11 апреля 2019

Детям заявляют: «Вы здесь чужие»

Публикации «Нарушений не выявлено. Проверки продолжатся?» и «Приемному ребенку уже 18 лет. Что дальше?» вызвали большой резонанс. Сегодня приемные родители говорят о том, чем опасны дополнительные проверки.

Напомним ситуацию, вызвавшую большой резонанс: в этом году число проверок приемных семей резко увеличилось. Если раньше раз в несколько месяцев приходили только специалисты органов опеки, то теперь к ним добавились представители школ (или детсадов), полиции, поликлиник и т. д. То есть 5 — 6 проверок в месяц, 1 — 2 каждую неделю. «Речь» подняла эту проблему, рассказав, чем это вызвано, и предоставив слово участникам конфликта — самим приемным родителям, сотрудникам Следственного комитета по Вологодской области, департамента социальной защиты населения, органов опеки. Сегодня публикуем мнения приемных родителей о том, что несут проверки в семью — и им, и, главное, детям; что больше всего беспокоит приемных мам и пап.

Приемные семьи под колпаком?

— Такое ощущение складывается, что некоторые инстанции хотят подловить нас на каких-либо нарушениях, — тревожится приемная мама из района. — Например, однажды примерно в 19 часов пришли три человека из садика, куда ходит ребенок, во главе с заведующей без предварительного звонка. Стук услышал мой старший сын, я могла бы и не услышать, а могла бы и не пойти открывать, ведь я никого не ждала, уже темновато на улице было… Что бы стали делать проверяющие? Возможно, вызвали бы участкового, а если бы нас не было — вдруг бы стали вскрывать дом? Я не знаю… Может, это мои домыслы, но в такой ситуации я чувствую себя неуверенно. Раз люди ходят постоянно, значит, что-то хотят найти, в чем-то уличить… К тому же документ о проведенной проверке, так называемый акт обследования, выдала лишь районная опека. Служба сопровождения акт составляла при мне, я его подписала. Мне могут дать ксерокопию. Остальные проверяющие не выдали никакого документа. Районной опеке я выразила недоумение по поводу столь пристального внимания, мне ответили, что все выполняют распоряжения вышестоящего начальства, а я могу жаловаться в суд или прокуратуру. И я теперь боюсь последствий, так как в руках проверяющих есть инструменты для манипуляций. Например, могут инициировать проведение беседы с психологом, результаты которой могут быть трактованы как угодно.

Что же выявляют проверяющие?

«Я внука луплю!»

Еще одна приемная мама рассказывает:

— Звонит мне проверяющий и говорит: «Мы к вам придем завтра в три часа, будьте дома». «Я не могу быть дома, — отвечаю, у моего сына занятия в кружке». «Тогда в четыре», — говорит проверяющий. «В четыре мы с дочкой идем на танцы». — «А в пять?» — «В пять младший сын должен быть на спортивной секции, мы едем туда все вместе, иначе не успеть». Предлагаю проверяющему: «Приходите вечером, часов в семь, точно все будем дома». «Мы еще жить хотим!» — отвечают мне. (А у нас-то, замечу в скобках, рабочий день — все сутки. Но ладно.) Так же обсуждаем послезавтрашний день, еще один… Находим все же окно. Приходят. Смотрят мебель, записывают: стол для приготовления уроков есть, шкаф для одежды есть, сама одежда тоже есть. Нам такие проверки зачем?! Всю нашу мебель наизусть знает наш куратор от отдела опеки, видит ее каждый раз! Детей у меня несколько, так получилось, что брали в разные месяцы — соответственно и с проверками приходят в разные месяцы. Но опека хотя бы помогает: решить вопрос, найти нужную информацию и т. д. И часто даже не говорят о проверке — для детей это выглядит так: зашла знакомая тетя в гости, поговорила с мамой и с ними (уверяю вас, в этих разговорах выясняется все, что надо). А здесь?

Разговариваю сама с проверяющими. Одна и говорит доверительно: «Слушайте, вы их не лупите?» Смотрю, мягко говоря, с недоумением. А она продолжает: «Я своего внука луплю. Достал совершенно!» Уже в шоке спрашиваю: «А внуку сколько?» Вы не поверите: четыре года! И такие люди проверяют нас?! Что они выяснят?

Но больше всего беспокоит приемных родителей даже не это.

«Дети — не ваши. Они государственные»

— Многие из нас, — рассказывает Жанна Головина, приемная мама пятерых детей, — решив принять в семью девочек и мальчиков, и не подозревали, что к нелегкому труду воспитания приложатся бумажная волокита, посещение чиновников, очереди, отчеты… Конечно, мы знали, что легко не будет, но не знали, что будем чувствовать себя как преступники. Которых надо проверять. Вот представьте только: мы живем, бегаем, участвуем, выступаем, едем, смеемся, плачем, обнимаемся, ругаемся, целуемся, танцуем… И вдруг — проверка. На пороге незнакомые люди. Грозные взгляды. Только что ты был самым счастливым человеком, который думал, что творит добро и решает проблемы, которые не каждому по силам. Только что дома была СЕМЬЯ. И в одну секунду вы превращаетесь в «проверяемых»… Оскорблены наши чувства. Тяжело нашим детям: им напомнили, что они не родные. Зачем им-то эта боль?!
Я все время говорю «наши дети», нахожу их сходство с другими членами семьи. Но одна из проверяющих, услышав от меня «мои дети», строго и грубо ответила мне: «Это не ваши дети, они государственные». Как я плакала, выйдя за дверь!.. Наши дети посещают образовательные учреждения. Разве педагоги не увидят, не забьют тревогу, если с ребенком что-то не так? Мы все пропускаем через свое сердце, такое ранимое. А нам, родителям, еще многое нужно сделать: поставить на ноги малышей, помочь взрослым детям устроиться в жизни и, конечно, побыть бабушками и дедушками…

Ирина Ромина