Терентьевские посиделки: деревня, где живут воспоминания

Сегодня я хочу рассказать вам об одной из верховажских деревень. Верховажский район находится на северо-востоке Вологодчины, на границе с Архангельской областью. В деревне Терентьевской, где я побывал, сегодня живет всего несколько человек.

Встреча с «Я-я-яз-з-зем»

Верховажье — удивительный край, не случайно я здесь бывал не раз. Например, в середине декабря проводил большой детский конкурс. А еще вдруг вспомнилось, как добрался сюда поздно ночью к Надеже Александровне Нечаевской, матери известной олимпийской чемпионки. И вот снова Верховажье. Люди, которые обещали меня довезти до местечка Кочевары, оказались заняты. Я зашел на перекус в местное кафе — и на пороге вновь встречаю Надежду Александровну, а вдали за столиком сидит, попивая чай, самый знаменитый рыбак страны — Виктор Гончаренко, который в 2011 году на всю Россию прокричал свое знаменитое: «Я-я-яз-з-зь!..» Ролик «Язь — рыба моей мечты», снятый им на рыбалке, набрал миллионы просмотров в Интернете. После этого ему пришлось много ездить, он вел кулинарные проекты на канале «Россия-2», его приглашали на другие телеканалы. Но потом, по словам Виктора, интерес к нему постепенно угас. Люди его узнают, но автограф уже не просят. Впрочем, он не скучает. Все так же ловит в свое удовольствие рыбу, а еще мечтает написать книгу.

В компании режиссера и будущего актера

Но на разговоры времени было мало, мой провожатый Сергей Истомин уже торопил меня ехать, потому что вечером ему, режиссеру самодеятельного православного театра, надо было успеть на репетицию будущего спектакля. Сергей Николаевич так волновался, что даже рассказывать о предстоящей премьере, назначенной по традиции на день памяти Ксении Петербуржской, не захотел. Другим моим провожатым оказался студент ярославского театрального института Вячеслав Чертовиков. Пока мы ехали, будущий артист «больших и малых театров» с удовольствием рассказывал о студенческой жизни, о том, как готовят капустники, о своих мечтах и, конечно, о ролях, которые хотелось бы сыграть.

Наш путь лежал в сторону местечка с общим названием Кочевары. По дороге нам встречались небольшие засыпанные снегом деревни. Мы ехали не по большой федеральной трассе, а по старой тотемской дороге, которая в два раза сокращает расстояние между районами. Направлялись в деревню Терентьевскую, в гости к Валентине Прокопьевне Стуловой.

Подруги вспоминают молодые годы

Хозяйка после приветствий принялась допытываться у Вячеслава, чей он сын, кому приходится родней. А когда узнала, что это внук «Кольки Чертовикова», который когда-то работал у них в колхозе, сказала, что они дальние родственники. Вячеслав вызвался помочь ей принести из погреба всяческие соленья, которые Валентина Прокопьевна решила отправить с моими провожатыми дочери в Верховажье.

Когда мы с хозяйкой остались одни, я рассказал Валентине Прокопьевне о цели своей поездки, подарил газету с моей последней статьей, сделав по ее просьбе дарственную надпись.

Обычно во второй половине дня Валентина Прокопьевна выходит на прогулку. Но гости сбили ее планы, и традиционный выход на улицу был отменен, а тут и соседка пришла, Полина Германовна Стулова. Кстати, Стуловы для этих мест очень распространенная фамилия (как и Толстиковы).

Полина Германовна и Валентина Прокопьевна по рождению тарножанки, но когда-то приехали в эти места и вот уже более пятидесяти лет живут здесь, всем сердцем полюбили этот край. Сейчас, когда они уже на пенсии, часто собираются по вечерам за чашкой чая, вспоминают свои молодые годы.

— Конечно, есть что вспомнить, — начала разговор, отодвинув чашку, Полина Германовна. — Иногда нам надо было в Тотьму на совещание попадать, а машин раньше не было. Вот соберемся и идем девяносто километров. Выходили заранее, за день. Рано утром, когда дома все было сделано, уходили. День шли, останавливались на ночь у знакомых, а потом опять в путь, потому что надо было к утру следующего дня быть. А на совещаниях решалось тогда много вопросов. Потому что связь не везде была, а ведь у нас и по посевной, и по уборочной вопросы были, в сельсовете тоже вопросов немало накапливалось. И тогда не обращали внимания на то, что ты в резиновых сапожках стоишь, понимали: издалека народ прибывал.

Потом она вспомнила, как шла приватизация: отдали свои ваучеры всяким компаниям, сулившим большие проценты, но кроме бумажек ничего не получили. Мои собеседницы с горечью сказали, что лучше бы Мавроди отдали, тот вроде какие-то деньги все же выплачивал. А когда от меня узнали, что великий комбинатор новой России уже умер, даже расстроились.

Как Полина Германовна двоих «учила»

В разгар воспоминаний дверь вдруг открылась, и на пороге показался Владимир Толстиков, житель соседней деревни Великодворской. Для многих местных жителей Володя просто незаменимый человек, везде управляется, всем помогает.

Приход нового гостя повернул воспоминания женщин в новое русло, и Полина Германовна принялась рассказывать о том, как ее дочь Надежда училась в Великом Устюге.

То, что дочка пешком шла до Тотьмы — это было дело привычное; а дальше на пароходе и до Устюга добиралась. Приезжать домой часто не удавалось, бывала на октябрьские праздники, на Новый год... И однажды мать сама приехала в Устюг проведать Надю. Тогда-то учительница и поведала ей, что, оказывается, Полина Германовна «учила» сразу двух девчонок. В одной группе с ее дочерью училась девушка, у которой почти ничего не было. Вот Надежда и помогала подруге: то едой поделится, то одеждой. Мать, узнав об этом, не стала журить Надежду, наоборот, сама потом стала помогать девушке. Например, увидев, что у той нет нормальной курточки, купила ей обнову. А когда девушки закончили учебу, подруга дочери с первых заработанных денег рассчиталась, да еще и подарок купила.

Женщины вспоминали былое с теплотой, но порой и с тяжелым вздохом. Ведь им пришлось работать в нелегкое время. Валентина Прокопьевна начинала с трактористок — семь лет на тракторе, потом более тридцати лет работала в магазине продавцом. Это со стороны работа продавца казалась легкой, на деле же приходилось носить тяжелые мешки с крупой и мукой, ремонтировать тару, разливать по канистрам керосин. А ведь у нее было и свое большое хозяйство, большая семья. Сама сейчас удивляется, как управлялась.

Отец — председатель, сын — фермер

Разговор постепенно перешел на сегодняшнюю жизнь — и тут есть чем гордиться Полине Германовне. Ее внук Борис Владимирович Стулов — глава крестьянского (фермерского) хозяйства в деревне Великодворской. Когда-то его отец руководил колхозом. И однажды, когда Борис приехал «на побывку» домой из Питера, где работал на автобусе, у них с отцом состоялся серьезный разговор. Владимир Борисович посоветовал сыну вернуться на малую родину. Тот так и сделал. И вовремя: вскоре отец умер, и сын, которому исполнилось всего тридцать лет, стал председателем колхоза.

Начинать пришлось с забот о том, как организовать работу, чтобы была выгода, чтобы избавиться от кредитной задолженности. Надо было искать возможности сбыта продукции. Первые два года он почти без выходных осваивал премудрости председательской работы. И хотя где-то посевные площади и сократились, но направление мясного производства он осваивал, а также поставил небольшой цех по переработке древесины. Сейчас в хозяйстве у Бориса Стулова есть ферма, пилорама, все, кто хотел, трудоустроены. Вот только есть сомнение: надолго ли все это? Магазина нет, только привозная торговля. В медпункте работает фельдшером на полставки мать Бориса Елена Геннадьевна, да еще и обязанности санитарки на ней. Женщина уже в пенсионном возрасте. А ведь с просьбами к ней обращаются постоянно, и никому она не отказывает, благо с лекарствами особых проб-лем нет. Но очень хочется Елене Геннадьевне, чтобы были у нее нормальные условия работы и зарплата побольше.

Судьбы простое полотно

Утро следующего дня началось для Валентины Прокопьевны с обычного крестьянского обряда: затопила печь, поставила чугунок для супа. Затем, когда день разошелся, позвонила соседу Николаю, справилась о его делах, так как человек дома зимует один. А потом обнаружила, что кончился газ, — сделала по телефону заявку, которую выполнят лишь через неделю. Пришлось просить у Николая электроплитку.

Два дня я провел в Кочеварах, общался с людьми. По дороге сновали машины, слышно было шум пилорамы. Все ждали следующего дня, потому что он «хлебный»: приезжает машина от райпо и привозит продукты. Поднималось солнце, дымок тонкой струйкой тянулся в небо. Очень скоро около двух десятков верховажских паломников пойдут в сторону Тотьмы, чтобы за несколько дней успеть к празднованию памяти Феодосия Тотемского, которое проходит в Спасо-Суморином монастыре в феврале. Жизнь меняется, но остаются традиции, которые берегут местные жители. И я, попав всего на два дня в этот мир, вдруг ощутил себя частью жизненного полотна, сотканного добрыми и добросовестными людьми.

Сергей Рычков

15 июня 2019, 9:23
Реализацию нацпроектов обсудили более 600 женщин в Вологде
Участницы обсудили стратегию развития муниципальных образований и вопросы финансовой устойчивости в интересах региона.