27 марта 2019

«Настаиваем на максимальном наказании»

На скамье подсудимых — ее муж, череповчанин Сергей А. На минувшей неделе в одном из залов череповецкого суда посредством видеосвязи были допрошены родители погибшей Марии — Елена и Сергей Голованковы. Накануне заседания с ними встретился журналист «ГЧ».

Признан вменяемым

Год назад, после гибели их дочери Марии, мы встречались с Голованковыми. Бывшие супруги только что потеряли дочь, решали будущее ее двоих детей: внучке на тот момент исполнилось 5 лет, внуку не было и года. Их отец, муж Марии, был задержан по подозрению в убийстве. В начале марта 2019 года в Мостовском районном суде Краснодарского края началось рассмотрение уголовного дела.
12 марта 2018 года жители станицы, соседи семейства А., вызвали участкового: в течение нескольких часов они слышали шум и крики в доме Сергея и Марии. Прибывший полицейский застал только Сергея. Хозяин пояснил, что жены нет дома. Спустя некоторое время участковый вернулся, во дворе он обнаружил мертвую Марию. Сергей исчез в неизвестном направлении, его начали искать. Задержали череповчанина казаки с младшим ребенком на руках.

Из Череповца в Баракаевскую срочно выехали родители Маши. Они забрали тело дочери для захоронения на родине, увезли и внуков. Друзья Марии попросили у горожан помощи, и те откликнулись, обеспечив бабушку и дедушку игрушками, одеждой, обувью для малышей.

Уголовное дело возбудили по статье «Убийство».
В рамках дела по ходатайству подсудимого было проведено несколько психиатрических экспертиз. Сергей А. был признан вменяемым.

«Потерпевшая сторона -  родители Марии — ходатайствовали о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество Сергея А. Оно было удовлетворено, арест наложен, — рассказывает адвокат Юлия Ковалева. — Череповецкими мировыми судьями было вынесено решение о взыскании с Сергея А. алиментов на содержание двоих детей в размере 1/2 прожиточного минимума. Исполняет его мать обвиняемого. Деньги она передает через судебных приставов».

«Она ничего не забыла…»

На прошлой неделе мы встретились с родителями Марии возле здания Череповецкого городского суда. Их должны были допросить как потерпевших. Причем Голованковы сами настояли на том, что хотят давать показания. Возможности ездить в Краснодарский край, пока шло расследование, у череповчан не было. Не смогли они и лично присутствовать на суде, который проводится по месту совершения преступления, то есть в Краснодарском крае. Сергей и Елена работают, к тому же на них легла забота о внуках.

— Год был очень тяжелым, — признается Сергей Голованков. — Дети постоянно напоминают о Маше… И в то же время они являются нашей поддержкой. Процесс адаптации детей продолжается. Первое время они долго болели, даже в больницу пришлось ложиться. Внучке было пять лет, когда все случилось, трагедия произошла на ее глазах, и, конечно, все это не могло пройти бесследно. Девочка долгое время была в подавленном состоянии, потребовалась в том числе и психологическая помощь. Внучка по-прежнему заикается. Конечно, потихоньку ее состояние улучшается, но она ничего не забыла…

Внук Голованковых матери не помнит. Сейчас смышленому и веселому малышу полтора года. Он активно бегает, задорно смеется…

«Не дадим опорочить Машу»

Голованковым продолжают помогать друзья их дочери. Все, кто знал Машу как доброго и светлого человека, навещают ее детей, шлют посылки, предлагают конкретную помощь.
А вот бабушка со стороны папы, мать Сергея А., с внуками контакта не поддерживает.

— Первое время она нам звонила, интересовалась как-то, но потом звонки прекратились, — говорит Сергей Николаевич. — Насколько мне известно, там сразу кинулись улаживать имущественные дела: оформлять доверенность на продажу имущества и недвижимости Сергея в Краснодарском крае. С внуками бабушка не видится, не звонит и не приходит.
На сегодняшний день Сергей не лишен родительских прав. Но Голованковы, после того как будет вынесен приговор по убийству, намерены обратиться в суд с соответствующим заявлением.

Обычно в ходе судебного заседания участники процесса просят потерпевших озвучить свое мнение о наказании. Мы также попросили Голованковых высказать свое мнение.

— Мы настаиваем на максимальном наказании, которое предусмотрено законом за это преступление, — говорит Сергей Голованков. — Это же издевательство с его стороны —над нашей дочерью, над их общими детьми. Мы до сих пор не можем пережить это горе. Даже их соседи по станице говорят: «Мы не дадим опорочить Машу». Они до сих пор вспоминают нашу дочь теплым словом. Местные жители отзываются о ней как о хорошем человеке. Маша всегда была готова прийти на помощь и добросовестно относилась ко всему, что делала, — Сергей Николаевич замолкает на минуту-другую, чтобы собраться с нахлынувшими воспоминаниями и эмоциями, смахивает слезы. — Мы обязательно будем заявлять гражданский иск. И намерены следить за ходом судебного процесса, принимать в нем активное участие. Знаем, что у подсудимого нанят хороший адвокат, который проявляет активность. Мы также обратились за помощью к защитнику. Нам бы хотелось, чтобы Сергей не остался безнаказанным, а ответил по всей справедливости закона.

Марина Алексеева, газета «Голос Череповца»