр пива, поэтому возвращаться на своей машине не стал. Около часа не мог вызвать такси. Тогда я позвонил своей девушке Елене Ильиной и сказал, что, если она в Заречье, пусть вызовет такси и заедет за мной, потом завезем ее и я поеду домой. Она приехала. В машине у нас разгорелся конфликт на почве ревности, поэтому таксист отказался везти нас дальше.

Конфликт развивался уже на улице.

— Разговаривали громко, друг на друга кричали, объясняли. Выбежали ее подруги, просили успокоиться. Тогда Лена взяла меня за руку, и мы пошли в сторону улицы Архангельской. Я дал ей пощечину, чтоб она успокоилась. В этот момент она споткнулась, я ее поднимал. И тут я увидел двух мужчин, которые идут ко мне. Один из них сказал, чтоб я подошел к нему. Я пошел навстречу. Только успел спросить: «Что вам, мужики, нужно?», как Романов выхватил пистолет из правого кармана толстовки и начал стрелять.

Очнулся утром

Первая пуля попала в глаз, после чего Ярцев зажмурился и снова получил пулю в этот же глаз.

— Потом он стал выпускать в меня обойму. Я прикрылся предплечьем и встал боком, чтоб ему было тяжелее целиться. В итоге у меня еще 7 дырок от пуль в куртке на руке, одна в ухе и одна в подбородке — всего 11 выстрелов. Я упал, потом почувствовал удары ногами и крик: «Вам сказано было, чтоб замолчали!» Второй мужик все время стоял молча, ничего не делал и не говорил. Когда я потом встал, вокруг никого не было — ни Елены, ни подсудимого, ни второго мужика. Не понял, что со мной случилось, хлопнул по карманам — нет документов, начал искать в траве, но понял, что ночью не найду. Сел на бордюр, стал отходить от шока, появилась боль, потекла кровь из глаза. Проник в подъезд, сел на лестницу, посидел немного и потом потерял сознание.

Очнулся Иван только утром.

— В седьмом часу вышел из подъезда. Телефон сел — ни скорую, ни такси не вызовешь. Нашел в траве документы и пошел в магазин, где пиво разливают, попросил продавца скорую вызвать. Она испугалась, но вызвала. Так в этом магазине я и дождался скорой. Потом меня повезли по больницам. Поняли, что ранение серьезное и местные врачи ничего не смогут сделать, и отправили в Вологду.

В областном центре потерпевшему сделали операцию, зашили глаз и попытались извлечь пули магнитом, но пули, наоборот, ушли глубже.

— Одна ушла на 3,8 см, другая — на 2,9 см вглубь глаза. Меня направили в военную академию в Москву. Там сделали рентген и взяли анализы. Но достать пули из глаза не смогли. Предложили ехать домой, но ежемесячно приезжать в столицу для сдачи специального анализа крови. Тогда я по знакомству поехал в Санкт-Петербургскую военную академию. Там мне сказали, что зрение этим глазом я утрачу окончательно, потому что потерял время на разъезды. Назначили лечение.

Свои моральные страдания Ярцев оценил в 1 млн рублей, а материальный ущерб (расходы на бензин до Москвы) в 15 тысяч рублей, однако документально подтвердил только на 8 тысяч. 15 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда он уже получил от подсудимого. 
Потерпевший живет с родителями и не работает, воспитывает своего ребенка, которого, по его словам, бросила мать. Мнение о наказании подсудимого Иван оставил на усмотрение суда.

Пошел из любопытства

Далее в суде был допрошен свидетель Василий Батогов. Именно он был вторым человеком, который вместе с подсудимым подошел к Ярцеву.

— Мы с Романовым соседи, машины рядом ставим, но не общаемся. Однажды только он у меня лопату попросил снег почистить, и все. В ту ночь, когда все случилось, я тоже услышал эти крики девушки с улицы: «Помогите!» У меня из-за них собака загавкала, и я, чтоб не разбудить жену и детей, пошел с ней гулять. Встал у подъезда, вдруг вижу: из соседнего подъезда выходит Романов и идет в ту сторону, откуда крики.

Мне стало интересно, и я пошел за ним следом, чисто из любопытства. Когда мы зашли за дом, я увидел, как молодой человек избивает девушку ногами по голове. Романов подошел и с криком «Что ты делаешь?!» оттолкнул его. В ответ парень крикнул, что это его жена, и попытался нанести Романову удар ножом, который появился у него в правой руке. Лезвие было порядка 20 сантиметров, а вот ручку я не разглядел. Когда Ярцев замахнулся ножом на Романова, я услышал несколько громких хлопков.

Потом я увидел в руке у соседа предмет, похожий на пистолет. Куда попали пули и кровь я не видел, хотя находился в двух — трех метрах от места событий. Потом Романов приказал Ярцеву уходить и тот подчинился, так и ушел, держа нож в правой руке. А девушка, которую он избивал, зашла в один из подъездов нашего дома.

После случившегося свидетель вернулся домой. О произошедшем он не разговаривал ни с кем, в том числе с подсудимым.

Попросила мужа разобраться

Следующей была допрошена гражданская жена подсудимого Ирина Семенова:

— Ночью я услышала крики на улице, вышла на балкон и увидела компанию из трех девушек и парня. Две девушки разнимали дерущихся. Я крикнула им, чтоб они прекратили мешать моему ребенку спать, иначе я вызову полицию. Но на крики никто не реагировал, и конфликт только разгорался. Молодой человек потащил за волосы девушку за угол дома, она кричала и плакала. На углу он начал ее сильно пинать по всему телу. Тогда я попросила мужа, который стоял со мной на балконе, сходить разобраться. Он пошел на улицу. Я слышала крики мужа: «Сваливай отсюда!» Вскоре он вернулся и сказал, что все нормально, конфликт решен и все разошлись, а больше ничего не рассказывал. Мы легли спать.

На следующий день Романов ушел по делам, а спустя полчаса после его ухода к жене пришла полиция с вопросами о ночных событиях и местонахождении ее мужа. Рассказали, что ночью возле дома была стрельба. Как выяснила жена, подсудимый уехал к брату, а затем — в Карелию, чтобы забрать оттуда бабушку. На звонки жены ответил только спустя несколько дней.

— Я сказала ему, что его ищет уголовный розыск. Он ответил, что скоро приедет и разберется, почему его ищут. Как только приехал, пошел в полицию. Потом рассказал мне, что признался полиции в том, что стрелял в Ярцева. Свои действия объяснил тем, что увидел в руках молодого человека нож.

Слушания дела продолжатся. Согласно санкции вменяемой статьи подсудимому грозит до 10 лет лишения свободы.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»