25 апреля 2019

Осталась без крова над головой

В редакцию «Речи» обратилась череповчанка, которая попала в трудные жизненные обстоятельства. Сразу оговоримся, в этой истории мы выслушали только одну сторону. Почему? Других сторон очень много, и, наверное, у каждой из них своя правда. Но…

«Что мне делать?»

Начнем с того, что Лариса Александровна может остаться без крова над головой. Не сегодня завтра хозяйка комнаты, которую она снимает, продаст комнату, и Лариса Александровна останется на улице. В 59 лет, с кучей заболеваний, одно из которых — сахарный диабет. Работы нет, в апреле этого года она уволилась по соглашению сторон и осталась без зарплаты. Живет на одну пенсию в 11 500 рублей.

— Я вынуждена была уволиться, — рассказывает «Речи» Лариса Александровна. — Уж я не буду все рассказывать подробно, скажу лишь, что на предприятии отработала 30 лет, работала разнорабочей, сторожем.

Я из деревни в Череповец приехала. Образование — восемь классов. Дальше учиться не получилось, вот и согласилась на разнорабочего, потом на сторожа. Со мной случилась беда. Я не знаю, что мне делать, к кому обратиться за помощью. Жили мы с мужем в деревянном доме на две семьи на 2-й Линии на Фанере. 25 января 2015 года дом сгорел по вине соседей. Сгорел в доме и муж. Я подала в суд, чтобы соседи вернули мне деньги за сгоревший дом. Нашла адвоката. Только суд постановил, что деньги мне должен выплатить гражданский муж внучки в семье соседей. Это 350 тысяч рублей. Я думаю, не виноват этот гражданский муж. Он к внучке соседей иногда приходил, но не жил постоянно.

Дождусь ли я этих 350 тысяч рублей? Спрашиваю об этом своего адвоката, а она в ответ только руками разводит, мол, свою работу я сделала. То есть я ей деньги заплатила, только что с того? Надо бы продать хотя бы земельный участок. Но он не оформлен в собственность. За это тоже деньги нужно платить. Я бы нашла деньги, заплатила, да соседи не соглашаются.

А платить нужно и мне, и соседям. Дом-то был на две семьи. На предприятии, где я работала, в 2015 году мне помогли. Дали 1500 рублей от руководства предприятия, 4000 — от профсоюза.

Пообещали 300 кубов леса. Из них можно было бы построить дом. Но бревна — это делянка в лесу. За кубометрами нужно ехать, лес валить, бревна готовить, в город везти. Мне это не осилить. Ходила я к депутату за помощью. Он развел руками: дескать, ничем помочь не могу. А хозяйка комнаты, где я пока живу, в любой момент может попросить меня за дверь, и тогда я окажусь на улице. У меня и болячек много, сахарный диабет, недавно в обморок упала: низкий сахар был. Оказывается, я неправильно лекарства принимала. Потом доктор поправил лечение. Сейчас принимаю правильно. Детей у меня нет, мужа нет, я одна. Очень хочу свой кров над головой. Чтобы могла прийти домой и знать, что никто меня здесь не потревожит, не выгонит. Оказаться на улице страшно. Что мне делать?

Чужая беда?

Лариса Александровна произвела на нас впечатление безобидного неконфликтного человека, не умеющего постоять за себя. В чем-то наивного и доверчивого. Попросила соседка 5000 рублей взаймы, жалилась на судьбу — дала. А соседка и не думает их возвращать. Пришел сосед, плачется: детей кормить нечем — дала ему взаймы 15 000 рублей, которые копила на холодильник. У самой за душой ни копейки. Можно, конечно, ругать Ларису Александровну, корить ее, пенять: мол, взрослая женщина, сама должна за себя отвечать. Но мы жалеем брошенного котенка, выброшенную на улицу собаку, даже загубленное деревце. А можем ли пожалеть самого обычного человека, чья беда не соответствует профилю деятельности разнообразных волонтерских организаций, благотворительных фондов и социальных служб?

Честно признаться, на вопрос Ларисы Александровны: «Что делать?» — мы не знаем ответа. Поэтому обращаемся к горожанам за помощью. Возможно, юристы в качестве благотворительности смогут помочь ей с оформлением земельного участка в собственность, чтобы его можно было продать. Адвокаты подскажут, наконец, кто должен компенсировать ей утрату дома. Добрые предприниматели помогут ей использовать 300 кубометров леса. Может, поинтересуется судьбой Ларисы Александровны родное предприятие, где она отработала 30 лет. Или депутаты, которые идут на выборы с обещаниями работать для людей. В конце концов наше государство позиционирует себя как социально ориентированное. Проверим.

А заодно и сами себя.

Татьяна Ковачева

23 мая 2019
Изменился cрок выхода на досрочную пенсию
С 2019 года изменился срок выхода на пенсию медицинских, педагогических и творческих работников