Пять вопросов родителей о детях и соцсетях

Почему ребенок поставил на аватарку мрачную картинку? Как заставить сына оторваться от компьютерной игры и делать уроки? Если у дочери в «Фейсбуке» полторы тысячи друзей, это опасно? Подобные вопросы адресуют череповецкому врачу-психиатру Юрию Афанасьеву взволнованные родители из Калининграда и Самары, Комсомольска-на-Амуре и Балакова. География проживания людей разная, а проблема одна: интернет-зависимость детей.

Юрий Валентинович — один из немногих в стране детских психиатров, кто вплотную занимается темой информационной безопасности в Сети. Спрос на его знания огромный. По итогам его февральского вебинара, состоявшегося при поддержке благотворительного фонда «Дорога к дому» компании «Северсталь», журналист «Голоса Череповца» составил рейтинг основных вопросов родителей о компьютерной зависимости детей.

1. С какого возраста ребенку можно заводить страницу в социальных сетях?

Рекомендованный возраст — 14 лет.  Но на практике мы сталкиваемся с тем, что целевая группа, с которой нам приходится работать, — дети в возрасте от 9 до 13 лет. Если опять же говорить о рекомендациях, то подростку 15 — 16 лет можно ежедневно пользоваться компьютером 90 минут с обязательным 15-минутным перерывом, детям 7 — 8 лет — 15 минут в день.

Но кто придерживается этих советов? Скажу исходя из своей практики: единицы выпускников детских садов имеют свои аккаунты в социальных сетях, но уже 80 — 90 % первоклассников в них зарегистрированы. И происходит это с разрешения взрослых.

Родители часто спрашивают меня: есть ли возрастные ограничения у социальных сетей? Вопрос неоднозначный. С одной стороны, возрастные ограничения есть: у «ВКонтакте» и «Вайбера» — 14 лет, у «Инстаграма» и «Фейсбука» — 13 лет, у «Вотсапа» — 16 лет. Разработчики сделали так, что технические параметры социальных сетей не определяют в поиске пользователей младше указанного возраста.

Но ничто не мешает детям не указывать возраст либо искажать его. Поэтому повторюсь еще раз: возраст, с которого ребенок начинает пользоваться социальными сетями, — это прежде всего зона ответственности родителей.

2. Чем опасны социальные сети для ребенка?

Интернет таит массу опасностей для юных пользователей. Начну с той, которая внушает ужас большинству родителей, — это суицидальный контент, «китовые» группы, группы смерти. Но прежде всего хочу успокоить: несмотря на все страшилки, которые появляются в Интернете вокруг этой темы, детские суициды — это единичные случаи, к этому должна быть определенная психологическая предрасположенность. И не было никаких массовых случаев суицида, организованного в социальных сетях, — это не более чем фейковые вбросы информации. Есть массовые попытки демонстрации, появился даже такой термин «харт» — царапки, порезы, которые подростки наносят себе и выкладывают снимки в Интернет.

Еще одна опасность — кибербуллинг и троллинг, то есть травля ребенка в Сети. Существует такое понятие, как флейминг, что подразумевает ведение упорной полемики между «троллем» и его потенциальной жертвой, в результате которой последняя будет «посажена в лужу». Или другой термин — «хеппислепинг»: злоумышленники как бы в шутку снимают натуральное избиение жертвы на видео, а потом крутят этот ролик в Интернете без согласия потенциальной жертвы. Кибербуллинг имеет такие черты, как запугивание, провокация, шантаж.

Мода на анорексию, виртуальная проституция, интернет-мошенничества, вовлечение в распространение наркотиков — еще примеры опасностей, которые таят в себе социальные сети для детей.

Важно помнить о том, что мышление ребенка конкретно. Если взрослый человек в силу своего опыта имеет возможность поставить психологическую защиту перед контентом, который поступает из Сети, то ребенок не умеет выстраивать эти барьеры и легко может стать жертвой.

3. Как ограничить время, которое ребенок проводит в Интернете?

Обосновывая свою просьбу завести страницу в соцсетях, ребенок может приводить ряд вполне объективных аргументов. Интернет необходим ему для выполнения заданий по учебе, для общения со сверстниками. Сегодня большинство родителей проверяют оценки ребенка виртуально, через соцсети общаются друг с другом и с классным руководителем.

Но важно сразу объяснить ребенку одну простую мысль: «Да, я разрешаю тебе вести аккаунт в социальной сети, но делать это ты будешь на моих условиях». Только так формируется правовое поведение ребенка в виртуальном пространстве, его культура интернет-пользователя. Как объяснить, почему, собственно, родитель имеет право на то, чтобы выдвинуть свои требования? Все очень просто. Аккаунт в соцсети привязан к сим-карте. А купить ее можно только с 18 лет.

Объясняйте ребенку: «Поскольку я плачу за сим-карту, с которой ты сидишь в Интернете, и несу ответственность за то, что ты в нем делаешь, я имею право знать и контролировать этот процесс».

4. Как понять, что есть зависимость?

Даже самый продвинутый специалист не в силах за одну или несколько консультаций изменить ситуацию, модель поведения, которая складывалась в семье годами. В первую очередь речь идет о бесконтрольном пользовании компьютером. Зависимость — это не сиюминутное состояние, она формируется на протяжении времени.

Зачастую родители сами выставляют ребенку диагноз о зависимости. Однако есть конкретные критерии, по которым она определяется.

Первое — это социальная дезадаптация, то есть неадекватное восприятие окружающей действительности, своей внешности. Увлеченный компьютером ребенок может путать время дня и ночи; не может вспомнить, о чем говорили ему родители, заходя в комнату, зачем приходил товарищ и т. д. Это характерно, кстати, и для взрослых. Одна моя знакомая, взрослая женщина, в ожидании автобуса на остановке решила скоротать время и зашла в социальную сеть. И залипла так, что просидела на остановке четыре часа — в мороз!

Второй признак зависимости — неадекватная система отношений и общения с окружающими. Третий параметр — негибкость поведения в соответствии с ролевыми ожиданиями людей. Проще говоря, зависимый человек перестает выполнять свои социальные функции; у ребенка эти функции — учиться и быть воспитуемым.

5. Как осуществлять контроль за поведением ребенка в Интернете?

Прежде всего нужно понять, что   родитель не должен осуществлять тотальный контроль. Когда есть давление, появляется желание скрыться. И тогда девятилетний пользователь удаляет родителей из друзей, закрывает профиль, уходит в мессенджеры, отследить которые гораздо сложнее.

Понятно, что нельзя и пускать ситуацию на самотек. Просматривайте страницу ребенка, определенные параметры могут сигнализировать о его эмоциональном состоянии на данный момент: аватарки, статусы, количество друзей, список групп, музыкальные композиции, фотографии.

У взрослого человека аккаунт в соцсети является скорее презентацией его успешной жизни. Зайдите на любую страницу — на фотографиях мы улыбаемся, статусы — философские, снимки — со значимых событий: купил машину, поехал за границу, пошел на день рождения. Все красивые, все улыбаются, все хорошо.

Ребенок же публикует то, что он чувствует в данный момент, что творится у него на душе. К примеру, был у нас случай. Девочка-подросток порезала вены. Она воспитывалась мамой и строгим отчимом, бывшим военным. От гиперопеки, строгости и постоянных запретов девочка сначала сбежала ночевать к подруге. Ее нашли, и вместо того, чтобы поговорить, отчим устроил ей взбучку. Ситуация повторилась снова, потом девочка оказалась в социальном учреждении для проблемных подростков, а затем решилась на крайнюю меру. Чтобы понять, как развивалось ее угнетенное психологическое состояние, достаточно просмотреть ее страницу в социальной сети, и для этого не нужно быть специалистом.

Поэтому просматривайте страницу своего ребенка. Но если нашли что-то, что вызвало у вас вопросы или тревогу, не бегите к нему с телефоном в руке и допросом: «Что это ты тут такое написал?» Просто поговорите с ним, спросите, все ли у него нормально в школе, не обижает ли его кто-то. Если он не настроен на разговор в данный момент — отступите, но обязательно вернитесь к беседе позже!

Марина Алексеева,

газета «Голос Череповца»