30 апреля 2019

Топ-менеджер пытался «взять» банк, отказавший ему в кредите

26 декабря прошлого года 43-летний череповчанин совершил разбойное нападение на офис одного из банков. Угрожая застрелить взятую в заложницы сотрудницу, он пытался вынудить ее коллегу пустить его к кассам. Но карты спутала сработавшая сигнализация, и мужчина убежал. Как стало известно, перед разбойным нападением он дважды просил в этом банке кредит, но получил отказ.

Как в кино

На скамье подсудимых 43-летний череповчанин Борис Воронов (имена фигурантов дела изменены — прим. авт.), с высшим образованием, женат и имеет двух несовершеннолетних детей, работает коммерческим директором общества с ограниченной ответственностью.

Как гласит обвинительное заключение, днем 17 декабря 2018 года испытывающий материальные проблемы Борис Воронов зашел в один из череповецких банков, где намеревался оформить потребительский кредит. В выдаче кредита мужчине было отказано. 26 декабря подсудимый приобрел в различных магазинах камуфляжный костюм, шапку, маску с прорезями для глаз и рта, а также деревянный черенок и предмет, имитирующий пистолет. В тот же день около 17.30 Воронов на своем автомобиле «Лада-Гранта» подъехал к отказавшему в кредите банку, зашел в помещение, закрыл за собой входную дверь с помощью деревянного черенка, надел на голову маску, накинул капюшон от куртки и с заранее заготовленным рюкзаком и «пистолетом» проследовал в операционный зал. Там он напал на сотрудницу банка Ольгу Петрову: левой рукой схватил за шею и направил на нее «пистолет», после чего потребовал пустить его в кассовый узел, где на тот момент хранилось порядка 18,8 млн рублей. Петрова выполнять требования отказалась, пояснив, что в кассовом узле никого нет, и незаметно нажала на имеющуюся при себе тревожную кнопку.

Тогда Воронов, наставляя на голову девушки «пистолет», повел ее к кассовой кабине № 1, где через стекло увидел заведующую кассовым узлом Гончарову, которая также незаметно активировала тревожную кнопку. Тогда мужчина в маске провел Петрову к двери в кассу, стал стучать и требовать от Гончаровой открыть дверь и передать ему деньги, угрожая убить удерживаемую. В это время в помещении банка сработала звуковая сигнализация, и напуганный Воронов скрылся с места преступления.


— По мнению следствия, подсудимый совершил преступление, предусмотренное п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ, а именно разбой, то есть нападение с целью хищения имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в особо крупном размере, — заключила гособвинитель Ольга Куликова.

Свою вину подсудимый признал в полном объеме, дать показания он пожелал в конце судебного следствия.

Банк потерь не понес

Первым в зале суда была допрошена управляющая банком Ольга Новикова.

— Сразу же после вооруженного нападения на банк персонал мне позвонил и сообщил о случившемся: нападавший был в маске, требовал деньги, все находятся в шоке. Я тут же поехала в офис. На месте уже были сотрудники ЧОП и полиции. Петрова находилась в офисе, пребывала в абсолютном шоке — потерянный взгляд, заикание, страх в глазах. Гончарова действовала в соответствии с инструкцией: ей запрещено покидать кассовую зону и пускать туда других. Кроме того, выдача денег и ценностей с целью спасения жизни другого сотрудника не предусмотрена инструкцией.

Далее суд интересовался порядком работы и планировкой кассовой зоны банка.

— Кассовая зона представляет собой помещение в помещении, сообщается с операционным залом с помощью небольшого окошка для передачи документов. Вход в кассовую зону у нас всегда закрыт, представляет собой бронированную дверь, ключи от которой находятся только у заведующей кассами и кассира. Из кассовой зоны также можно пройти в хранилище ценностей, которое представляет собой, попросту говоря, большой сейф. Хранилище закрывается на два замка, ключи от них находятся у кассира и у специалиста по работе с физическими лицами. Гончарова очень испугалась за судьбу коллеги, испытывала чувство вины за возможную смерть другого человека. И Петрову, и Гончарову мне пришлось на следующий день отпустить на выходной, чтобы они могли прийти в себя после перенесенного стресса. У Петровой, судя по разговорам с ней, до сих пор остаются переживания по поводу случившегося.

Мнение о наказании управляющая банком не выразила, оставив его на усмотрение суда.

— Финансовых потерь банк не понес. Репутационных тоже, поскольку в СМИ это событие было подано как нападение на офис, а не на банк, — подытожила управляющая.

«Дура, открывай!»

Далее за трибуну прошла Ольга Петрова.

— Я работаю в этом банке с февраля 2017 года. Начинала с должности операциониста, потом стала специалистом по работе с физлицами, затем — старшим специалистом, а теперь я ведущий специалист. День 26 декабря 2018 года протекал как обычно. В конце дня я обслуживала клиента в первом операционном зале, когда в помещение вошел мужчина в темном камуфляжном костюме. Сразу обратила внимание на то, что он отворачивался и его лица не было видно. Он стремительно проследовал во второй операционный зал, где обслуживают юрлица и расположен кассовый узел.

Тогда девушка нащупала в кармане тревожную кнопку и проследовала за подозрительным посетителем.

— Пошла просто посмотреть, потому что чисто интуитивно я почувствовала: что-то не то. Встала между 1-м и 2-м залом. Мужчина стоял ко мне спиной в паре метров, я поинтересовалась, по какому он вопросу, на что он резко повернулся, и я увидела лицо в маске, а в его руке темный предмет, похожий на пистолет. Он приблизился, схватил меня за шею и насильно потащил к дверям кассового узла, приказав: «Стучи. Стучи, я тебе сказал». Я ему ответила, что там никого нет. Тогда он потащил меня в клиентскую кабинку, чтобы показать меня Гончаровой. Я увидела ее взгляд и как она тянется к тревожной кнопке. А сама я все это время нажимала на свою, которую спрятала в кулаке. Он приказал Гончаровой открыть дверь: «Дура, открывай! У тебя деньги застрахованы! Иначе я ее убью!» В это время я почувствовала дуло пистолета справа у затылка и подумала, что сейчас он выстрелит.

И тут раздался звук сигнализации.

— Он занервничал, сильно стукнул по двери. Снова затащил меня в кабинку, посмотрел, что Гончаровой уже нет на месте, дошел до середины второго зала, отпустил мою шею и пошел к выходу. Я осталась стоять, успела проводить его взглядом. Для меня время тянулось очень долго, но, судя по камерам, прошло всего две минуты.

Убедившись в безопасности, девушка постучалась в кассовую зону, кассир открыла ей дверь. Гончарова была в глубоком шоке. Она ревела и просила прощения у коллеги. Потом Петрова схватила телефон и позвонила начальнику охраны и в полицию…
В зале суда девушка пожаловалась на длительный глубокий шок.

— Если раньше я такое только по телевизору видела, то теперь испытала на себе, что значит быть в заложниках, — признается потерпевшая. — С тех пор у меня страх перед людьми в камуфляжной форме.

Как выяснилось из дальнейших расспросов, Петрова знала нападавшего: он дважды оставлял заявку на получение кредита в размере 350 тысяч рублей, в чем ему оба раза по разным причинам было отказано.

Слушания дела продолжатся. Подсудимому грозит от 8 до 15 лет лишения свободы.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»