24 апреля 2019

Не было у бабы печали, завела баба «Ютьюб»-канал

Вообще-то, печаль была. И даже две.Печаль первая.

За 33 года работы, связанной с корректурой, я не заметила, чтобы общая грамотность повысилась. Скорее наоборот. А ведь как говорил Куприн, язык — это путь цивилизации и культуры. Шолохов называл язык величайшим богатством народа. Так почему же мы так небрежно к нему относимся? За державу обидно.

Печаль вторая. В силу ряда обстоятельств у нас в семье сложилась крайне тяжелая финансовая ситуация. И подработки не спасают. А ведь не скажешь 94-летней маме, двухлетнему внуку, коту и псу: «Простите, милые, надо поголодать».

Вот из этих двух печалей у меня и родилась мысль завести свой «Ютьюб»-канал — как возможность говорить об ошибках в русском языке и при этом заработать на своих знаниях.
Два года я вынашивала идею. Вместе с дочкой думали, как ее осуществить технически и без больших вложений. Наконец канал создан, первое видео выложено. Я была счастлива.
Ровно одну неделю.

Просмотров мало, подписчиков кот наплакал.

С интервалом в неделю выложила еще три видео. У каждого нового просмотров наполовину меньше, чем у предыдущего. Миссия нести грамотность в массы не удается. О возможности заработать вообще молчу: для этого требуется страшное количество просмотров и подписчиков.

Нет, мне известны некоторые способы привлечения внимания. Например, скандальность, эпатаж. Только мне это не подходит. И с харизмой у меня не очень. Сделала ставку на содержание — и проиграла.

Не смотрят мой канал даже старые друзья и хорошие знакомые. Вывод: я неинтересный человек с нулевым творческим потенциалом — поэтому не смотрят незнакомые люди. И я не хороший человек (не плохой, а именно не хороший) — поэтому не смотрят знакомые, хотя бы с целью поддержать. А те, кто смотрит, просто добрые и жалостливые люди.

Вот так мой «Ютьюб»-канал стал оценкой моей личности, моей жизни. Воплощение мечты обернулось болью и стыдом. За то, что переоценила себя, что растрезвонила о своих надеждах коллегам.

А все-таки я буду продолжать, сколько смогу. И сколько сможет дочь, «заведующая» технической частью (ее муж резко против). Надежда умирает последней.

Елена Сивцова, ответственный секретарь газеты «Речь»