«Прокати нас, Петруша, на тракторе»

Сегодня все популярнее становится промышленный туризм. Гости Череповца с удовольствием посещают музей металлургической промышленности, музей химической отрасли. А есть в Вологодской области люди, развивающие сельскохозяйственный туризм.

Уникальное собрание

Более шести лет назад в селе Биряково, что в Сокольском районе, в бывших мастерских совхоза «Октябрьский» его директор Алексей Константинович Задумкин создал музей советской сельскохозяйственной техники. Это единственный такой музей в нашей области. В его собрании — трактора, комбайны, косилки, сеялки, плуги, бороны и прочие средства сельхозпроизводства, большинство из которых не встретишь в России. И к сожалению, в нынешнем совхозе уже нет людей, которые работали на этой технике. Одни ушли в мир иной, других сломила наша «национальная болезнь».

Музей в Бирякове уникальный. Здесь не надо надевать тапочки или бахилы, нет строгих смотрителей, которые следят, чтобы никто не трогал экспонаты. Тут — пожалуйста: можешь потрогать, залезть в кабину трактора «Казахстан» и даже порулить. Вся техника в рабочем состоянии. Только в этом музее можно увидеть гусеничный прицеп, который каждую весну боронил землю и извлекал из нее огромное количество камней. И лишь после этого на поле начиналась жизнь: сеяли рожь, клевер или сажали картофель. Только в этом музее вам могут сказать, чтобы вы не ставили сумку куда придется не потому, что боятся за экспонаты, а потому, что волнуются за ваши вещи. Ведь на столах в токарных мастерских еще остался слой мазута. Да и вообще весь воздух пропитан соляркой вперемешку с выхлопами отработанного топлива и масла.

Как работали!..

Как рассказал мне Алексей Задумкин, его экспозиция — дань уважения труду людей ушедшей эпохи. Если в современной технике многое предусмотрено для комфорта человека, включая вентиляцию (только что душевой кабины нет), то механизаторы прошлых лет работали в очень сложных условиях. В кабине температура в страду доходила до сорока градусов. Но люди себя не жалели, понимали: надо. Конечно, и заработки у них были неплохие. Иногда зарплата механизатора была выше, чем у директора совхоза. Но чтобы ее получить, требовалось очень много работать. А когда страда подходила к концу и людям за их труд предлагали путевки на курорты, они отказывались, потому что все эти ванны с минеральной водой в Кисловодске и безмятежный отдых в Крыму в конце октября казались им чем-то несерьезным. Передовики производства больше стремились отдохнуть дома, сходить на рыбалку и искренне считали, что их село Биряково — это рай земной.

Как вспоминает сам Алексей Константинович, на трактор он сел, будучи старшеклассником. В то время ребят учили работать на тракторе и по окончании школы давали права. И чтобы лето перед институтом не прошло даром, семнадцатилетний юноша работал в поле, вывозя зеленую массу на ферму. А рабочий день был как у взрослых, с семи утра до семи вечера. Александр приходил с работы, помогал по дому, а потом в клуб на танцы, к ночи — на рыбалку. А утром, выспался или нет, бежал на работу. Еду в уборочную готовили в поле. Быстро поедят, немного сна — и опять работа до позднего вечера, чтобы весь выращенный урожай убрать.

Жизнь совхозная

В советские времена совхоз в селе Биряково был одним из передовых. Здесь был большой машинно-тракторный парк с хорошими мастерскими. У совхоза была своя нефтебаза, куда за зимний период надо было загрузить 375 тысяч тонн топлива. А у предприятия было всего два бензовоза, которые могли за один рейс привезти лишь полторы тонны топлива. Эти машины берегли как зеницу ока, ведь летом топливо было не привезти: возили его из Сокола, а дорог почти и не было.

Главный механик совхоза решал еще одну важную задачу. В советское время все отпускали по разнарядке, в том числе машины, трактора, детали и т. д. И порой ситуация выходила комическая. Где-то запчастей не хватало, а в другой колхоз привозили больше, чем нужно. Механики узнавали и вели телефонные переговоры, на что они могут ту или иную шестеренку или другую деталь выменять. Чтобы заполучить нужную деталь, механизаторы из череповецкой деревни Углы ехали в Биряково, или обменивали в тотемском колхозе, или где-то в Сокольском. И никто не требовал за это денег — главное, чтобы техника была готова к работе.

А право работать на хорошей технике еще нужно было заслужить. И это было стимулом для молодежи. Еще до армии замечали, кто как работает, а когда юноша возвращался из армии домой, ему давали технику. Кто работал на совесть, сразу получал новый трактор, а того, кто трудился не в полную меру, сажали на старенький трактор, к человеку присматривались.

Память

Я ходил среди экспонатов и представлял, как эти огромные самосвалы, гусеничные трактора помогали обеспечивать страну продовольствием. За каждым из них история. Люди гордились тем, что работают на земле, знали, что их труд уважают. Их Т-150, МТЗ, ДТ, ХТЗ ходили по полям, распахивая жирную землю. Затем ее боронили, и не только машинным способом, но и на конной тяге. Осенью при помощи льноуборочного комбайна на поле укладывался лен, который потом вязали в снопики заботливые руки городских шефов (работников предприятий и учащихся) и пионеров с учителями местной школы. Порой, листая старую подшивку газеты «Ленинский путь», что выпускалась в селе Биряково (тут была своя редакция), испытываешь гордость за людей той поры.

«С большим задором трудится на сенокосе в сельхозартели имени ХХ партсъезда Иван Николаевич Домашин, — читаю я в заметке за 1959 год. — По своему физическому состоянию он инвалид, но в работе ему может позавидовать любой крепкий мужчина. Где бы ни работал Домашин, всюду за ним остается высокая выработка. Под стать ему и жена Ольга Васильевна, которая является хорошим помощником. Они иногда работают до трех часов ночи, но все задание выполняют, чем постоянно остается доволен бригадир».

И таких примеров было немало. А когда после завершения всех работ людям в торжественной обстановке вручали грамоты и подарки, называя их героями, они чувствовали себя неловко и спешили «уйти в тень».

Надежда

Теперь же от былой мощи совхоза мало что осталось, поля приходят в запустение. Чтобы выкупить технику, нужны немалые средства, а денег на это у селян нет. А память осталась в виде двух переходящих красных знамен с золотой бахромой. Сейчас основная деятельность Алексея Константиновича Задумкина направлена на развитие экологического, сельского туризма, на возрождение деревень и тех мест, где жили когда-то родители поэта Николая Рубцова (деревня Самылково Биряковского сельсовета).

Летом село навещают туристы, ходят по памятным местам, с любопытством осматривают экспонаты и чувствуют себя попавшими в другое время. У Алексея Константиновича есть много мыслей, как сделать, чтобы Биряково развивалось, чтобы вновь поля распахивались и засевались. И он верит, что когда-то эта земля возродится.

Сергей Рычков