17 апреля 2019

«За работой и срок быстрее идет...»

Как и многие обыватели, я всегда считала, что осужденные, находясь в колониях, работают по своему желанию, а по большей части содержим их мы, налогоплательщики. Оказалось, это не так. В Уголовно-исполнительном кодексе РФ четко прописано, что каждый приговоренный к лишению свободы обязан трудиться. Логика ясна: есть заработок — есть и возможность выплачивать деньги по искам потерпевших и алименты собственным детям. Причем из трудового дохода осужденных удерживаются средства на оплату коммунальных услуг, то есть заключенный сам платит за тепло, свет и воду в камере, а также за питание.

Трудоустроят в центре

Вопросам трудоустройства осужденных уделяется большое значение на самом высшем уровне. Так, этой теме посвящен один из разделов «Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ», рассчитанной до 2020 года. Одна из ключевых задач, которая стоит перед Федеральной службой исполнения наказаний, привить осужденным навыки труда и работы в коллективе. Для ее реализации в исправительных учреждениях созданы центры трудовой адаптации. По сути своей это производственные предприятия, где трудоустраиваются осужденные.

— Главное условие работы таких центров — их полная самоокупаемость, — поясняет начальник отдела трудовой адаптации осужденных УФСИН России по Вологодской области Мария Сухарева. — Самоокупаемость подразумевает гарантированное обеспечение своевременной выплаты обязательных платежей. Существующий механизм привлечения к труду спецконтингента исправительных учреждений не предусматривает прямого финансирования из федерального бюджета на обеспечение трудовой занятости осужденных.

Осужденные должны работать, чтобы иметь возможность возмещать вред, причиненный их действиями другим людям или государству. У многих из тех, кто отбывает срок, на свободе остались дети, и на них нужно выплачивать алименты.
Трудоустройство имеет и социальную подоплеку. Считается, что оно способствует успешной адаптации осужденных в обществе после освобождения. Так ли это, сказать не беремся, ведь существует и другая неофициальная статистика, согласно которой до 80 % тех, кто однажды попал в места не столь отдаленные, вернутся туда снова.

Нарды и шайки

Подавляющее большинство трудовых мест для осужденных создано непосредственно на базе исправительных учреждений (ИУ). Одним из основных направлений производственной деятельности в вологодском управлении ФСИН является швейное производство. На данный момент на базе производственных участков ИУ освоен выпуск более 300 наименований различных видов специальной рабочей одежды; изготовляется форменное обмундирование, в том числе по заказам Вологодского института права и экономики, а также по заказам, поступающим из других регионов.

Швейное производство является приоритетным прежде всего в женских колониях (их две — в Вологде и Вологодском районе). «Осужденные из женских колоний производят огромный ассортимент высококачественной и сложной по изготовлению продукции, сотрудничая с рядом ведущих производителей спец-одежды из давальческого сырья», — говорит Мария Сухарева.

Помимо швейного в исправительных учреждениях, расположенных на территории Вологодской области, организованы и другие производства. А именно: деревообработка, производство металлических изделий, продукции строительного назначения — окон, дверных блоков, тротуарной плитки, пиломатериалов и пр. Также осужденные заняты на выпуске изделий из гофрокартона и сувенирной продукции.

Так, в мужских колониях Шексны и Сокола выполняют заказ на изготовление сувениров из глины, дерева, настольных игр — шашек, шахмат, нардов, а также изделий для бань — лавочек, табличек, шаек, ушатов.

А в исправительной колонии Великого Устюга есть своя кузнечная мастерская, изготовленные там кованые изделия раскупают с большим удовольствием, а еще они украшают резиденцию Деда Мороза.

На фабрику под конвоем

В колониях-поселениях (их в области две) осужденные трудоустраиваются и за пределами учреждений.
Так, в колонии-поселении № 7 в поселке Суда Череповецкого района сейчас отбывают наказание 270 человек. Это те, кто ранее был неоднократно судим, но был переведен на «послабление режима», хорошо себя зарекомендовав. Преступления они совершили разные — убийства и кражи, разбои и наркоторговля, есть и виновники ДТП, и алиментщики. 95 % контингента — жители Вологодской области.

— При трудоустройстве осужденных работодателем в любом случае является исправительное учреждение, — поясняет Евгений Новоселов, зам. начальника центра трудовой адаптации осужденных КП № 7. — На базе колонии-поселения созданы рабочие места на различных производствах и участках. Так, у нас есть швейный участок, деревообработка (пилорама), подсобное хозяйство (свинарник), также осужденные трудятся в хозчасти — столовой, бане, есть дневальные, уборщики помещений.

Осужденные колонии-поселения заняты и на сторонних объектах. Основной из них — птицефабрика в поселке Малечкино. Каждое утро в колонию приезжает за работниками автобус работодателя, на котором они под контролем сотрудников исправительного учреждения доставляются на фабрику. Осужденные трудятся на яйцескладе и в забойном цехе. И каждый рабочий день встречают, как сами признаются, с удовольствием.

Евгений Анусевич — один из тех, кто занят на птицефабрике. В колонии череповчанин, осужденный за наркотики, находится уже почти три года. И весь этот срок мужчина работает.

— Так время быстрее бежит, да и коллектив у нас хороший, — говорит Евгений. — Опять же на фабрике к нам хорошо относятся.
— А кто вы по профессии?
— Кем я только не работал! Вообще у меня четыре профессии: маляр, слесарь, сварщик и плотник.

Евгений рассказывает, что у него уже есть гарантийное письмо от работодателя, который готов трудоустроить его при освобождении. Череповчанин подал документы на УДО (условно-досрочное освобождение).
— Нет страха, что на свободе сорветесь и снова начнете употреблять?
— Устал я от этого, хватит, — отвечает Анусевич. — Стимул у меня есть — жена и дочка маленькая. Я даже курить бросил, троеборьем занимаюсь, железо поднимаю, штанги.

На сигареты и косметику

«Осужденные из Суды у нас не первый год работают, никаких нареканий к ним с нашей стороны не было и нет, — говорит мастер яйцесклада птицефабрики «Малечкино» Лариса Блохичева. — А на что жаловаться? Ребята молодые, работать хотят, с дисциплиной полный порядок. Они нам очень помогают».

— Работать я начала практически с первого дня, как попала в колонию. Сама зарабатываю пусть небольшую, но денежку, — рассказывает осужденная Наталья Хлебосолова.

Срок она получила за то, что изготавливала наркотик прямо в своей квартире. За решеткой вологжанка уже пять лет. Сначала отбывала наказание «на копейке» — так осужденные называют первую женскую колонию в областном центре. А потом Хлебосолову перевели в Суду.

В вологодской колонии Наталья занималась пошивом одежды, причем навыки получала там же, пройдя обучающие курсы.
— Исков у меня нет, муж даже от алиментов на нашу дочь отказался. Мол, сам, что ли, не прокормлю ее? — говорит Наталья. — Приезжают они ко мне регулярно. Я дочке даю денежку, они потом с моей мамой в городе в магазин идут, и она покупает что-то себе от меня — раскраску, книгу, игрушку или еще что-то. Я сама себе сигареты покупаю. И покупкой косметики родных не обременяю. Мама привозит мне каталог, я отмечаю то, что мне нужно, даю денег, она заказывает и потом привозит мне или отправляет посылкой. Какие-то кремы можно купить и в нашем магазине на территории колонии.

Не всех, кто отбывает наказание в колонии-поселении, могут отправить на работу за пределами исправительного учреждения. Так, это не светит осужденным, склонным к побегу, суициду; тем, кто находился в розыске; был судим за угон транспортного средства.

— Осужденные из нашего учреждения привлекаются на работы и на других объектах помимо птицефабрики, — говорит Евгений Новоселов. — Например, минувшей зимой они чистили от снега Северный и Ягорбский мосты в Череповце. Второй месяц женщины из колонии-поселения работают на фанерном комбинате в Кадуе.

Отпускной сон и телевизор

Рабочий процесс у осужденных имеет ряд особенностей и в юридическом плане. Регулируется он не только Трудовым кодексом (ТК), но и нормами уголовно-исполнительного законодательства. Трудовые отношения возникают не по причине заключения трудового договора, а в связи с уже упомянутой нами обязанностью осужденных трудиться. На эту категорию работников распространяются установленные ТК гарантии и нормы в части продолжительности рабочего дня, правил охраны труда, техники безопасности и т. д.

— В течение года осужденные имеют право на 12-дневный отпуск, — говорит Евгений Новоселов. — В это время им положен просмотр телевизора и сон без ограничений.

Добавим, что у некоторых категорий осужденных отпуск может быть длиннее. Например, несовершеннолетние отдыхают 24 дня.
После удержаний из заработка НДФЛ, выплат по искам и (или) алиментам осужденные, получающие зарплату или пенсию, возмещают стоимость питания, одежды, коммунально-бытовых услуг и индивидуальных средств гигиены. Исключение составляют спецпитание и спецодежда.

В конечном итоге на лицевой счет осужденного для личных нужд перечисляется не менее 25 % начисленной им заработной платы. Пенсионерам, инвалидам I группы, несовершеннолетним, беременным — не менее 50 % зарплаты. Наличные осужденные (за исключением тех, кто отбывает наказание в колониях-поселениях) на руки не получают.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»