15-летние череповецкие юнги

Нина Бороздина — председатель совета общественной организации «Дети войны». В 2017 году школе юнг, которая была создана в 1942 году на Соловецких островах, исполнилось 75 лет. С этого времени информацию об уникальном военно-морском учебном заведении, судьбе наших земляков, попавших туда на обучение, женщина скрупулезно, до деталей, собирает и бережно хранит. И рассказывает о далеких событиях так, как будто лично помогала мальчишкам строить землянки на камнях северных островов…

30 землянок на 1500 учеников

В начале войны в советском Военно-морском флоте сложилась тяжелая кадровая ситуация — многие экипажи судов были сняты с кораблей и направлены на фронт в качестве пехоты. Чтобы утолить кадровый голод, решением наркома ВМФ СССР Николая Кузнецова в краткий срок на Соловецких островах создается школа юнг.

— Местом размещения школы не случайно были выбраны Соловецкие острова: во-первых, место довольно глухое, во-вторых, на островах тяжелые природные условия, в которых будущие моряки закалят свой характер, — рассказывает Нина Бороздина. — 14 — 16-летние школьники со всех уголков Союза были включены в набор. Для поступления требовалось предоставить пакет документов и согласие родителей.

На Соловках школе юнг были выделены три здания в Савватьевском скиту: разрушенная церковь, каменное двухэтажное и полуразрушенное деревянное здания, в которых раньше жили паломники. Все они были отведены непосредственно под школу, а вот жилых зданий не было предусмотрено. Первый набор, прибывший в сентябре 1942 года, поначалу жил в палатках, но с наступлением зимы курсанты начали строить землянки.

— Безусые юнцы, вооруженные лишь кирками, лопатами и носилками, рыли землю вручную, корчевали пни, рубили лес и таскали бревна, — продолжает Бороздина. — Основания землянок закладывались прямо среди камней. Как вспоминали выпускники, особенно большие валуны, которые невозможно было сдвинуть с места, приходилось обкладывать дровами и валежником и поджигать. Раскаленный камень заливался водой, отчего трескался и разбирался ребятами по частям. Всего будущими моряками было построено 30 землянок. Вместимость каждой землянки — 52 человека. Внутри стояли три уровня нар, в углу — печка, посередине — стол для занятий.

Каждый делал шаг вперед

Вскоре юнги построили на территории школы хозяйственные объекты — баню, прачечную, медпункт.

— Жили в школе по законам военного времени. В обязательном порядке принималась присяга. Подъем в 6.00, отбой в 22.30. Оснащенность учебными пособиями была скудная — часто по одному учебнику на 20 — 25 человек. Тетрадей не хватало, писали на оберточной бумаге, — рассказывает Нина Алексеевна. — Питались они в основном треской — и на завтрак, и на обед, и на ужин. Конечно, молодые организмы испытывали голод, особенно учитывая огромные нагрузки. В редкое свободное время ребята уходили в лес, где охотились на диких уток. Добычу они обмазывали глиной и жарили на костре.

У юных моряков оставалось время даже на художественную самодеятельность — они дали порядка ста концертов и поставили несколько спектаклей.

После окончания тяжелых 11-месячных курсов выпускникам полагался месячный отпуск.

— Когда перед строем прозвучала команда: «Сделать шаг вперед тем, кто отказывается от отпуска», — все до единого сделали шаг вперед и были определены на боевые корабли. Отпуска не брал никто. Кроме того, им полагалось и денежное довольствие в размере 8 рублей 50 копеек в месяц. Все обучающиеся направляли свое пособие в фонд обороны. На накопления ребят был построен торпедный катер, названный «Юнга», который был направлен на Черноморский флот.

Выпускники школы юнг шли служить боцманами, рулевыми, радистами, артиллерийскими электриками, мотористами, акустиками и сигнальщиками. Соловецкие юнги воевали на кораблях Северного, Балтийского, Черноморского, Тихоокеанского флотов, а также в Амурской, Беломорской, Волжской, Дунайской, Днепровской, Каспийской и Онежской флотилиях.
Всего состоялись три набора в школу юнг — в 1942, 1943 и 1944 годах. За три года было подготовлено 4 111 специалистов, четверть из которых не вернулась с войны. 7 выпускников стали Героями Советского Союза.

5 череповецких юнг

В числе прошедших школу юнг было 32 уроженца Вологодской области. Из них пятеро череповецких парней 1926 — 1928 г. р., попавших во второй набор. Сначала у Нины Алексеевны были только фамилии череповецких юнг. Она обошла городские школы, звонила в музеи и военкоматы, общалась с родственниками, чтобы узнать как можно больше и сохранить память о череповецких выпускниках Соловецкой военно-морской школы.

Из архивной справки, полученной из Гатчины, Нина Алексеевна официально установила имена всех ребят: это Юрий Волков, Гурий Гурьянов, Владимир Кузнецов и Леонид Саутин. Еще один уроженец Череповецкого района, Николай Буряк, уехал с родителями в Ярославль, откуда и ушел в школу юнг. После завершения обучения 15 октября 1944 года он был направлен на Тихоокеанский флот — это все, что достоверно о нем известно. На Дальнем Востоке его следы теряются. Сведений о нем Нина Алексеевна не нашла ни в Череповце, ни в Ярославле, ни даже во Владивостоке. А вот истории жизни четырех юнг общественнице восстановить удалось.

Вова, Юра, Гуся, Леня

13 сентября 1942 года четверо подростков отбыли из Череповца на Соловки.

— Владимир Кузнецов родился в Пскове, был сыном женщины-политрука, прошедшей Гражданскую войну и рано умершей. Воспитывался сестрой матери в Череповце, увлекался различными видами спорта.
Перед отъездом на Соловки Волков и Гурьянов учились в череповецкой школе № 1.

— Юрий Волков был единственным ребенком в семье, ухаживал за отцом-инвалидом, который даже не мог самостоятельно одеться, работал судьей. Но отец отпустил его учиться и воевать. А Гуся Гурьянов был единственным сыном в многодетной семье, у него еще было три сестры. Его папа служил в военкомате, он отпустил сына в школу юнг.

Гурия вспоминают очень активным и талантливым мальчиком, участником многих кружков во Дворце пионеров.

— Перед началом войны он выиграл конкурс, вырастив огромную тыкву, и должен был ехать на ВДНХ. Но началась война. Когда Гурий отбывал в школу юнг, его отец был в командировке, мама уехала к старшей дочери на окопные работы, поэтому провожать его было некому. Тогда проводить Гурия пришла директор Дома пионеров Ангелина Алексеева, в путь она принесла мальчику бесценный подарок — целую буханку хлеба.

Леонид Саутин был самым младшим из череповецких юнг.

— Он несколько раз убегал из дома в попытке пристроиться к военной части, чтобы идти воевать, но его отовсюду возвращали. Когда он узнал о школе юнг, попросил у мамы (папа воевал на фронте) разрешения туда отправиться. Она дала добро.
Все пятеро уроженцев Череповца окончили школу юнг на отлично. Волков, Кузнецов и Саутин были распределены на Балтийский флот, а Гурьянов — на Северный.

Судьба Гурия сложилась трагически — 2 марта 1945 года он погиб, неся службу на военном катере, не дожив буквально двух месяцев до победы.

— Его катер сопровождал караван кораблей, доставлявших технику по ленд-лизу. Катер Гурьянова заходил в гавань последним, и его торпедировала затаившаяся немецкая подводная лодка. Спаслись только четверо из экипажа.

В поисках информации о Гурьянове Нина Алексеевна даже ездила в Иркутск, где проживает его младшая сестра Тамара, доктор геологических наук.

После войны Волков, Кузнецов и Саутин отслужили в армии и вернулись в Череповец. Владимир Кузнецов и Юрий Волков окончили политехнический институт, работали на заводе.

В 2017 году школе юнг исполнилось 75 лет. 1 ноября 2017 года по инициативе общественной организации «Дети войны» на доме № 34 по Советскому проспекту была установлена мемориальная доска в память о череповецких юнгах. Выбор дома не случаен — с 1944 по 1947 год здесь находилась череповецкая школа юнг, готовившая кадры для шекснинского пароходства.

P. S. Нина Бороздина выражает особую благодарность Ольге Мануйловой, Александру Махотину и Алектину Лебедеву за поддержку и инициативу в поисках сведений.

Александр Паутов, газета «Голос Череповца»