17 апреля 2019

«Рапсодия» зазвучала на всю Евразию

На IV конкурсе исполнителей на духовых и ударных инструментах «Северная рапсодия» из духовых не звучат, кажется, только фанфары. А следовало бы. Конкурс побил все собственные рекорды — по числу и географии участников, номинациям и составу жюри.

Аналогов нет

Почти тысячу участников из девяти стран мира собрал международный конкурс «Северная рапсодия» в этом году. Примерно столько же юных музыкантов приезжали на предыдущие три конкурса, вместе взятые. Участвуют кларнетисты, флейтисты, саксофонисты, гобоисты, ударники, ансамбли и оркестры из 23 регионов России, а также Китая, Южной Кореи, Польши, Венгрии, Белоруссии, Украины, Казахстана и Узбекистана. В состав жюри вошли известные музыканты (например, солисты оркестра Большого театра) и маститые педагоги из России, Китая, Венгрии и Польши.

«Не имеет аналогов» — такими словами, говоря о конкурсе, закончил свою речь на церемонии открытия «Северной рапсодии» президент Ассоциации духовых оркестров и исполнителей на духовых и ударных инструментах «Духовое Общество» имени Валерия Халилова Михаил Брызгалов. Со сцены Дворца металлургов он пригласил автора идеи и главного организатора конкурса, директора училища искусств Светлану Боброву выступить на Петербургском культурном форуме (в духовой секции) и поделиться опытом организации масштабного фестиваля.

Кроме того, по словам Михаила Брызгалова, в Международный конкурс имени Чайковского, который называют главным музыкальным конкурсом в мире, впервые введена номинация для духовиков. И у «Северной рапсодии» есть все шансы для того, чтобы стать взлетной полосой для будущих участников конкурса имени Чайковского.


Череповчанка Зоя Озерова прекрасно это понимает, и, даже учась в Московской консерватории имени Чайковского, приезжает на домашний конкурс. И дважды стала его лауреатом. По словам девушки, он дарит ей уверенность в своих способностях.

«Родители отдали меня в пять лет на блокфлейту, я попала к педагогу, которая преподает на гобое, — рассказала Зоя. — Когда пришла пора выбирать инструмент, я не хотела уходить от педагога и стала играть на гобое. Я рада, что играю на редком инструменте, это дает мне преимущества и уникальность. Гобоистов очень мало. В будущем хотела бы работать в хорошем оркестре».

Гобой — редкий инструмент. Мама девушки рассказывает: дочь начинала играть на инструменте, купленном с рук. Тяжелый был, как кирпич. А сейчас у нее легкий и современный гобой, созданный во Франции специально для Зои.

А и Б играли на трубе

Корреспондент «Речи» заглянул в училище искусств в первый конкурсный день. На входе объявление о том, что на три дня занятия для студентов отменяются — здание целиком и полностью отдается конкурсантам. Рассказывают, что для расселения всех потребовалось задействовать все гостиницы и частные отели в городе.

В эти дни училище превратилось в большой улей. По коридорам и лестницам бегают сломя голову и задумчиво ходят сотни музыкантов разного возраста. Одни шагают в волнении, другие шелестят нотами и пытаются репетировать, третьи нервно шутят, четвертые толпятся возле доски со списками и слушают конкурентов через дверь. Конкурсные прослушивания проходят в трех залах, но за каждой дверью огромного, похожего на лабиринт здания училища искусств гудят, настраиваются или бьют в барабан.

Два мальчика лет девяти в концертных бабочках затеяли беготню, а парень чуть постарше с огромной трубой в руках кричит в телефон: «Мама, я макароны с котлетой поел и морс». Пресс-секретарь «Северной рапсодии» Ольга Арлакова умудряется говорить одновременно на трех языках — по-русски останавливает бегающих детей, по-польски говорит в телефон и по-английски объясняет что-то китайской участнице.

Я пользуюсь случаем и задаю несколько вопросов китаянке. Ее зовут Ля Ице, но она разрешает называть себя Леной. Она приехала из города, расположенного неподалеку от Шанхая, и учится в аспирантуре МГУ.

«Я играю на флейте, — рассказала девушка. — Мои родители музыканты. Когда я была маленькой, любила танцевать под мелодию флейты. Потом стала сама учиться. Мне нравится флейта: звук красивый и сам инструмент легкий и удобный, можно его брать с собой. В России я живу шесть лет и не хочу уезжать, может быть, останусь здесь. Что говорят родители? Лучше я не буду вам передавать».

Из Москвы приехал в Череповец и 8-летний кларнетист Сергей Петров, один их самых юных участников «Северной рапсодии». Вместе с мамой они рассказывают о том, что мальчик занимается на блокфлейте с шести лет, а кларнет впервые взял в руки всего три месяца назад. Череповецкий конкурс для него первый. Выступил хорошо, уверенно, почти не волновался. «Я иногда и дома репетирую, — рассказывает мальчик корреспонденту «Речи». — Соседи почти не ругаются. Один раз только приходили жаловаться».

Известный венгерский кларнетист и педагог Габор Варга рассказал корреспонденту «Речи», что впервые приехал в Россию. И кроме Череповца да Кириллова, куда возили членов жюри на экскурсию, ничего не видел.

«Я понимаю, что Череповец не главный город России, но здесь проводится замечательный конкурс, и я рад, что приехал именно сюда, — рассказал музыкант. — Мы послушали флейтистов и гобоистов, уровень показался мне очень высоким».

На вопрос, с какого возраста можно и нужно учиться играть на духовых инструментах, Габор Варга отвечает, что возраст не главное.

«Гораздо важнее количество зубов во рту и длина пальцев юного музыканта, — говорит он. — И я восхищаюсь детьми, которые могут уже что-то играть на первом году обучения. А еще больше восхищаюсь их преподавателями, потому что работать с детьми очень сложно».

Своим опытом венгерский кларнетист поделился на мастер-классе, который он дал для участников конкурса и всех желающих череповчан.

Сегодня — последний конкурсный день. С утра начались прослушивания студентов вузов, а в 18.30 в большом зале состоится церемония закрытия конкурса, на которой выступят конкурсанты и члены жюри.

Сергей Виноградов

22 августа 2019, 17:13
23 августа в центральной части Вологды ограничат движение
Свое выступление на площади Революции Хор Турецкого начнет в 19.00, вход свободный.